16+
Вторник, 26 сентября 2017
  • BRENT $ 59.27 / ₽ 3412
  • RTS1130.54
8 декабря 2016, 13:48 Право

22 года для генерала Сугробова

Лента новостей

Прокуратура потребовала приговорить бывшего главу ГУЭБ и ПК МВД к 22 годам лишения свободы. Девять других фигурантов громкого дела следует осудить на сроки от пяти до 21 года, заявили представители гособвинения в ходе прений. При этом они попросили снять арест с имущества подсудимых

Бывший руководитель Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции МВД России генерал Денис Сугробов, обвиняемый в превышении должностных полномочий.
Бывший руководитель Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции МВД России генерал Денис Сугробов, обвиняемый в превышении должностных полномочий. Фото: Михаил Почуев/ТАСС

22 года лишения свободы в колонии строгого режима — такое наказание потребовало назначить гособвинение для бывшего начальника Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции МВД (ГУЭБ и ПК) генерала Дениса Сугробова. Выступая в прениях сторон в Мосгорсуде, представители прокуратуры заявили, что считают доказанным выдвинутое против него обвинение в организации преступного сообщества и других преступлениях. Для других девяти фигурантов дела гособвинитель Павел Филипчук запросил от пяти до 21 года заключения с лишением полицейских специальных званий. При этом он считает нужным снять арест с имущества арестованных, отметив, что факт коррупционной направленности их действий не был установлен.

В прениях сторон прокуроры Павел Филипчук (поддерживал обвинение в деле украинской летчицы Надежды Савченко) и Амалия Устаева (участвовала во многих резонансных делах, в том числе в процессе против майора Дениса Евсюкова) выступали четыре дня. Филипчук открыл прения в понедельник, после чего в тот же день передал слово своей более опытной коллеге, солировавшей в процессе до утра четверга, когда она вновь передала вновь слово Филипчуку. Именно он в итоге и озвучил сроки, к которым, по мнению прокуратуры, следует приговорить Дениса Сугробова и других подсудимых: восьмерых офицеров МВД и предпринимателя Игоря Скакунова, который выполнял роль полицейского агента.

Арифметика прокуратуры

Прокурор счел предъявленное подсудимым обвинение доказанным, но предложил внести в него корректировку. Так, если Денису Сугробову первоначально вменялся 21 преступный эпизод, 19 из которых следствие квалифицировало как превышение должностных полномочий, гособвинитель предложила объединить некоторые из них. Таким образом, по мнению прокуратуры, генерал совершил всего 16 противоправных деяний: 14 раз превысил должностные полномочия, один раз спровоцировал взяточничество и создал преступное сообщество, используя свое должностное положение (ч. 3 ст. 286, ст. 304 и ч. 3 ст. 210, УК РФ). Последняя статья наиболее тяжкая и предусматривает наказание на срок от 15 до 20 лет.

Поэтому с самого начала было ясно, что запрошенное Сугробову наказание по совокупности вмененных эпизодов будет огромным. Минимальное наказание в пять лет гособвинитель запросил для Игоря Скакунова, а на год меньше, чем Сугробову, — Салавату Муллаярову. Представшего перед судом посмертно Бориса Колесникова (он покончил с собой после ареста) прокурор также просил суд признать виновным по всем вмененным ему пунктам, но дело в отношении него прекратить в связи со смертью. Фигурантам инкриминировали те же статьи, что и Сугробову, а некоторых, в зависимости от роли, обвинили также в фальсификации доказательств и результатов оперативно-разыскной деятельности (ст. 303 УК РФ).

Преступное сообщество из МВД

По версии следствия, в преступное сообщество, созданное Сугробовым в 2011 году, вошли его подчиненные: заместитель генерал-майор Борис Колесников, начальник управления «Б» ГУЭБ и ПК Салават Муллаяров, заместитель начальника того же управления Иван Косоуров, заместители начальников отделов ГУЭБ и ПК Виталий Чередниченко и Евгений Шерманов, оперативники Сергей Борисовский, Андрей Назаров и Сергей Пономарев, а также бизнесмен Игорь Скакунов. Участники сообщества фактически сами создавали, а затем документировали не соответствующую действительности оперативную информацию о якобы преступной деятельности конкретных лиц. Таким образом, они фальсифицировали результаты оперативно-разыскной деятельности, которые на первый взгляд носили законный характер, считают следователи.

