16+
Среда, 26 апреля 2017
  • BRENT $ 51.96 / ₽ 2968
  • RTS1119.11
3 февраля 2017, 16:46 Право

Ильдару Дадину предписали сидеть на Алтае

Лента новостей

Он будет досиживать срок в два с половиной года в краевой колонии. Такое решение принял Замоскворецкий суд Москвы, отклонив жалобу на этапирование из Карелии

Оцепление возле Замоскворецкого суда г.Москвы
Оцепление возле Замоскворецкого суда г.Москвы Фото: Сысоев Григорий/ТАСС

Замоскворецкий суд Москвы в пятницу признал законным решение Федеральной службы исполнения наказаний об этапировании на Алтай гражданского активиста Ильдара Дадина, осужденного на 2,5 года колонии за неоднократные нарушения на митингах (статья 212.1 УК РФ). До этого он сидел в Карелии. Однако после скандального заявления о пытках и последовавших за этим проверок заключенного перевели, объяснив это «целями безопасности». Между тем стало известно, что еще один сегежский заключенный, который тоже жаловался на избиения, стал фигурантам уголовного дела.

Еще до того, как стороны озвучили свои аргументы, представитель Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) попросил закрыть процесс о переводе Дадина. Такое ходатайство он объяснил тем, что к материалам приобщен наряд об этапировании Дадина с грифом «для служебного пользования». Однако судья Нелли Рубцова слушание закрывать не стала, решив, что документ можно изучить и «без исследования его конфиденциального характера».

Право на семейную жизнь

Представлявший интересы Дадина адвокат Николай Сборошенко апеллировал к тому, что отправка заключенного в регион, существенно удаленный от места жительства, нарушает его права, а именно — статью № 8 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, которая гарантирует право на уважение частной и семейной жизни. Присутствовавшая на заседании супруга Дадина Анастасия Зотова подтвердила, что поездки к мужу на Алтай стали большой проблемой для нее и его родных, в первую очередь для пожилых родителей мужа. Для них такой путь оказался непосильным, к тому же мама Ильдара недавно перенесла инсульт.

Анастасия рассказывала, что собиралась увидеть мужа в январе. Администрация колонии № 7 Алтайского края разрешила ей краткосрочное свидание. Она и сестра Ильдара уже купили билеты, но тут оказалось, что посетителей заключенный сможет принять не раньше апреля-мая. Билеты пришлось сдать. «Из потраченных восьми тысяч рублей нам вернули только две. Нам требуется большая сумма денег, чтобы просто приехать, привезти передачу», — рассказала супруга Дадина. Она просила суд признать незаконными действия ФСИН и перевести мужа в одну из колоний Московской области — региона, на территории которого он проживал.

Поскольку ФСИН поспешила представить ответ о том, что этапирование в Подмосковье невозможно из-за отсутствия в местной колонии места, представитель Дадина просил истребовать сведения о наличии свободных мест в колониях других близлежащих регионов: Тверской, Ярославской, Владимирской, Ивановской, Смоленской и других областях. «Этапирование туда существенно ближе к месту проживания Дадина и его родных, чем Алтайский край», — заметил Николай Сборошенко. Однако представитель ФСИН заявил, что эта просьба выходит за пределы иска, и суд просьбу отклонил.

Затянувшийся ремонт

Выступая в суде, представитель Дадина также ссылался на решение Европейского суда по жалобе «Ходорковский и Лебедев против России». Тот 25 июля 2013 года признал нарушение статьи 8 Конвенции в деле бывшего главы ЮКОСа и его делового партнера. Их также отправили для отбытия сроков в удаленные от Москвы регионы. «Сама по себе отправка в Алтай является вмешательством в частную семейную жизнь», — настаивал Сборошенко. Однако представитель ФСИН с этим не согласился. Он назвал прозвучавшие доводы необоснованными. Юрист указал: по закону заключенный имеет право получать телеграммы, корреспонденцию и посылки.

