16+
Суббота, 3 декабря 2016
  • BRENT $ 54.19 / ₽ 3462
  • RTS1050.21
30 ноября 2016, 17:54 Право

Суду рассказали, почему Немцов опасался Кадырова

оглавление:

В начало

Угрозы и слежка

В Москве прошел допрос друзей и единомышленников убитого политика. Оппозиционер Илья Яшин рассказал, что незадолго до смерти Борис Немцов заметил за собой слежку

Илья Яшин во время марша памяти, посвященного годовщине гибели политика и общественного деятеля Бориса Немцова.
Илья Яшин во время марша памяти, посвященного годовщине гибели политика и общественного деятеля Бориса Немцова. Фото: Сергей Бобылев/ТАСС

Московский окружной военный суд в среду допросил друзей и единомышленников погибшего Бориса Немцова. Помимо Ильи Яшина показания дал журналист Александр Рыклин. Он заявил о политической подоплеке преступления. Кроме того, была просмотрена видеозапись проверки показаний украинской модели Анны Дурицкой. Она была вместе с Немцовым вечером 27 февраля 2015 года, когда его застрелили на Большом Москворецком мосту в Москве.

Представшие перед судом пятеро фигурантов обвиняются в убийстве по найму из корыстных побуждений (ч.2 ст. 105 УК РФ). Это пятеро чеченцев: предполагаемый киллер, экс-заместитель командира батальона войсковой части 4156 Внутренних войск МВД Чечни Заур Дадашев, его возможные пособники — братья Анзор и Шадид Губашевы и Хамзат Бахаев, а также бывший сотрудник вневедомственной охраны Чечни Темирлан Эскерханов. По версии следствия, они получили от неустановленного заказчика 15 млн рублей. Однако представители потерпевших (ими признаны четверо детей погибшего, в том числе старшая дочь Бориса Немцова Жанна) не согласны с выводами следствия. Они убеждены, что с оппозиционером расправились за его политическую деятельность и не раз требовали, чтобы дело переквалифицировали на другую статью — «посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля» (статья 277 УК РФ). Им отказали.

«Чеченский узел»

На заседании суда 30 ноября представитель Жанны Немцовой Вадим Прохоров попытался пролить свет на возможного заказчика убийства и причины совершения преступления. Он просил суд приобщить книгу оппозиционера «Исповедь бунтаря» и в присутствии присяжных исследовать главу из нее «Чеченский узел». Однако против этого категорически высказались защитники подсудимых, в частности, адвокат предполагаемого киллера Марк Каверзин. Он отметил, что книга была издана в 2007 году, а Немцов погиб спустя семь лет. «В главе этой книги Немцов высказал свою личную позицию по происходившему в Чечне. Он не говорит об этих людях, — защитник указал на подсудимых. — Он пишет про Чечню, а подсудимые родились и проживали на территории Ингушетии, а один из фигурантов — вообще в Дагестане. Книга никак не касается подсудимых». Его поддержала защитница Эскерханова Анна Бюрчиева, заявившая, что обвинение и сторона потерпевших хотят «психологически надавить на присяжных». «Они хотят показать, что Немцов вот так «хорошо» относился к ним (чеченцам), а они взяли его и убили», — такой аргумент привела защитница.

В итоге судья Юрий Житников отказал в приобщении книги, отметив, что ее распечатка и так имеется в материалах дела, а описываемые в ней события случились задолго до убийства Немцова. Вспомнить их — значит, выйти за пределы предъявленного подсудимым обвинения. «У нас есть период инкриминируемого преступления, изданная книга явно не вписывается в него», — заключил председательствующий.

Когда за трибуной появился первый свидетель — друг и соратник Бориса Немцова Александр Рыклин — судья попросил его не касаться политической и общественной деятельности погибшего. «Но его убили за политические взгляды!» — возмутился главный редактор «Ежедневного журнала». «Это не предъявлено подсудимым», — возразил судья. «Но это очевидно всем гражданам страны» — не согласился журналист. Однако суд призвал свидетеля «не высказываться за всех граждан РФ».

Давая показания, Александр Рыклин рассказал, что с Борисом Немцовым он начал общаться в 1997-1998 годах, когда тот занял пост вице-премьера правительства России. С Немцовым журналиста связывали общие политические взгляды — оба состояли в движении «Солидарность», входили в «Комитет 2008». «Кроме того, мы были друзьями, вместе ездили за границу, встречали новый год и созванивались несколько раз в неделю», — выступал журналист. Отвечая на вопросы о том, получал ли Немцов угрозы в свой адрес, он вспомнил эпизод, описанный в вышеназванный книге. Рыклин пояснил, что лично был свидетелем инцидента, который произошел в 2002 году, когда будущий президент Чечни Ахмат Кадыров пригласил лидеров думских фракций на Съезд чеченского народа в Гудермес. Немцов, бывший тогда лидером фракции СПС, оказался единственным, кто приехал.

«Немцов выступал очень жестко на съезде, говорил, что Чечне предстоит сложный путь», — рассказывал свидетель. «О политике не надо», — прервал его судья. Рыклин сообщил, что залу, в котором находилось большая часть руководства Чечни, Ахмад Кадыров и его сын Рамзан, очень не понравилась речь Немцова. «Был перерыв, мы вышли на улицу покурить. Недалеко от нас стояла группа молодых чеченцев, из нее понеслись угрозы. Это та группа, в которой находился Рамзан Кадыров», — пояснил репортер.

Разговор с Кадыровым

Сам Немцов в своей книге более конкретно описал роль нынешнего главы Чечни. «Когда я вышел из зала, ко мне подошел человек с белесыми глазами и сказал, что за такие речи меня надо убить. Я спросил: «Кто вы?» Он достал и предъявил мне удостоверение то ли подполковника ФСБ, то ли полковника. Это был Рамзан Кадыров. Не могу сказать, что я сильно испугался, потому что тут же чеченцы, которые были вокруг, стали говорить, что Рамзан пошутил. Но в его глазах я никакой шутки не заметил. В его глазах я увидел ненависть», — вспоминал Немцов.

По словам Рыклина, после этого к нему с Немцовым подошел Ахмад Кадыров и посоветовал им не ночевать в республике, обещал дать охрану и сказал «валить» в Ингушетию. «Он действительно дал нам охрану и мы поехали в Ингушетию. Он думал, что угрозы в адрес Немцова не пустой звук. Для Кавказа это была нерядовая ситуация, когда глава республики советует гостю не оставаться», — заметил свидетель. Впрочем, защита подсудимых подвергла критике его показания. «А вы можете подтвердить свои слова об угрозах Немцову в Чечне документально? — спросил Рыклина защитник Бахаева Заурбек Садаханов. — Вам известно, кто, где и при каких обстоятельствах убил Немцова? Не считая, конечно, материалов дела, СМИ и журнала «Мурзилка»?» Однако вопрос в такой форме был судом снят.

На вопрос же защитницы Эскерханова о том, говорил ли Немцов до 2015 года о своих врагах, журналист ответил так: «В первую очередь источником угрозы он считал Кремль, а во вторую очередь — Чечню», — заявил Рыклин. Он назвал «полной ерундой» первоначальную версию о том, что Немцов был убит за высказывания о теракте в редакции французского журнала Charlie Hebdo после публикации карикатур на пророка Мухаммеда.

Рекомендуем:

Актуальные темы:

Фотоистории