16+
Четверг, 19 октября 2017
  • BRENT $ 57.44 / ₽ 3309
  • RTS1136.48
14 декабря 2016, 19:34 ПравоКриминал

Теракт в Москве готовили «игиловец» и «двоечник» по химии

Лента новостей

Перед судом предстали трое предполагаемых участников подготовки теракта в столице. Выходцы из Чечни Аслан Байсултанов, Эльмар Ашаев и Мохмад Межидов частично признали вину, однако по сути двое из фигурантов отрицают причастность к экстремизму

Мохмад Межидов, Эльман Ашаев и Аслан Байсултанов (слева направо) во время слушания в Московском окружном военном суде, 14 декабря 2016.
Мохмад Межидов, Эльман Ашаев и Аслан Байсултанов (слева направо) во время слушания в Московском окружном военном суде, 14 декабря 2016. Фото: Сергей Савостьянов/ТАСС

Московский окружной военный суд приступил к рассмотрению уголовного дела о подготовке теракта в Москве. По версии обвинения, взрыв должен был прогреметь прошлой осенью в каком-нибудь людном месте. Однако готовившие его сторонники радикального ислама так и не успели определиться, где именно — их задержали сотрудники ФСБ. Представшие перед судом Аслан Байсултанов, Эльмар Ашаев и Мохмад Межидов частично признали вину.

Из охранника СИЗО в заключенные

Арестованные в октябре прошлого года молодые люди — выходцы из Чечни — в суде вели себя довольно раскованно, а перед процессом переговаривались в бронированной «клетке-аквариуме», периодически улыбаясь. Байсултанов, которому накануне исполнилось 27 лет, за время нахождения в СИЗО успел отрастить бороду. Отвечая на вопросы судьи, он сообщил, что был прописан в Грозном на улице Шекспира, женат и имеет двоих сыновей — двух и четырех лет.

Его 24-летний земляк Эльмар Ашаев, несмотря на более молодой возраст, оказался отцом троих детей. Последний фигурант — 21-летний Мохмад Межидов — хоть и не успел обзавестись потомством, но был единственным из подсудимых, кто до ареста официально работал. Фигурант сообщил, что трудился в СИЗО № 1 Казани охранником. До этого, находясь под арестом, он говорил, что числился в коллекторской фирме «телефонным взыскателем».

Тренировки за рубежом

Согласно фабуле прозвучавшего обвинения, Аслан Байсултанов и Эльман Ашаев, являясь сторонниками радикального ислама, вступили в террористическое сообщество — подразделение запрещенной в России международной террористической организации «Исламское государство». Его руководитель Шамиль Чергизов (уничтожен в Старопромысловском районе Чечни в октябре 2015 года — Business FM) поручил единомышленникам подготовить теракт в Москве.

Согласно материалам дела, взрыв должен был прогреметь на автобусной остановке. Целью же террористов, сообщил прокурор, было дестабилизировать обстановку в стране и добиться прекращения военной операции в Сирии, направленной на борьбу с ИГИЛ. Но прежде, чем отправиться в Москву, Байсултанов на протяжении двух лет проходил религиозную и боевую подготовку в Египте и Турции, а также успел поучаствовать в диверсионно-террористических акциях боевиков в Сирии.

По словам прокурора Сергея Сафронова, в 2013 году подсудимый прибыл в тренировочный лагерь Шейх-Сулеман под Алеппо. Там он получил автомат Калашникова и приобрел навыки стрельбы из разных видов оружия, включая управление ракетным комплексом «Игла», научился метать гранаты и принял участие в боевых действиях против правительственных войск.

Вернувшись на родину, он получил задание отправиться в Москву. Согласно фабуле обвинения, совместно с Чергизовым при пособничестве Ашаева он приобрел автомат, пистолет и патроны к ним, гранату Ф-1, а также электродетонатор и другие компоненты самодельного взрывного устройства. Взрывчатое вещество и средство инициирования Байсултанов поездом привез из Грозного в Москву, купив билет по паспорту одного из родственников Ашаева, который был не в курсе происходящего.

Согласно материалам дела, деятельность террористов финансировалась в том числе из-за рубежа — часть средств пришла из Турции, 380 тысяч рублей Байсултанов получил на Центральном рынке Гудермеса от некоего Абдурахмана для того, чтобы снять квартиру и закупиться всем необходимым. Однако свой преступный умысел злоумышленники не успели воплотить в жизнь: 12 октября их задержали в съемной квартире в Стрельбищенском переулке, причем, как отметил прокурор, пустивший соотечественников переночевать Мохмад Межидов «не был уведомлен о планируемых ими действиях». Тем не менее, последнему предъявили обвинение в незаконном хранении оружия и боеприпасов в составе организованной группы (ч. 3 ст. 222 УК РФ).

Байсултанову и Ашаеву инкриминировали еще более серьезные статьи УК: участие в террористическом сообществе, участие в деятельности организации, которая в соответствии с законодательством РФ признана террористической, незаконное изготовление взрывных устройств, а также незаконный оборот взрывчатых веществ или взрывных устройств, совершенные организованной группой (ч. 2 ст. 205.4, ч. 2 ст. 205.5, ч. 3 ст. 30, ч. 2 ст. 205, ч. 3 ст. 223.1, ч. 3 ст. 222.1 УК РФ) и другие.

Родственные связи и двойка по химии

Свою вину фигуранты признали частично. Впрочем, как позже пояснила Business FM адвокат Межидова Баярма Петрунина, ее подзащитный фактически отрицает вину. «Он вообще не знал Байсултанова. С Ашаевым он жил по соседству в Чечне. Когда последний был в Москве, он позвонил Межидову и попросил его пустить вместе с другом переночевать. А поскольку поезд в Грозный ходит нерегулярно, они задержались в квартире в Стрельбищенском переулке на полтора дня», — рассказал адвокат. Она выразила недоумение по поводу того, что Межидову вообще вменили хранение взрывчатки. «Ведь даже в обвинении говорится, что он ничего не знал», — сказала защитница, заметив, что ее клиент — юноша из хорошей семьи, а его дедушка — Герой Советского Союза.

В свою очередь, адвокат Ашаева также назвал предъявленное его подзащитному обвинение необоснованным. По мнению защитника, который пожелал остаться неназванным, его подзащитный попал в дело лишь потому, что приходится родственником убитому Шамилю Чергизову, за которого вышла замуж его троюродная сестра. «Ашаев помогал своему новому родственнику, который нередко просил его отвезти в то или иное место», — такую версию озвучил адвокат. Он утверждает, что с Байсултановым Ашаева связывало «шапочное знакомство» — он впервые встретился с ним на свадьбе. «Моего подзащитного использовали, как Ивана Сусанина, потому что он хорошо знал Москву, — заявил защитник. — О каком изготовлении взрывчатого вещества может идти речь, если у него по химии и физике была «двойка»?».

Единственным, кто не смог пока сформулировать позицию своего подзащитного, был адвокат Байсултанова Магомед Нагаев. Он признался, что лишь недавно вступил в дело и еще толком не пообщался со своим клиентом. Впрочем, юрист был согласен с мнением своих коллег о том, что фигурантам неправомерно инкриминировали совершение незаконного оборота оружия и взрывчатки в составе организованной группы. Он полагает, что в данном случае речь должна идти о группе лиц и предварительном сговоре. Данная квалификация действий предполагает менее суровое наказание. Процесс продолжится 19 декабря — в этот день начнется допрос свидетелей обвинения.

Рекомендуем:

  • Фотоистории