«Право поддерживать социальные связи регламентированы целой главой № 13 Уголовно-исполнительного кодекса, который предусматривает длительные и краткосрочные свидания», — привел контраргумент работник федеральной службы. Он объяснил, что единственное место в Подмосковье, куда можно было бы отправить Дадина — это колония № 6 для осужденных впервые. Но в ней еще в 2014 случился ремонт, который, судя по всему, никак не могут закончить. С тех пор, сказал работник пенитенциарной системы, «возможность нахождения там осужденных резко сократилась». Там Дадину не смогут обеспечить положенные 4 метра площади на человека, уверял он.

В заключение представитель службы отметил, что «определение местонахождения осужденного является исключительными полномочиями ФСИН», а ведомство не обязано направлять осужденных для отбытия наказания в близлежащие регионы. «Действия ФСИН в полной мере соответствуют требованиям законодательства и ни коей мере не нарушают прав истца, тем более, что перевод имел целью осуществление его личной безопасности», — заключил юрист.

Конфликт с другим заключенным

В подтверждение этих доводов суду представили рапорт, подписанный начальником ИК № 7 города Сегежа Сергеем Коссиевым. Тот сообщал, что в адрес Дадина могут «исходить угрозы жизни и здоровья» в связи с тем, что он назвал другого заключенного «лицом с низким неформальным статусом». Слова Дадина слышали другие заключенные, поэтому тот, кого он обидел, при встрече намерен расправиться с ним. Судя по всему речь шла об осужденном Буранове, с которым Дадин подрался 16 ноября 2016 года. Были ли эти угрозы реальными, выяснить не удалось: суд отклонил просьбу о конвоировании активиста и упомянутых ФСИН заключенных на процесс для опроса.

Вместе с тем Анастасия Зотова уверена, что перевод ее мужа на Алтай не что иное, как месть за его слова о пытках в сегежской колонии № 7. «В объяснении ФСИН говорится, что Дадина перевели, поскольку он подрался с другими заключенными. Но всем понятно, что его перевели из-за пыток и встречи с Татьяной Москальковой», — сказала она. Жена гражданского активиста заявила, что слова мужа о пытках сейчас подтверждают и другие люди. Так, об избиениях в колонии в присутствии уполномоченного по правам человека сообщил заключенный Хасбулат Габзаев.

«Дело в отместку»

«Вчера стало известно, что 30 января Сегежский следственный отдел возбудил в отношении Габзаева уголовное дело по статье 321 УК РФ о нападении на охрану за то, что он кинул в охранника тарелку с супом», — рассказала Зотова Business FM. Она сообщила, что еще на двух осужденных — Александра Зайцева и Артема Рухтаева — администрация также угрожает завести дела. Их обоих обвиняют в заведомо ложном доносе за сообщения о пытках.

Выслушав доводы сторон, суд отклонил иск Дадина. Покидая суд, Анастасия Зотова призналась, что предвидела подобный исход дела. «Это неудивительно. Если у нас даже уголовные дела по пыткам отказываются возбуждать, то что уж говорить по поводу каких-то семейных связей», — заметила она. Зотова намерена обжаловать принятое решение в ЕСПЧ и при необходимости дойти до Европейского суда по правам человека. Там уже находится первая жалоба Дадина — на применение к нему пыток. До 13 февраля представители правительства России должны прислать в Страсбург свои возражения.

Скандал в Сегежской колонии № 7 разразился после того, как Ильдар Дадин 1 ноября 2016 года через своего адвоката передал в СМИ письмо. В нем он сообщил о пытках и избиениях, в колонию зачастили с проверками. Самого Дадина посетила уполномоченный по правам человека Татьяна Москалькова. Впрочем, правоохранители не выявили применение к заключенному насилия, а во ФСИН даже заявили, что рассматривают возможность подать к Дадину иск на 1 млн рублей.

Ильдар Дадин должен выйти на волю 30 июля 2017 года. Впрочем, его судьбу может изменить Конституционный суд: он оспорил законность статьи, по которой его осудили.

Рекомендуем:

Фотоистории

Актуальные темы: