16+
Среда, 18 октября 2017
  • BRENT $ 58.46 / ₽ 3356
  • RTS1151.17
5 декабря 2016, 16:06 Технологии
Актуальная тема: ЧП

Виктор Литовкин: это последний поход «Адмирала Кузнецова» перед капитальным ремонтом

Лента новостей

На авианосце, находящемся в Средиземном море, произошло второе ЧП за последний месяц. Почему истребитель не смог сесть на палубу, Business FM объяснил военный обозреватель Виктор Литовкин

Корабельный истребитель Су-33 взлетает с борта авианосца «Адмирал Кузнецов».
Корабельный истребитель Су-33 взлетает с борта авианосца «Адмирал Кузнецов». Фото: Лев Федосеев/ТАСС

На крейсере «Адмирал Кузнецов» в Средиземном море произошла уже вторая авария с истребителем. После выполнения боевой задачи в Сирии при посадке самолета на палубу на авианосце оборвался трос аэрофинишера, и истребитель упал в воду, сообщает Минобороны РФ. Пилот катапультировался и был подобран вертолетом, его жизни ничего не угрожает.

В ноябре крушение также потерпел истребитель МиГ-29К. Инцидент произошел в результате технической неисправности во время тренировочных полетов при заходе на посадку на авианосец. Тогда летчик также успел катапультироваться и был доставлен на борт авианосца.

Что могло стать причиной аварии, и какие выводы необходимо сделать, Business FM обсудила с военным обозревателем ТАСС Виктором Литовкиным. С ним беседовала Мария Буянкина.

Можете ли вы описать, как садятся истребители на палубу авианосца, где и как используется этот трос?
Виктор Литовкин: Тросы находятся на палубе авианосца. Их таких три, они называются аэрофинишеры: на палубу садится самолет, у него при этом выбрасывается крюк, которым он должен зацепиться за аэрофинишер и затормозить. Если за первый не зацепился, за второй, за третий и так далее.
Кто управляет этими тросами?
Виктор Литовкин: Палубная команда, которая занимается этой работой, поэтому там разберутся, кто виноват в том, что этот трос оказался прохудившимся, проржавевшим. Но надо все-таки иметь в виду, что авианосец в эксплуатации 26 лет, с 1991 года. Эксплуатируется в основном на Крайнем Севере, где очень серьезные климатические условия. То, что могло произойти со стальными тросами, это серьезная проблема, но экипаж и те люди, которые должны были на палубе следить за состоянием тросов, должны были или заменить эти троса, или все-таки добиваться того, чтобы тросы были в рабочем состоянии и обеспечили безопасность взлетов и посадок.
Оборудование должно обновляться, если авианосцу уже столько лет?
Виктор Литовкин: Безусловно. Вообще «Кузнецов» ждет капитальный ремонт в 2018 году, его поход в Средиземное море последний в его предремонтной службе. Но с другой стороны, надо понимать простую вещь, что взлет и посадка на авианосце — это всегда очень серьезная и сложная операция. Такие вещи происходят не только у нас, но и у американцев, которые имеют огромный опыт. У них 11 авианосцев, и у них огромный опыт эксплуатации авианосцев — с 30-х годов прошлого века. Да, досадное, неприятное происшествие, но главное, что летчик остался жив. С другой стороны, надо понимать, что все, что тяжелее воздуха, иногда разбивается.
Агентства уже сообщили, что самолет все-таки упал в море. Значит, он уже не подлежит восстановлению?
Виктор Литовкин: Если он упал в море, если он не на большой глубине, если его достанут, то его восстановят. А если глубина не позволяет его достать, то самолет останется там.
Эти самолеты были застрахованы, или потери безвозвратны?
Виктор Литовкин: Я думаю, что они были застрахованы, но во время боевых действий страховка другая.
За последние три недели это вторая такая авария на «Адмирале Кузнецове» при аналогичных обстоятельствах. Как это можно объяснить?
Виктор Литовкин: Это можно объяснить только тем, что когда самолеты не летают, происшествий никаких не происходит, а когда они интенсивно летают, когда они ведут интенсивную боевую работу, то такие вещи бывают.
Мы весь мир напугали своим авиапоходом, и вот как все обернулось — уже второе падение истребителя. Над нами не будут смеяться?
Виктор Литовкин: Мы никого не пугаем, мы занимаемся своей боевой работой. Мы находимся в нейтральных водах Средиземного моря. Там находятся американский авианосец, американский шестой флот, и мы почему-то никогда не говорим, что американцы там всех пугают и держат в ежовых рукавицах. А стоит появиться нашему авианосцу, нашим кораблям в Средиземном море, мы всех пугаем. Давайте мы будем все-таки хотя бы объективны в этом вопросе, не будем рвать на себе на груди рубаху: мы ходим в море там, где можем ходить, там, где мы должны ходить, так же, как все остальные страны. И у американцев случаются такие происшествия не реже, чем у нас, гораздо чаще, потому что у нас все-таки один авианосец, а у них их 11, поэтому это нормальное ненормальное дело, назовем это так. Такие происшествия случаются, потому что это железо, техника иногда отказывает. Почему мы не кричим, что автомобильная авария происходит на улице, бьются машины? Мы же не говорим, что это только у нас бьются машины, они бьются по всему миру. Поэтому не надо рвать рубаху на себе и бить себя в грудь, что мы хуже других. Нет, мы не хуже, мы даже лучше по многим показателям, чем другие, если сравнивать статистику таких происшествий.

Военный обозреватель «Газеты.ру», полковник запаса Михаил Ходарёнок уверен, что пилот не виноват в аварии, а вот к тросу вопросов сразу несколько: «Посадка производится на режимах двигателя максимальных к взлетным, и вполне возможно, когда пилот совершил посадку и зацепился за трос, вытянул трос аэрофинишера, в этот момент он, вполне возможно, убрал обороты двигателя, но это пока только гипотеза. И вот как раз в этот момент порвался трос аэрофинишера, то есть летчик уже не смог уйти на второй круг с убранными оборотами двигателя. Там уже до обреза полетной палубы остается совсем не много, самолет немножко прокатился по палубе и упал в море, летчик при этом катапультировался. Система спасения авиатора позволяет ему остаться в живых при катапультировании с высоты в ноль метров. Почему это стало возможным? Дело в том, что только перед этим установили второй трос аэрофинишера, и это была первая посадка самолета на этот трос, до этого он еще в эксплуатации не был. Скорее всего, в происшедшем виноват только трос. Надо срочно проверять и сам этот трос, и год выпуска, и всю партию этих тросов, и предприятие, на котором он был изготовлен. Если подводить итог, можно сказать, что все дело заключается только в качестве этого троса и больше ни в чем».

О том, что истребители авиакрыла «Адмирала Кузнецова» впервые задействованы в военной операции на территории Сирии, российское военное руководство сообщило 15 ноября.

Рекомендуем:

  • Фотоистории