16+
Четверг, 19 октября 2017
  • BRENT $ 58.21 / ₽ 3343
  • RTS1147.79
13 января 2017, 20:40 ПравоКриминал

Дело водителя «красногорского стрелка»: пособник или случайный свидетель?

Лента новостей

Мосгорсуд продлил до полутора лет срок ареста водителю Амирана Георгадзе Шоте Элизбарашвили. Весной СКР планирует завершить расследование, а затем направить дело в суд. Обвиняемый будет просить о процессе с участием присяжных

Шота Элизбарашвили в Бабушкинском районном суде.
Шота Элизбарашвили в Бабушкинском районном суде. Фото: Агентство городских новостей «Москва»

Мосгорсуд в пятницу оставил до 18 апреля в СИЗО Шоту Элизбарашвили, водителя так называемого «красногорского стрелка» Амирана Георгадзе, застрелившего в октябре 2015 года двух чиновников Красногорской администрации и еще двух человек. Суд отклонил просьбу защиты о переводе обвиняемого под домашний арест. Ожидается, что весной этого года расследование дела будет завершено. После того, как обвиняемый и его адвокаты ознакомятся с материалами дела, его направят в суд.

Элизбарашвили намерен ходатайствовать о слушании дела с участием присяжных. Он и его родственники надеются, что «народные судьи» поверят — молодой человек не был пособником убийцы, а попал в переплет по чистой случайности. Поддержать 28-летнего жителя Красногорска в пятницу приехала вся семья и несколько друзей — всего около десятка человек. Но строгие конвоиры не разрешили подследственному пообщаться с ними даже жестами. Возмущение арестанта пресекла мама. «Они просто работу свою делают», — успокоила она сына.

Полтора года в СИЗО

Следователь по особо важным делам Главного следственного управления СКР Сергей Адабаш просил продлить срок ареста фигуранту до 18 месяцев — то есть до конца расследования, которое должно завершиться 19 апреля. Он сообщил, что основания для ареста «не изменились и не отпали». К тому же Элизбарашвили обвиняется в совершении тяжкого и особо тяжкого преступления и в свое время скрылся от правоохранительных органов. В этой связи сыщик предположил, что, оказавшись на свободе, фигурант опять может сбежать или помешает расследованию.

«Дело представляет особую сложность. По нему проведено свыше 70 экспертиз, допрошено более 100 свидетелей. Данные обстоятельства представляются исключительными», — выступал он. Адабаш настаивал, что каких-либо медицинских противопоказаний для содержания под стражей подследственного не имеется, а сыщикам требуется время, чтобы дождаться заключения комплексной психолого-лингвистической экспертизы, предъявить Элизбарашвили обвинение в окончательной редакции, а также составить обвинительное заключение и передать его на утверждение в прокуратуру. Представителя СКР поддержала прокурор Марина Бабек. Она назвала его ходатайство «законным, обоснованным и мотивированным».

«Я не согласен с мнением прокурора и следователя, я поддержу адвокатов!», — коротко высказался Шота Элизбарашвили. Его защитники Алексей Антоновский и Светлана Воронкова попытались убедить суд избрать их клиенту любую иную меру пресечения, не связанную с лишением свободы, или перевести под домашний арест. Адвокаты сообщили, что молодой человек имеет подмосковную прописку и собственную квартиру в Красногорске. Аргументы следствия сочли безосновательными. «Все свидетели допрошены, основной объем следственных действий выполнен», — уверяла суд Светлана Воронкова. А ее коллега Алексей Антоновский упрекнул следователей в том, что те не ведут следствие «с должной интенсивностью» и «возводят напраслину» на его подзащитного. «Элизбарашвили, действительно, присутствовал при случившемся, но нет ни одного свидетельства и показаний, что он способствовал преступлению. Поэтому говорить, что он преступник — даже язык не поворачивается!»,— возмущался защитник.

Задержание «на всякий случай»

Адвокаты опровергли довод следователя о том, что Элизбарашвили скрылся от правоохранительных органов. По словам юристов, поняв, в какой переплет он попал, Элизбарашвили сразу же обратился за помощью к адвокатам и после этого приехал в полицию. Там молодого человека заверили, что его не будут арестовывать. «Все давали обещания нам, что все будет нормально. Тогда было неизвестно, где был Георгадзе, его искали на дальних рубежах, а он был под носом, — рассказывал Антоновский. — И следствие решило на всякий случай задержать Элизбарашвили, вдруг он знает, где тот. Но Георгадзе к тому времени уже с собой покончил».

