16+
Суббота, 10 декабря 2016
  • BRENT $ 54.17 / ₽ 3387
  • RTS1110.14
24 ноября 2016, 15:32 Финансы

Замминистра промышленности и торговли рассказал о чипировании шуб

Хорошо ли сейчас представителям легкой промышленности? Business FM побеседовала на эту тему с Виктором Евтуховым

Виктор Евтухов.
Виктор Евтухов. Фото: Зураб Джавахадзе/Reuters

Не только ценный мех: IKEA, Zara и Decathlon охотно покупают российский текстиль. Легкая промышленность показывает рост, несмотря на экономический спад. Однако кредиты для предприятий легпрома все так же плохо доступны, а за оборудование по-прежнему приходится платить в иностранной валюте.

24-25 ноября точки роста и проблемы предпринимателей обсудили на Ежегодном всероссийском форуме легкой промышленности. О том, легко ли сейчас приходится этой отрасли, Business FM рассказал заместитель министра промышленности и торговли РФ Виктор Евтухов. С ним беседовала Елена Марчукова.

Все ждут, что после того, как появился курс на импортозамещение, после того, как подешевела национальная валюта, у отечественного производителя появились шансы улучшить свои позиции. Так ли это?
Виктор Евтухов: Можно я начну с одной интересной истории, вернее с одного интересного диалога, который у меня состоялся недавно в командировке в одной из бывших республик Советского Союза. Это наши ближайшие соседи — не буду называть умышленно… Разговаривал я со своей коллегой — министром экономики данного государства — и прозвучал вопрос: «Зачем вам вообще в России легкая промышленность? Никогда не было легкой промышленности — ни в Советском Союзе, ни в постсоветском пространстве, в России; ни в 90-е годы, ни в нулевые. У вас есть хорошая компетенция, развивайте авиацию, судостроение, безусловно, продукцию военного назначения, химическую отрасль, микроэлектронику, автопром — великолепно. А зачем вам легпром? Вот у нас хлопок, например». Я говорю: «Слушайте, интересно, если говорить про сырье, то кроме хлопка у нас есть все. Самое главное — у нас есть нефть и развитая нефтехимия, у нас крупнейший в мире запас лесных ресурсов и развитый лесопромышленный комплекс». Это я говорю сейчас уже о вискозной целлюлозе, которая сейчас является хитом номер один за последние десять лет в мире. Вискоза активно вытесняет хлопок. У нас есть необходимое поголовье для производства шерсти.
Все, кроме хлопка, как вы уже сказали.
Виктор Евтухов: Да, все, кроме хлопка. У нас очень хорошие перспективы с точки зрения развития отрасли. Но все же с чем ассоциируют легкую промышленность? Одежда, обувь, домашний текстиль, кожгалантерея. Но легкая промышленность — это отрасль, которая обеспечивает запрос других отраслей: и сельского хозяйства, и медицины, и строительства, и авиации, и автопрома. Да, действительно, основное направление развития — синтетика, это тренд. То, что мы проводим форум каждый год, это очень мощная дискуссионная площадка, где главная задача ведомства — слушать бизнес вместе с отраслевым сообществом, с отраслевыми ассоциациями.
С чем приходят бизнесмены, какие проблемы они озвучивают в первую очередь?
Виктор Евтухов: Здесь нет ничего уникального. Сложный доступ к финансовым ресурсам, к кредитным, прежде всего, ресурсам, высокая процентная ставка. Залоги у предприятий легкой промышленности, к сожалению, не очень ликвидны и дисконтируются банками в разы. В этой ситуации недоступны кредитные ресурсы, надо идти в банк. Предприниматели собирались и шли вместе.
Вы имеете в виду, с непосредственным представителем министерства?
Виктор Евтухов: Да, я, директор департамента, предприниматели шли в наши банки и отстаивали проекты. Есть такой очень важный сегмент в легкой промышленности — производство средств индивидуальной защиты, спецодежды, где у нас очень серьезный рост — 33% в этом году. Наши предприятия занимают подавляющую долю рынка в РФ, а основными потребителями этих изделий являются компании с государственным участием, такие, как «Газпром», «Роснефть», «Транснефть», «ИнтерРАО», «Россети». И мы вместе с коллегами провели порядка 30 встреч с руководителями этих компаний и презентовали наше предприятие. Есть компании, которые существенным образом изменили свои технические условия. Да, приходится многие вещи делать в ручном режиме, особенно в условиях кризиса, который был в позапрошлом, прошлом годах.
Вы сейчас говорите о кризисе в прошедшем времени — считаете, что он миновал?
Виктор Евтухов: Как показывает практика, самые тяжелые кризисные явления все-таки позади. По отраслям, которые я курирую — это и легкая промышленность, и лесопромышленный комплекс, — у нас есть позитивные изменения. Это все можно заметить по инвестициям. Опять пошли инвестиции в отрасль, опять начали брать кредиты не только на пополнение оборотных средств, но и на техническое перевооружение, строительство новых объектов. Прошлый год, кстати, был самый мощный за последние годы по инвестициям. Там известная такая группа в Ростовской области открыла современнейшее предприятие — более 5 млрд инвестиций. Перспективное направление, мы сейчас разрабатываем стратегию развития легкой промышленности. Мы называем это умными материалами, это общепризнанное выражение в мире, как раз на синтетической основе.
