16+
Понедельник, 20 ноября 2017
  • BRENT $ 62.72 / ₽ 3705
  • RTS1132.45
1 ноября 2009, 22:06 Право

Холодный расчет. Когда коррупция бессильна

Лента новостей

Есть вещи пострашнее коррупции. Например, пристрастность. Почему суды защищают госструктуры или чиновников, если они оказываются стороной разбирательства? Мнение Михаила Бергера

Михаил Бергер. Фото: Наталья Гребенюк/BFM.ru
Михаил Бергер. Фото: Наталья Гребенюк/BFM.ru

Есть вещи пострашнее коррупции. Например, пристрастность. Почему суды защищают госструктуры или чиновников, если они оказываются стороной разбирательства? Мнение Михаила Бергера.

В докладе Центра политических технологий о состоянии российской судебной системы говорится о том, что суды защищают государственные структуры, если они оказываются стороной судебного разбирательства. Доклад подготовлен по заказу Института современного развития, во главе попечительского совета которого стоит президент Дмитрий Медведев. На это обстоятельство обращает внимание газета «Ведомости», которая и познакомила публику с ключевыми выводами доклада. И выводы эти выглядят несколько неожиданно. Главная проблема российской судебной системы не коррупция, как можно было бы предположить. Этот порок в судах не выше среднего по больнице, то есть такой же, как и по стране в целом. Беда в зависимости судов от чиновников. Причина ангажированности тоже установлена. Если сторона судебного спора — государственная организация или высокопоставленный чиновник, то судебное решение, вынесенное не в их пользу, даже если оно справедливо и законно, может быть отменено вышестоящей инстанцией. Каждый пересмотр дела — шаг судьи к потере работы. И это нелегкий выбор.

Сложившаяся практика заставляет судей принимать ангажированные решения без всякого административного давления. Более того, она морально оправдывает беззаконие. «Пусть здесь я поступлюсь, — примерно так может рассуждать судья, — но зато не лишусь права решать справедливо и по закону другие дела…». Да и в случае вынужденных уступок судья может тешить себя тем, что он в любом случае отстаивает государственный интерес.

Следует заметить, что эта тенденция выходит за рамки судебной системы. На тендерах по исполнению государственных заказов, при конкурсном распределении подрядов или ресурсов преимущество, скорее всего, будет иметь подрядчик или получатель с долей государства в капитале.

Порадоваться тому, что перед мощью и влиянием государства хоть где-то коррупция отступает? Почему-то не хочется.

Невозможность на равных конкурировать с государственными подрядчиками заставляет бизнес формировать свои преимущества не за счет эффективности, а за счет «государственной крыши». А любая крыша — это обременение и дополнительные обязательства и, как правило, не перед государством, а перед конкретными людьми. Невозможность вступить в спор на равных с государством резко снижает роль судов в защите прав собственности. Слабая защищенность собственности превращает инвестиции в рулетку. Любая собственность становится условной, потому что право на нее действует «до востребования» какой-нибудь инстанцией или чиновником.

Известно также, что заинтересованное участие государства (инстанции или чиновника) в каком-либо конфликте — судебном или любом ином — тоже можно простимулировать самым традиционным способом. Так что если даже где-то коррупция и отступает, то она где-то и не сдается.

Рекомендуем:

  • Фотоистории