16+
Воскресенье, 22 января 2017
  • BRENT $ 55.49 / ₽ 3317
  • RTS1138.99
23 декабря 2016, 06:08 ФинансыМакроэкономика

Перебои в торговле не снижают оптимизма прогнозов на 2017 год

Эксперты возлагают надежды на рост потребительского кредитования как на драйвер экономического роста

Робкие признаки жизни, которые подавало в начале 2016 года розничное кредитование и ожидание постепенного роста реальных доходов давали основания рассчитывать на неплохие показатели экономического роста к концу года и на существенный рост в следующем году. Однако последние данные Росстата показывают обратное, пишет аналитик агентства BNE IntelliNews Бен Арис.

Оборот российской розничной торговли рухнул в декабре 2015 года на 15,3% в годовом исчислении. 6-8-процентный ежегодный взлет, происходивший ранее, в благополучные годы, обеспечивался быстро растущим потреблением, подстегиваемым ежегодным ростом номинальных зарплат примерно на 10% в год, однако давно закончился. Эта тенденция начала меняться с приходом большой рецессии, пока наконец не привела к негативным показателям в конце 2014 года.

С этого момента население России постоянно затягивало пояса. В 2015 году реальные зарплаты сократились примерно на 10% в годовом исчислении. Однако во второй половине года Банк России сумел переломить тенденцию, добившись к ноябрю снижения инфляции до 5,8% и даже повышения реальных зарплат на 0,4%.

Розничный товарооборот также сначала начал было расти, однако к ноябрю стало происходить неожиданное. Сократившись в сентябре на скромные 3,6%, розница вдруг упала на 4,4% в октябре и вновь упала на 4,1% в ноябре.

Под этим падением лежит снижение реальных располагаемых доходов населения. Номинальный рост зарплат (то есть простое количество рублей в доходах работающих) был заметным и достиг в августе 9,7%. А затем Росстат стал фиксировать его снижение до 8,5% в сентябре и 6,5% в октябре. Этот рост примерно совпадает с динамикой инфляции, которая также упала до 6,9% в августе и до 5,8% в ноябре. Если учесть, что реальные доходы это номинальный рост зарплаты за вычетом инфляции, то покупательная способность зарплат в рублях оставалась неизменной в течение всей второй половины нынешнего года.

Проблема заключалась в том, что резко росли цены на продовольствие вследствие введенных Россией контрсанкций и ограничений на импорт продуктов из ряда стран Запада. Так, цены даже на столь важные продукты, как молоко и картофель, выросли с момента введения контрсанкций примерно на 20%, так что доля продовольственных расходов в потребительской корзине выросла с примерно трети в благополучные годы до 50% в последнее время.

Соответственно сократилась розничная торговля продовольствием, упав в октябре на 5,4%. Это, в свою очередь, привело к снижению реальных располагаемых доходов в ноябре на 5,6%, что свидетельствует об ускорении этой тенденции, поскольку в сентябре они уменьшились только на 1,5%.

Это было неожиданно, но данные Росстата свидетельствуют: с октября 2015 по октябрь 2016 года реальные располагаемые доходы сократились на 12,5%, а доля россиян, считающих, что они пострадали от нынешнего экономического кризиса, выросла, по данным Левада-центра, с прошлогодних 66% до сегодняшних 75%.

Все это позволяет сделать вывод, что душевой доход российского населения упал до уровня 2006 года. Россияне сокращают расходы и пытаются сэкономить практически на всем: в ноябре 52% опрошенных заявили, что сократили расходы на еду (таких годом ранее было 49%), расходы на лекарства урезали 26% (19% годом ранее), на платные медицинские услуги — 33% (против 25% в 2015 году), на развлечения — 57,5% (против 51% годом ранее). Половина населения экономила на отдыхе, 60% заявили, что отказались от поездок за границу. Наконец, классический ответ россиян на трудности — с 29% до 35% возросло количество российских граждан, которые ответили, что стали выращивать продовольственные продукты на собственных земельных участках, или дачах.

Несмотря на мрачные оценки, сокращение доходов не беда. Россияне создали столь большой запас за последние полтора десятилетий, что большинство домохозяйств могут более или менее поддерживать прежние стандарты жизни. И прогнозы на 2017 год еще лучше.

Во-первых, пишет обозреватель BNE IntelliNews, Россия и Турция нежно сблизились, а турецкий президент Реджеп Тайип Эрдоган отбросил надежды на вступление страны в Евросоюз и укрепление связей с США после июльской попытки мятежа. Всё это положительно сказалось на турецко-российской торговле, в которой импорт из Турции обеспечивает до 40% всего продовольствия, потребляемого в России (и более 65% в Москве). В результате, за последние месяцы цены на продовольствие стали снижаться, хотя и остаются еще на более высоком уровне, чем ранее.

Этот процесс, скорее всего продлится в 2017 году, и цены на продовольственные товары продолжат снижаться. Согласно докладу Всемирного банка, уровень бедности в России снижается и составил в сентябре 13,9% по сравнению с 14,1% год назад; этот показатель ниже среднего по Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР).

Одним из важнейших практических результатов введенных Россией в 2014 году контрсанкций стало инвестирование в производство сыра, которое за последний год пережило период расцвета. Еще одним важным следствием успеха импортозамещения и развития российского сельского хозяйства стало то, что Китай начал открывать свой рынок для российской сельскохозяйственной продукции. Как ожидается, этот процесс только ускорится в 2017 году.

Потребление в 2017 году также получит поддержку со стороны расширяющегося потребительского кредитования. Банк России выпустил предварительную статистику за ноябрь, согласно которой потребительское кредитование показывает положительную динамику, однако корпоративное кредитование остается позади. По данным «ВТБ Капитал», объемы розничного кредитования прибавили 0,4% в ноябре против 0,2% в октябре, что демонстрирует «медленное, но стабильное восстановление». В то же время объемы корпоративного кредитования вышли в положительную область только благодаря обесцениванию рубля. С учетом колебания курса валют корпоративное кредитование оставалось неизменным.

«Само слабое восстановление розничного кредитования предполагает слабые ожидания перспектив потребления на 2017 год. Мы считаем, что результаты 2016 года повысят риски дополнительных расходов в 2017 году, особенно если цены на нефть по-прежнему будут превышать 50 долл. за баррель», — говорит старший экономист «Альфа-банка» Наталья Орлова.

Рекомендуем:

Актуальные темы:

Фотоистории