То, что касается российских полуфабрикатов сырьевых материалов, это материалы, которые использует в основном внутренний рынок, или это все-таки какие-то доли экспорта? Каких материалов, куда, в каком объеме?
Виктор Евтухов: У нас есть экспортоориентированные производства. То есть наши производители средств индивидуальной защиты, спецодежды неплохо представлены за рубежом. Это наши производители, которые работают в аутдор-индустрии — это одежда для активного отдыха, для спорта, работы в экстремальных условиях; и по кожевенной подотрасли большое количество контрактов заключается, очень большой интерес к нашим производителям. Сейчас наши производители по заказу — IKEA, Decathlon. Это не одежда, а именно, что касается домашнего текстиля: производят такие заказы — постельное белье, салфетки. IKEA у наших производителей закупает не только для магазинов, которые находятся в РФ, но и для магазинов, которые находятся в других странах.
Что сейчас требует наибольшего внимания, помимо того, что уже подросло? Можно ли говорить, что это все выросло, учитывая все экономические реалии, снижение курса внутренней валюты?
Виктор Евтухов: Девальвация российской валюты создала определенные преимущества для предприятий, которые работают в легкой промышленности. Есть только одна проблема — практически все оборудование импортное, и за него приходится рассчитываться в валюте. Есть еще одна очень большая проблема — это нелегальные обороты продукции легкой промышленности.
Отечественной?
Виктор Евтухов: Вообще, на нашем рынке. И вообще на рынке ЕврАзЭС за 2015 год примерно 2,8 трлн рублей — рынок легкой промышленности, процентов 30-35% — это экспертные оценки. То, что ввезено с нарушением таможенного законодательства или произведено нелегально. Вот сейчас проходит у нас эксперимент на территории всего Евразийского экономического союза — это маркировка изделий из меха.
Виктор Евтухов: Да, интересно, какие результаты. Мы будем биться за то, чтобы либо в рамках всего ЕврАзЭС, либо на территории РФ чипировалось как можно больше товаров легкой промышленности. По таможенной статистике официальный ввоз меховых изделий, по-моему, порядка 260 тысяч штук. По оценкам экспертов, производство в России — 300 тысяч. Знаете, на какое количество этих контрольных идентификационных знаков заявились предприниматели? Уже на 6 млн — настолько происходит обеление рынка. Пока чипируются остатки на складах, но явно они не копили десятилетиями. Очень легко потребителю получить всю информацию об изделии. Даже просто в гаджет можно закачать приложение: навел на эту метку — импортное, отечественное производство, из каких материалов. Вся родословная товара. Это удобно и для таможенных органов.
Вся эта родословная конкретной шубы, в удобной для считывания форме, насколько делает товар более дорогим для конечного потребителя?
Виктор Евтухов: Где-то порядка 18 рублей. Я думаю, что шубы не сильно подорожают.
Это итоговая добавочная стоимость конкретного изделия?
Виктор Евтухов: Да, вот этой меточки. Но представляете, насколько обелился рынок? Проблема нелегального оборота предпринимателями ставится во главе двух основных, наравне с доступом к финансовым ресурсам.
Через сколько лет российский потребитель может ожидать качественный российский трикотаж, чтобы не покупать белорусский, качественную российскую обувь, чтобы не покупать итальянскую?
Виктор Евтухов: Я могу привести не один пример, когда у нас предприятия, которые выпускают обувь, уже имеют сеть магазинов по России — 200, 300, 500 фирменных магазинов. Что касается трикотажа, я могу сказать, что у нас есть рост по 2016 году за первое полугодие. Рост по производству, например, женского сарафана, мужского костюма. Меня как-то Владимир Вольфович Жириновский спросил: «А где купить мужской костюм, где не купить?» Говорю: «Позвольте, вот, пожалуйста, на Ленинградском шоссе у нас «Сударь» — огромный магазин», у нас есть псковская фабрика одежды «Славянка». Очень активно сейчас предприятия отшивают одежду для обучающихся. Немало наших российских производителей, которые успешно продвигают свою продукцию. Да, может быть, они не такие крупные. У нас же как? У нас очень многие производители предпочитают использовать латиницу, когда пишут свой бренд. Как-то это уже повелось, наверное, когда-нибудь это тоже уйдет, но многие наши граждане считают, что они покупают именно импортный товар. Взять ту же Gloria Jeans, например, Oodji, Finn Flare. Есть хорошие российские продукты, а если бы этого не было, не было бы развития отрасли. Есть рост.

Рекомендуем:

Актуальные темы:

Фотоистории