16+
Среда, 18 января 2017
  • BRENT $ 55.71 / ₽ 3300
  • RTS1165.07
13 декабря 2016, 18:27 Право

Бабушкины серьги и золотые коронки привели Александра Хорошавина в КС

Экс-губернатор Сахалинской области, его бывшая жена и сын просят высшую судебную инстанцию страны признать незаконными нормы антикоррупционного закона, позволившего изъять у них имущество на сумму свыше 1,1 млрд рублей, а забрали у них не только квартиры и дорогие иномарки

Александр Хорошавин.
Александр Хорошавин. Фото: Станислав Красильников/ТАСС

Экс-губернатор Сахалинской области Александр Хорошавин, обвиняемый в получении взятки в 5,6 млн долларов, обратился в Конституционный суд за защитой своих прав. В жалобе, подписанной также его бывшей женой и сыном, заявители оспаривают нормы федерального закона, позволившего конфисковать у чиновника и его семьи имущество на сумму свыше 1,1 млрд рублей до вынесения обвинительного приговора.

Речь идет о статье 17 федерального закона N230 «О контроле за соответствием расходов лиц, замещающих госдолжности, и иных лиц их доходам» (принят 3 декабря 2012 года) и ст. 235 Гражданского кодекса «Основания прекращения прав собственности». Данные нормы регулируют порядок принудительного изъятия в доход государства имущества чиновника и членов его семьи, законность происхождения которого не подтверждена.

Bentley, Lexus и бабушкины серьги

Статься 17 вышеназванного закона гласит, что прокуроры имеют право обратиться в суд с просьбой обратить в доход РФ имущество чиновников и его родных в случае, если те не смогут подтвердить их покупку на законные доходы. Именно так они и поступили этой весной, когда обратились в Южно-Сахалинский городской суд, который 20 мая изъял в доход государства имущество Хорошавина, его бывшей супруги Ирины и сына Ивана на сумму более 1,1 млрд рублей. Речь идет о нескольких квартирах в Москве, доме на Рублевке, двух земельных участках под ним, нежилом здании в Подмосковье, а также об автомобилях Mercedes-Benz, Bentley и Lexus и деньгах, изъятых в ходе обысков дома у фигуранта и хранившихся на банковских счетах. Также государству отошли ювелирные изделия и часы. 2 сентября Сахалинский областной суд оставил в силе это решение.

По мнению адвоката Ивана Миронова, который представляет в КС интересы родных Хорошавина, решение Южно-Сахалинского горсуда о конфискации имущества противоречит основным принципам Конституции, защищающей право собственности, и порождает правовую неопределенность. «230-й закон содержит четкий перечень субъектов правоприменения, то есть закон можно применить к чиновнику, его жене и несовершеннолетним детям, — рассказал Business FM юрист. — В то же время Илья Хорошавин является совершеннолетним и он уже был им на момент вступления отца в должность губернатора, и поэтому его имущество (кстати, задекларированное) незаконно отобрали».

Адвокат добавил, что по закону изъятию в доход государства подлежит недвижимое имущество, автотранспорт, акции и доли предприятий. Вместе с тем, 29 ноября КС принял решение, в котором прописал, что это может быть отнесено лишь к тому имуществу, которое требует государственной регистрации. Также в казну могут отойти деньги, полученные от продажи собственности, которую чиновник не задекларировал. «Таким образом, мы считаем, что ни деньги, ни иные ценности, ни бытовая утварь, не может быть обращены в доход государства. А у Хорошавина и его семьи изъяли все», — говорит адвокат. По его словам, если изучить список изъятого имущества, то там можно также найти юбилейные медали, монеты, бабушкины серьги, золотые коронки кого-то из родственников, сувенирные ножи от ФСБ и СОБРа. Ирину Хорошавину и ее сына также лишили единственного жилья — квартир.

Конфискация и закон обратной силы

Адвокат заметил, что для того, чтобы это сделать, в постановлениях судебных приставов об исполнительном производстве появилось слово «конфискация». Она, как известно, является последствием обвинительного приговора. «Ее, по сути, применили к жене и сыну Хорошавина, которых ни в чем не обвиняют», — отмечает защитник.

Он и его коллега — адвокат Хорошавина Ольга Артюхова — считают, что оспариваемые нормы закона нарушают принцип презумпции невиновности, ведь вина Хорошавина во взяточничестве еще не доказана приговором суда. В настоящее время экс-чиновник знакомится с материалами дела, его только планируют передать в суд. По мнению юристов, наличие правовой неопределенности в статье 17 ФЗ N230 и ст. 235 ГК также позволяет запустить механизм действия обратной силы закона.

