16+
Понедельник, 23 января 2017
  • BRENT $ 55.21 / ₽ 3282
  • RTS1136.52
5 декабря 2016, 05:07 Политика

Хофер признал поражение, и Европа вздохнула с облегчением. Комментарий Георгия Бовта

Победа Хофера на выборах означала бы рост популярности крайне правых популистских партий в Европе и жесткой антимиграционной политики. Все чаще в Старом Свете в политических дискуссиях звучат термины «фашизм» и «неонацизм»

Георгий Бовт.
Георгий Бовт. Фото: Михаил Фомичев/ТАСС

Кандидат в президенты Австрии от правой Австрийской партии свободы Норберт Хофер признал поражение на повторных выборах. В своем заявлении в сети Facebook он поздравил с победой своего соперника — бывшего лидера партии «Зеленые» Александера Ван дер Беллена, поблагодарил сограждан за поддержку и призвал австрийцев объединиться и сотрудничать.

Повторные президентские выборы в Австрии, состоявшиеся в воскресенье, 4 декабря, называли чуть ли не судьбоносными для всей Европы, ведь на первых выборах в мае Ван дер Беллен одержал победу с минимальным перевесом. О том, почему так боялись победы Хофера, — в комментарии Георгия Бовта.

Такое событие стало бы новым подтверждением подъема крайне правых популистских партий в Европе на фоне победы Дональда Трампа как представителя антимейнстрима в США, голосования по выходу из ЕС в Британии и в ожидании предстоящих выборов в Нидерландах, Франции и Германии в будущем году.

Во всех последних трех странах особенно заметен рост популярности партий, также выступающих против политического истэблишмента и занимающих жесткую антимиграционную политику. Все чаще в этой связи в политических дискуссиях в Европе звучат термины «фашизм» и «неонацизм».

Чисто формально представитель австрийской Партии Свободы Норберт Хофер вроде бы может вызывать подобные ассоциации. Партия Свободы была создана в 1956 году именно бывшими австрийскими нацистами. 16 лет назад, когда лидер этой же партии Йорг Хайдер вошел в состав коалиционного австрийского правительства, в ЕС ввели некое подобие санкций против Австрии, вылившихся в ее своеобразный «дипломатический карантин». Что, впрочем, привело к еще большему росту националистических настроений в стране. И тогда Брюссель быстро и с позором отступил, признав глупость наложенных санкций.

Но надо ведь еще и добавить, что Австрия тогда ни на шаг не приблизилась к тому, чем пугали еврочиновники, говоря о «страшном Хайдере». То есть к нацизму в своей внутренней политике. Да и сегодня предпочитают не упоминать о том, что Партия Свободы уже становится по сути частью австрийского политического истэблишмента. И именно поэтому, кстати, против Хофера в самой Австрии не выстроена коалиция под лозунгами типа «Не допустим ни за что!», или «Ни шагу назад!».

Его партия уже сегодня является частью правящей коалиции в двух из девяти австрийских провинциях, войдя в блок в одном случае с социал-демократами, в другом — с Народной партией. Кандидат Партии Свободы на президентских выборах шел под лозунгами ограничения миграции, поддержки семей и традиционных гендерных ролей в них, сохранения рабочих мест именно для граждан страны, а не приезжих.

Вопрос: а является ли это, собственно говоря, нацизмом или фашизмом? Тем более что Хофер уже даже не выступает категорично за проведение референдума о выходе Австрии из ЕС, как выступал раньше. И является ли именно «нацизмом» пусть даже резкая критика мусульманской иммиграции? Можно ли приравнивать такую риторику к той политике антисемитизма, которую проводили нацисты времен Второй мировой войны?

Ответ кажется вполне очевидным. И он отрицательный. Термины «нацизм» и «фашизм», действительно, затаскали в последнее время и тем самым девальвировали, оторвав от своего первоначального истинного значения, употребляя всуе их как ярлыки для критики оппонентов.
Поэтому вместо предметного обсуждения проблемы мусульманской иммиграции в Европу и сопряженных с этим угроз христианско-иудейской идентичности Старого Света, просто говорят, что ставящий такую проблему в острой форме политик — нацист.

Однако затаскавшие столь весомые политические термины евробюрократы должны понимать, что они могут уподобиться мальчику-герою известной притчи. Тот все время кричал «Волки! Волки!», забавляясь и заставляя прибегать людей к нему на помощь. Пока им не надоело реагировать на ложные вызовы, поскольку никаких волков не было. А вот когда помощь, действительно, понадобилась, они уже не отозвались, и мальчика съели.

Рекомендуем:

Актуальные темы:

Фотоистории