16+
Пятница, 24 марта 2017
  • BRENT $ 50.71 / ₽ 2914
  • RTS1124.35
3 января 2017, 10:00 Политика

Россия — Британия: год противоречий, или как культура помогла политике

Лента новостей

2016-й стал для двух стран годом сближения в культурной сфере, но в политике Москва и Лондон по-прежнему далеки. Впрочем, культура стала важным инструментом и в налаживании политических связей

Фото: PhotoXPress

2016 год стал первым годом, когда в Москве высадился крупнейший десант британских писателей. Но на фоне расширения культурных связей с политической точки зрения Россия и Британия были далеки как никогда. На политическом уровне 2016 год для Москвы и Лондона начался, мягко говоря, не слишком радужно. Британский вердикт по делу Литвиненко, к убийству которого якобы имел отношение чуть ли не лично российский президент, заявления главы британского МИД о российской «угрозе всему миру» и пользе для ИГИЛ от авиаударов российских ВКС, и фильм ВВС о гипотетической Третьей мировой войне, в котором Россия совершает аншлюс стран Балтии. А затем — бесчисленные обвинения по российской операции в Сирии, требования сместить Асада и угрозы новыми санкциями. Позицию «Даунинг-стрит, 10» обобщает лондонский публицист-международник Михаил Озеров

Михаил Озеров публицист-международник «Год был очень трудный с точки зрения российско-британских отношений, они, к большому сожалению, все время шли вниз. Снова и снова руководители страны говорят о русской угрозе. Впечатление такое, что самое важное — это не «Брекзит», не терроризм, а российская угроза. Борис Джонсон, который сейчас возглавляет Министерство иностранных дел, при каждом удобном случае стал клеймить Москву и Россию. В то же время лично я смотрю на ситуацию, какая будет в 2017 году, с оптимизмом. Нам никуда не деться. Должно начаться улучшение отношений между Лондоном и Москвой. Все-таки в последнее время даже в СМИ появляются более взвешенные материалы о России, о сотрудничестве с Москвой. Я думаю, что это будет достаточно серьезный тренд. Может быть, от санкций они не будут отказываться, но что касается каких-то шагов навстречу, они, я считаю, будут».

Еще летом 2016 года Третьяковская галерея устроила некоторое количество российско-британских диалогов. Зельфира Трегулова дискутировала с коллегой из музея Виктории и Альберта. Михаил Пиотровский — с арт-директором Королевской академии художеств. Но самая первая встреча в этой серии (на тему ценности культуры как глобального языка) состоялась между главой британского совета Сэром Кироном Деваном и спецпредставителем президента РФ по вопросам культуры и сотрудничества Михаилом Швыдким. Они еще тогда в двух словах описывали ситуацию, в которой мы оказались на уровне политического общения, вспоминает литературный критик Александр Гаврилов.

Александр Гаврилов литературный критик «Все политические консультации, сообщили они между делом, улыбаясь и не теряя лиц, прекращены. Никаких консультаций нет и быть не может, потому что такова международная политическая ситуация. И в этой точке кипения культура становится очень важным инструментом. Вызвать посла в МИД нельзя, и ему нельзя явиться, но зато все могут пойти смотреть спектакль и в перерыве переброситься парой слов, каждое из которых будет значить много для судеб мира».

Если проанализировать заголовки британских СМИ и заявления властей в Лондоне по России, минувший год можно условно разделить на две части. В первой половине года российская угроза воспринималась в аспекте «Большой Войны» между Россией и НАТО, тогда как во второй половине года — после сравнительно короткого периода внутриполитической зацикленности на фоне референдума о «Брекзите» — акцент сместился на обвинения в «преступлениях против человечности» в Сирии. С чем можно связать уход от темы Третьей мировой в британском образе России, рассуждает эксперт Международного института гуманитарно-политических исследований Владимир Брутер

Владимир БрутерВладимир Брутер эксперт Международного института гуманитарно-политических исследований «Во время Кэмерона был востребован более алармистский курс, сейчас он менее алармистский, но на самом деле я бы не стал на этом сосредоточивать какое-либо внимание. При Мэй будет иметь место некая эрозия внешнеполитического курса Британии, которая будет искать новых союзников и в первую очередь Трампа. Курс будет встраиваться в новые общемировые тренды и поэтому то, что происходило во второй половине 2016 года, не является особо важным. «Брекзит» в свою очередь сыграл в том направлении, что Россия еще более потеряла интерес к британской теме, хотя бы потому, что на сегодняшний момент не ждет от британской позиции каких-либо серьезных влияний на ту общеевропейскую позицию, которая привела к санкциям против России».

Тем временем в рамках года английского языка и литературы в Москве высаживается десант британских писателей. Конец ноября, ярмарка нон-фикшн — самая громкая, пожалуй, за все 18 лет существования. В столицу прилетают, в частности, Себастьян Фолкс, в ЦДХ гуляет известный политическими сатирами Джонатан Коу. Букеровский лауреат Джулиан Барнс презентует книжку про Шостаковича и идет в Третьяковку и в Большой театр на «Спартака». На открытое интервью с ним не попасть, говорит журналист Юрий Сапрыкин, который эту встречу провел.

Юрий Сапрыкин журналист «Мы поговорили о том, как интересно, что в России период до распада СССР называется советским временем, а в Великобритании о том же периоде сказали бы «коммунистическое время». Он потряс меня тем, что процитировал Путина ловко, к месту и иронично. Фразу «кто не желал распада Союза, у того нет ума, а кто не жалеет об этом, у того нет сердца». Человек знает даже эти детали. Его обаяние, ирония, живой и заразительный ум — это осталось для меня главным впечатлением. Говорили мы о музыке, о Шостаковиче, о том, как он собирал информацию об этой книге».

На этом фоне стоит вспомнить и экранизацию «Войны и мира» ВВС. У нас ее приняли не все, но большая часть аудитории восхитилась, особенно Пьером Безуховым — Полом Дано. В Великобритании аудитория осталась довольна — продажи Льва Толстого в книжных магазинах резко пошли вверх. И это тоже можно отнести к энергичному культурному диалогу, который стал, разумеется, результатом чудовищной заморозки диалога политического. Что же касается взгляда Москвы на Лондон, российские заявления за год почти не сменили окраски. Любые выпады или обвинения российские власти тут же отвергали, а на самом высоком уровне не раз звучали заявления о необходимости диалога и восстановления отношений.

Рекомендуем:

Фотоистории

Актуальные темы: