16+
Вторник, 17 октября 2017
  • BRENT $ 58.05 / ₽ 3327
  • RTS1146.62
23 декабря 2016, 01:06 Право

Репостные. Сотни человек уже осудили за посты в Интернете

Лента новостей

Реальный срок за репост: в России уже осудили сотни человек. Казнить или помиловать? Надо ли наказывать за посты и репосты в сети?

Фото: BFM.ru

Реальные сроки за посты и репосты в Интернете. Осуждены уже сотни человек. Два случая — только за последние два дня. Сегодня пять месяцев колонии получила воспитательница детского сада Евгеняи Чудновец за репост видео об издевательствах над ребенком. Накануне за пост в ЖЖ «Кого на самом деле бомбят путинские соколы?» приговорен к двум годам колонии-поселения тюменский блогер Алексей Кунгуров. Чаще дают реальные сроки в регионах, в столице — больше штрафуют.

В мае житель Твери получил два года и три месяца колонии-поселения за репост материала «Крым — это Украина» публициста Бориса Стомахина. За репост статьи этого же автора срок получил 62-летний охранник асфальтобетонного завода в Чувашии. Он был приговорен к двум годам лишения свободы условно.

В новосибирской области этим летом приговорили к одному году и тем месяцам колонии-поселения 21-летнего бердчанина за оскорбление чувств верующих репостом картинки «ВКонтакте». На ней были изображены люди, купающиеся в проруби на Крещение. А подпись к картинке в нецензурной форме оценивала умственные способности верующих, которые, соблюдая религиозный обряд, окунаются в ледяную воду. В Прикамье ФСБ задержала школьника, призывавшего сжигать церкви. 16-летнего задержали прямо во время урока и доставили на допрос.

В столице поступают мягче — штрафуют. Так, в августе Московский окружной военный суд приговорил студентку мединститута Патимат Гаджиеву к штрафу в размере 400 тысяч рублей по обвинению в экстремизме за репост записи в соцсети «ВКонтакте» про ИГИЛ.

В начале октября Пресненский районный суд Москвы признал блогера Антона Носика виновным в экстремизме за пост в ЖЖ «Стереть Сирию с лица земли». Размер штрафа составил 300 тысяч рублей.

Антон Носик блогер, журналист «Если бы суды разбирались по существу с теми обвинениями, которые туда приносит прокуратура, то очень многих из этих приговоров не было бы. Я не говорю о реформе законодательства, я говорю конкретно о рассмотрении решения вопроса виновности, в рамках существующего российского действующего уголовно-процессуального законодательства. При таком обвинительном уклоне, при такой, по сути дела, презумпции виновности подсудимого, конечно, ничего удивительного, что оправдательных приговоров до сегодняшнего дня вынесено ноль. Нам никто никогда не показал случая, что от репоста наступили вредные последствия. Зато вредные последствия, бесспорно, наступили для нашей правоохранительной системы, что у нас в стране есть сотни оперов, фсбэшников, прокуроров и судей, которые имеют опыт привлечения невиновных к уголовной ответственности. Вот это страшная порча, когда человек считается виновным просто по факту того, что ему предъявили обвинение, когда люди себе придумали непыльный способ зарабатывать лычки на погоны или лычки благодаря просто тому, что они делают поиск по социальным сетям и первого попавшегося школьника превращают в уголовника и требуют для него два года общего режима. Существование вот этих людей с богатым опытом осуждения невиновных — это гораздо большая угроза для России, которую мы можем с вами вспомнить за последние 25 лет существования в стране Интернета».

Российский писатель, филолог, журналист Захар Прилепин считает, что нужно отдельно разбираться в каждом отдельном случае.

Захар Прилепин российский писатель, филолог, журналист «Вы говорите, репост. Вот сейчас, допустим, я работаю в Донецке, и там человек, который увидел передвижение колонны войск и сделает по этому поводу пост или репост, это будет непосредственно как бы предательской работой. И за это можно предполагать какое-то наказание. Пост и репост — это просто слова, а человек может слить любую информацию, которая, в том числе является государственным секретом. Вот так я на эту тему думаю. И кроме всего прочего, есть в мире великое количество стран, которые сажают в тюрьму за отрицание тех или иных вещей идеологических. За отрицание, допустим, геноцида того или иного народа. Это тоже напрямую касается Интернета. Поэтому крайне аккуратно надо к этому относиться и в каждом конкретном случае разбираться».

Журналист и историк Николай Сванидзе категорично высказывается по поводу такой судебной практики.

Николай СванидзеНиколай Сванидзе тележурналист, историк «На мой взгляд, это репрессии. Почему нужно сажать за репост, я, например, этого не понимаю. За репост, да еще и, в общем непонятно, какой репост. На мой взгляд, это попытка борьбы с Интернетом, это попытка взять под контроль Интернет. Я здесь, честно говоря, другого объяснения этому не нахожу. Я, конечно, против категорически реальных сроков за репост. Я не понимаю, какие могут быть исключения по этому вопросу, это репост. Если пост первый, публикация, если она не соответствует закону и подлежит уголовному наказанию автора, тогда давайте этим заниматься. А репостить его могут тысячи людей. Они видят в Интернете напечатано, ну и все, репостят. И с них взятки гладки, не они же авторы, в конце концов. Они могут картинки репостить. Ну а кто-нибудь перепостит, там, скажем, ему покажется забавным усики у Гитлера, и он картинку эту будет репостить с гитлеровскими усиками. Что, его посадят за пропаганду нацизма? Это все достаточно смешно, если бы не было грустно, и здесь нет предела абсолютно. У этой логики нет границ. Тогда можно сажать многие тысячи людей».

В начале ноября пленум Верховного суда России призвал не заводить уголовные дела об экстремизме из-за репостов в социальных сетях без учета контекста. Согласно принятому положению, сначала стоит учесть форму и содержание записи, после чего проверить наличие комментариев и выражение позиции по отношению к информации. В прошлом году в России по статьям за экстремистскую деятельность, за терроризм или призывы к ним, а также за оскорбление чувств верующих осуждены более тысячи человек.

Рекомендуем:

  • Фотоистории