16+
Пятница, 9 декабря 2016
  • BRENT $ 53.72 / ₽ 3400
  • RTS1097.39
23 ноября 2016, 19:26 Право

Обвиняемый в экстремизме журналист РБК не понял суть обвинения

Специальный корреспондент РБК Александр Соколов, которого обвиняют в организации деятельности экстремистской организации, в суде не признал вину. Он и трое его единомышленников заявили, что им непонятна суть обвинения

Фото: Кирилл Кухмарь/ТАСС

В Тверском суде Москвы в среду начался судебный процесс по делу журналиста РБК Александра Соколова, а также его четверых единомышленников, обвиняемых в организации и участии в деятельности экстремисткой организации. По версии следствия, подсудимые не смирились с закрытием «Армия воли народа» (АВН). После того как деятельность этой организации запретил Мосгорсуд, они продолжили ее под вывеской «Инициативной группы по проведению референдума за ответственную власть» (ИГПР ЗОВ).

Рассмотрение дела четверки гражданских активистов — репортера РБК Александра Соколова, бывшего главного редактора журнала «Дуэль» Юрия Мухина, их знакомых Валерия Парфенова и Кирилла Барабаша — вызвало ажиотаж. Коридоры суда заполнили несколько десятков сторонников подсудимых. Не обошлось без накладок — четверых особо эмоциональных граждан, пытавшихся прорваться в маленький зал, вывели из здания, составив административные протоколы. Внутрь пустили лишь родственников и нескольких журналистов.

На процесс подсудимых доставил конвой, усиленный нарядом ОМОНа и кинологом со служебной овчаркой. Когда устанавливали личность подсудимых, все назвали свои паспортные данные. Лишь Кирилл Бабабаш на вопрос о гражданстве и месте жительства демонстративно произнес: «СССР».

Судья из «списка Магнитского»

После этого фигуранты буквально завалили суд ходатайствами. Первым делом они требовали отвода судьи Алексея Криворучко. Служителя Фемиды, который вынес посмертный приговор Сергею Магнитскому и был внесен в одноименный список, они обвинили в небеспристрастности. К тому же, подсудимых обидело то, что суд не обеспечил сочувствующих им местами в зале, нарушив принцип гласности и справедливости судопроизводства. «Прошу обеспечить доступ зрителей в зал. Можно провести следующее заседание в Верховном суде»,— внес предложение Валерий Парфенов. После чего досталось и прокурору — гособвинителю также заявили отвод. Однако, вернувшись в зал из совещательной комнаты, председательствующий не нашел основания для удовлетворения ходатайств.

Также он отклонил просьбу о проведении на процессе аудио- и видеозаписи, и отказался допустить в дело в качестве защитников мать Валерия Парфенова и друга Кирилла Барабаша.

Спустя два часа прокурор, наконец, зачитала обвинительное заключение. Оно гласило, что Александру Соколову и Валерию Парфенову вменяется «Организация деятельности экстремистской организации» (ч. 2 ст. 33 и ч.1 ст. 282.2 УК РФ), а Мухину и Барабашу — соучастие в совершении данного преступления (ч.1 ст. 33 и ч.1 ст. 282.2 УК РФ). Трое фигурантов находятся в СИЗО, а Юрий Мухин — под домашним арестом.

Согласно материалам дела, последний ранее возглавлял «Армию воли народа» (АВН), а Соколов был ее участником. В 2010 году деятельность АВН запретил Мосгорсуд, признав организацию экстремистской и расценив элементы ее идеологии как призыв к насильственному свержению власти в России. Однако ее активисты не смирились и продолжили деятельность под видом «Инициативной группы по проведению референдума за ответственную власть» (ИГПР ЗОВ). Участники данной организации продолжали вербовать сторонников, выступали на митингах, призывая к смене существующей власти вооруженным путем, отметила прокурор.

Законное требование или расшатывание строя?

Сами фигуранты на следствии утверждали, что хотели провести референдум для появления в Конституции новой статьи и добиться принятия закона «За ответственную власть». Суть предлагаемых ими «законодательных инициатив» сводилась к тому, что после истечения срока полномочий все должностные лица государства, в том числе, президент, должны отчитываться перед «народным судом», который бы оценил их работу.

Обвинение же гласит, что целью «Инициативной группы по проведению референдума» было «расшатывание конституционного строя России». Проведенные по делу экспертизы пришли к выводу, что распространяемые активистами материалы были направлены на «публичное оправдание терроризма и разжигание национальной розни».

По версии обвинения, Александр Соколов зарегистрировал сайт ИГПР ЗОВ и являлся его администратором. Остальные — вели агитационную работу и выступали на митингах.

После того, как прокурор закончила читать обвинительное заключение, подсудимые заявили, что вину не признают, а обвинение им непонятно. «Я не понимаю, какую экстремистскую организацию я создавал», — поднялся Валерий Парфенов и потребовал разъяснить обвинение. Его поддержал Александр Соколов: «Меня спрашивают: признаешь ли вину? Но непонятно, в какой именно экстремистской деятельности я должен признаться, — возмутился он. — Я лишен возможности знать, от чего защищаться, относительно какой вины выражать свое мнение». На разъяснении также настаивали Барабаш и Мухин. Публицист был эмоционален. Юрий Мухин заявил, что обвинение ему и его соратникам предъявили «преступники» и потребовал суд «привлечь их к ответственности».

Стоит отметить, что в ходе следствия Александр Соколов настаивал на связи уголовного преследования с его профессиональной деятельностью. Он полагает, что с помощью него правоохранители, деятельность которых он критиковал, решили отомстить за его журналистские расследования. Незадолго до ареста Соколов опубликовал в РБК материал о хищениях при строительстве космодрома «Восточный». Темой же его диссертации стало исследование коррупционных потерь государства в ходе реализации различных проектов корпораций «Роснано», «Ростех», «Олимпстрой» и «Росатом».

Рекомендуем:

Актуальные темы:

Фотоистории