Зимой 2014 года оперативники начали разрабатывать замначальника 6-й службы управления собственной безопасности ФСБ Игоря Демина. По мнению обвинения, сотрудники МВД пытались подставить его, предложив платить ежемесячно по 10 тысяч долларов за крышевание бизнеса.

Фигурантами уголовных дел о взяточничестве и мошенничестве стали глава администрации Смоленска Константин Лазарев, начальник управления организации деятельности Министерства транспорта правительства Московской области Сергей Найденов, исполняющая обязанности руководителя Росреестра по Московской области Ольга Жданова, директор одного из департаментов Счетной палаты Российской Федерации Александр Михайлик и другие. После того, как Сугробов и прочие фигуранты были арестованы, дела в отношении этих людей развалились: их прекратили за отсутствием состава преступления.

Следствие считает, что своими действиями участники организованного преступного сообщества пытались «создать видимость успешного выполнения служебных задач, увеличить количественные показатели работы и получить возможность дальнейшего продвижения по службе, а также поощрений». «Наряду с этим Сугробов и его соучастники стремились незаконно получить материальную выгоду в виде прав на чужое имущество, денежных средств, а также благоприятных условий для подконтрольных юридических лиц и предпринимателей», — ранее сообщили в СК. При этом обвинения во взяточничестве никому из подсудимых не были предъявлены.

Представители прокуратуры в прениях признали, что «факт коррупционной направленности действий подсудимых не установлен». В этой связи прокуроры просили снять арест с имущества фигурантов. В ходе следствия под арест попали 11 объектов недвижимости, которые, по мнению СКР, принадлежат Денису Сугробову: квартиры, парковочные места и другая собственность общей стоимостью порядка 300 млн рублей.

Потерпевшими от этих действий подсудимых были признаны 30 человек. В ходе следствия они заявили по делу гражданские иски на общую сумму 218 млн рублей. В ходе разбирательства, которое началось в феврале 2016 года, подсудимые вину не признали. Они утверждают, что действовали законно, а их уголовное преследование — следствие давнего противостояния двух конкурирующих силовых ведомств: МВД и ФСБ.

«Правовой абсурд»

В прениях сторон в четверг пожелали выступить несколько потерпевших. Ожидается, что 12 декаря в них начнет выступать защита, а затем и подсудимые. Это может занять несколько недель. Только трое защитников Дениса Сугробова намерены говорить около двух недель. Они сообщили, что будут настаивать на вынесении их подзащитному оправдательного приговора в связи с отсутствием события преступления.

Адвокат генерала Эдуард Исецкий назвал обвинение «пустой бочкой Данаид, которая оказалась без дна и в которой ничего нет». Он считает, что прокуратура не смогла доказать ни превышения должностных полномочий, ни провокационный характер действий фигурантов, ни тем более существование ОПС. «Прокуроры рассуждали о греховности действий подсудимых, аморальности и цинизме, обо всем, о чем угодно, только не о доказательствах», — сказал Business FM защитник. Он утверждает, что подсудимые действовали в строгом соответствии с законами «Об оперативно-разыскной деятельности», «О полиции», не нарушали международное законодательство, а также ведомственные приказы.

Как отметил Исецкий, позиция обвинения строится на том, что Сугробов хоть и не принимал непосредственно участия в оперативно-разыскной деятельности, однако как руководитель вверенного ему подразделения полиции должен нести персональную ответственность за действия подчиненных. «Это является неосторожным действием, в то время как превышение должностных полномочий является умышленным преступлением», — указал адвокат на противоречивость обвинения. Юрист считает, что оно представляет собой «правовой абсурд».

Рекомендуем:

  • Фотоистории