16+
Вторник, 17 января 2017
  • BRENT $ 56.43 / ₽ 3334
  • RTS1158.39
8 декабря 2016, 21:12 Компании

Приватизация «Роснефти». Оценки и вопросы

Сделка века «Роснефти» состоялась. Что осталось за кадром? Известно немного — покупатели, сумма и дисконт, а также поразительная реакция иностранных СМИ

Фото: Марина Лысцева/ТАСС

Сделка года, крупнейшая сделка на энергетическом рынке. В эти дни для всего делового мира такие слова не требуют пояснений. Россия продала пакет в 19,5% «Роснефти» за 10,5 млрд евро, капитализация нефтяной корпорации впервые в истории превысила 4 трлн рублей.

Новым акционером стал консорциум из швейцарского трейдера Glencore и катарского суверенного фонда. Если Катар заплатит за долю своими деньгами, то Glencore привлечет средства в одном из европейских банков. И это практически вся основная публичная информация. Что осталось между строк?

О сделке Кремль объявил поздним вечером среды. Сначала журналистов собрал пресс-секретарь президента Дмитрий Песков. А после его заявления телеканалы показали встречу Владимира Путина и Игоря Сечина. Президент поздравил исполнительного директора «Роснефти». Тот доложил о параметрах сделки и о том, какая огромная работа была сделана. А потом поблагодарил главу государства и правительство. Позже Дмитрий Песков заявил, что у президента контактов по сделке не было. Что же касается благодарности «Роснефти» кабинету министров, то его роль в этой сделке остается малопонятной. Как сообщил РБК, последние недели Игорь Сечин провел в зарубежных командировках на переговорах с инвесторами. Участвовал ли в этих переговорах непосредственный владелец «Роснефти», то есть правительство, неизвестно. Так или иначе, сделка состоялась, и почти на рыночных условиях. Ее сумма — 10,5 млрд евро, дисконт — всего 5%. Но столько денег от подобных сделок в бюджет еще не поступало.

Константин СимоновКонстантин Симонов генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности «Арабы все ожидают, что цена на нефть вырастет до 60-70 долларов. Думаю, что зря они этого ожидают, но, тем не менее, такой прогноз у них есть. Поэтому они вполне могли купить нефтяной актив по достаточно комфортной цене, без всякой премии, то есть, с точки зрения вложения, если ты веришь в дорогую нефть, то это хорошая сделка. Вопросы, конечно, остаются: как так произошло, что Сечин не сумел до конца долоббировать схему бай-бэк, и не ясно, чьи интересы в этой сделке представлял Glencore, потому что как раз Glencore — самый, на мой взгляд, интригующий участник этой покупки».

Glencore для России — это трейдер, который «всегда с тобой». Компания зарабатывает в партнерстве с развивающимися и не очень развивающимися странами. Еще с 80-х годов швейцарский трейдер — один из главных покупателей российских экспортных товаров. А 4 года назад он вместе с другими конкурентами потеснил Gunvor в торговле российской нефтью. Причем тогда Gunvor еще принадлежал Геннадию Тимченко. У Glencore доля в «Русале» и блокпакет в «Русснефти» Михаила Гуцериева. А теперь еще и почти 10% в «Роснефти». Кроме того, Glencore заключил новое соглашение с корпорацией — трейдер будет покупать у нее 220 тысяч баррелей в сутки, стоимость пятилетнего контракта может составить 20 млрд долларов. Что же касается оплаты за свою долю, то Glencore из собственных средств дает только 300 млн евро. Остальное берет в некоем европейском банке. The Financial Times и Reuters одновременно сообщили, что деньги даст итальянский «Интеза». Аналитики сообщению удивились, так как «Роснефть» находится под американскими и европейскими финансовыми санкциями, и вспомнили о размещении облигаций «Роснефти», которое завершилось буквально за несколько часов до объявления о продаже госпакета. Возможно, просто так совпало по времени, а значит, дало повод для спекуляций и предположений. Например, «Роснефть» у кого-то заняла деньги, положила их в банк на депозит, а этот банк выдал кредит Glencore, а тот потратил на покупку «Роснефти».

Рустам ТанкаевРустам Танкаев ведущий эксперт Союза нефтегазопромышленников России «Я думаю, мы не там ищем связь. Связь есть между размещением облигаций и приобретением сталелитейного производства для комплекса «Звезда». Объемы финансирования там огромные, и объемы производственных программ. Фактически это программа по освоению Арктического региона России в целом. Поэтому я не вижу никакой связи между приватизацией 19,5% акций «Роснефти» и вот этими деньгами. Я думаю, что она могла бы возникнуть в том случае, если бы «Роснефть» сама выкупала свои акции, но они решили поступить вот так».

Спекуляции основаны еще и на том, что у Glencore большой долг в 23,5 млрд долларов. Но есть ли у трейдера деньги на покупку «Роснефти» или возможность их занять, никто не знает. Glencore — непубличная компания. Сама «Роснефть» подчеркивала, что привлеченные 660 млрд рублей пойдут на финансирование зарубежных проектов. Рынок предполагал, что на эти деньги корпорация сама выкупит свои акции. Возможно, это был страховочный вариант в случае, если не удастся найти покупателей. Потому что бюджету жизненно необходимы эти 10,5 млрд евро, или около 700 млрд рублей. Деньги, нет сомнений, до конца года поступят в казну. Для «Роснефти» после ареста Алексея Улюкаева и публикаций, что приватизация может быть сорвана, вовремя внести средства в бюджет — явно дело чести. Детали сделки так и остались в секрете. Но разве волнует это бюджетников и пенсионеров, которые получат деньги от приватизации в виде зарплат и пособий? Да еще и небывалый международный резонанс. Возможно, неслучайно о продаже объявили в разгар рабочего дня в Штатах. Если Wall Street Journal сдержанно назвала приватизацию благом для Путина, то Bloomberg использовал слово «триумф». Прямо как у Чехова: все «были приятно ошеломлены».

Рекомендуем:

Актуальные темы:

Фотоистории