Дело в том, что ФЗ № 230 начал действовать с 1 января 2013 года. Вместе с тем, большая часть имущества Хорошавиных была куплена до этого времени. «В данном случае правоприменитель почему-то решил, что закон имеет обратную силу и пожелал изъять в доход государства то, что было куплено Хорошавиными до его принятия», — посетовал Иван Миронов.

Судья Конституционного суда в отставке Тамара Марчукова полагает, что обращение Хорошавина и его родных в высшую судебную инстанцию страны имеет право на жизнь, «тем более что было много сомнительного при принятии данных норм закона». «Нормы были во многом спорные, а уж как их оценят мои коллеги — сказать не могу», — сказала она Business FM.

Политолог Владимир Слатинов уточняет, что, согласно 230-му антикоррупционному закону, изъятию подлежит то имущество чиновников, стоимость которого превышает совокупный доход семьи за три года, и законность покупки которого родные не смогли подтвердить. Он полагает, что если имущество было куплено еще до того, как Хорошавин занял пост губернатора, то нормы антикоррупционного закона по отношению к нему неприменимы.

«По всей видимости, наши правоохранители руководствовались нормами других законов — уголовного или гражданского. Во всяком случае, для Конституционного суда здесь есть серьезное поле для анализа», — сказал он. По словам эксперта, оспариваемый 230-й закон по сути является российским ответом на пресловутую статью № 20 антикоррупционной конвенции ООН, которую РФ не ратифицировала. Она обязывает государство внести соответствующие поправки в национальное законодательство о необходимости объяснения чиновниками источников происхождения своих активов и возможности их конфискации.

По мнению Слатинова, КС мог бы высказаться и на этот счет. «Хорошавин же хочет продемонстрировать, что он слабое звено, на котором на самом деле отрабатывают модель, призванную показать всем остальным чиновникам России, что так вести себя нельзя», — заметил эксперт. По его мнению, КС мог бы внести ясность в правоприменительную практику по делам о конфискации имущества, которых пока в стране было не так много.

Мнения экспертов

Председатель президиума Межрегиональной коллегии адвокатов «Закон и Человек» Владимир Жеребенков полагает, что действия правоохранителей в случае с Хорошавиным чрезмерны, ведь изъятое у него имущество гораздо дороже, чем сумма вмененной взятки (ст. 290 УК). «С другой стороны, если экс-губернатора признают виновным, ему грозит срок, а также немалый штраф — до 70-кратной суммы взятки», — рассуждает адвокат.

По его словам, институт конфискации имущества постоянно меняется, однако постоянной градации о том, сколько нужно конфисковать, нет. «Четкой правоприменительной практики нет на этот счет. Мы все время шарахаемся из сторону в сторону. Человек может взять взятку в 200 тысяч долларов, а по его делу наложат арест на сотни миллионов долларов»,— говорит защитник.

С ним согласен управляющий партнер адвокатского бюро города Москвы «Соколов, Трусов и партнеры» Федор Трусов. Он не исключает, что в деле Хорошавина прокуратура и суд могли проявить излишнее усердие, «чтобы показать, как они «героически» борются с коррупцией, которую много лет демонстративно не «замечали», пока не начались предвыборные годы». По его словам, суды действительно могли допустить нарушения, изъяв в бюджет все имущество фигуранта и его семьи. В законе, действительно, детально не прописана процедура обращения взыскания на имущество, а потому слишком многое остается на усмотрение правоприменителя, что может являться площадкой для злоупотреблений.

Однако, по мнению Трусова, поводов для обращения в Конституционный суд здесь нет. Он отметил, что в статье 235 ГК не используется слово «конфискация». В ней идет речь об изъятии имущества в бюджет по решению суда на основании норм антикоррупционного закона. «Конечно, то, что у Хорошавина отобрали имущество, будет характеризовать его перед судом с негативной стороны, но это не надо проверять на конституционность. Если бы Хорошавин был известным меценатом и филантропом, или ему должны были бы вручить сейчас госнаграду — это бы характеризовало его с хорошей стороны и тоже могло повлиять на назначение наказания, но он же не обращается за проверкой конституционности нормы, что нельзя лицам, находящимся под следствием, вручать какие-либо «пряники», — сказал Федор Трусов.

Жалоба Хорошавина и его родных только зарегистрирована секретариатом КС. Решение о том, подлежит ли она рассмотрению, будет принято в течение трех месяцев. Тем временем, бывший губернатор Сахалинской области обратился с письмом к главе государства Владимиру Путину — в нем он просит президента не допустить противодействия силовиков рассмотрению его дела в Конституционном суде и говорит, что данные о его «несметном богатстве» — неправда.

Рекомендуем:

Актуальные темы:

Фотоистории