Защитники просили отклонить ходатайство следствия и избрать Элизбарашвили более мягкую меру пресечения. В суде были озвучены характеристики на молодого человека с мест работы. Так, в ООО «Грин-таун», где он трудился водителем, о нем отзывались положительно. А вот руководство столичного СИЗО №5 информировало о конфликтном характере арестованного, сообщая, что тот не реагирует на меры воспитательного характера, и за систематическое нарушение дисциплины его даже сажали в карцер.

«Сегодня пятница, 13-е, меня точно не отпустят», — предрек решение суда подследственный и оказался прав. Выйдя из совещательной комнаты, судья Анатолий Костюков удовлетворил ходатайство СКР. Правда, он счел, что Элизбарашвили следует оставить под арестом не до 19-го, а до 18 апреля.

Четыре жертвы

Трагические события, участником которых оказался Шота Элизбарашвили, произошли 19 октября 2015 года. В тот день молодой человек привез своего шефа — 56-летнего подмосковного застройщика Амирана Георгадзе в здание администрации Красногорского района Московской области. В служебном кабинете бизнесмен расстрелял первого заместителя главы этого района Юрия Караулова и руководителя ОАО «Красногорская электрическая сеть» Георгия Котляренко. По некоторым данным, застройщик не смог реализовать ряд строительных проектов общей стоимостью более 3,5 млрд рублей, под которые он привлек крупные кредиты. Георгадзе требовал у чиновников выплатить ему 20 млн долларов.

Из горадминистрации водитель отвез работодателя домой, в деревню Поздняково. Там в своем коттедже Георгадзе назначил встречу компаньону Тристану Закаидзе, которого также застрелил. После этого бизнесмен направился на поиски следующей жертвы — главы администрации Красногорского района Бориса Рассказова. По дороге он застрелил бывшего охранника редакции газеты «Московский комсомолец» Константина Смыслова, который проезжал по поселку на скутере. После этого преступления Элизбарашвили сбежал от шефа, а Георгадзе пустился в бега. Через несколько дней его тело нашли в подмосковной деревне Тимошкино в одном из пустовавших домов: убийца покончил с собой.

Несмотря на то, что вечером 10 октября Шота Элизбарашвили сам явился в полицию, ему предъявили обвинение в пособничестве убийствам и в незаконном обороте оружия (часть 5 статьи 33, пункт «а» части 2 статьи 105 УК РФ, часть 1 статьи 222 УК РФ). По версии следствия, он знал, что задумал его начальник, и осознанно помогал ему.

Исчезнувшая пленка

Однако защитники Элизбарашвили утверждают, что мужчина ничего не знал об убийствах. «Он не знал, что в сумке, которую его попросил Георгадзе принести из багажника машины в здание администрации, находятся охотничий карабин «Сайга», — заявила Business FM Светлана Воронкова. По словам юриста, Элизбарашвили, трудившийся водителем у Георгадзе уже пять лет, привык к эмоциональному поведению шефа. Оставаясь в приемной, он слышал разговоры на повышенных тонах и «хлопки», однако не понял, что происходит, — думал, что шеф просто «попугал» оппонентов. Юрист отметила, что ружье из сумки Георгадзе доставать так и не стал, и как установило следствие, убил чиновников из двух прихваченных с собой пистолетов. Воронкова отметила, что видеозаписей камер наблюдения в здании Красногорской администрации, сделанных в день трагедии, по странному стечению обстоятельств не оказалось — работники горадминистрации заявили, что 19 октября у них случился «технический сбой».

Защитница уверяет: то, как Георгадзе застрелил Закаидзе, ее подзащитный тоже не видел — он в это время во дворе дома общался с водителем последнего. То, что его шеф «слетел с катушек» он понял только после того, как тот убил водителя скутера. «Он испугался и дал по газам, а Георгадзе принялся стрелять вслед машине», — сказала защитница. Она отметила, что отсутствие в деле улик против Элизбарашвили лишь подтверждает назначенная следствием психолого-лингвистическая экспертиза. Ее, по словам адвоката, собираются проводить без обвиняемого. Специалистам предстоит оценить, говорил ли он правду по видеозаписи проверки его показаний на месте преступления. «Скоро шамана с бубном будут звать, чтобы доказать, виновен он или нет», — с иронией заметила адвокат.

Ожидается, что в конце апреля расследование дела будет завершено. После ознакомления с материалами дела его направят в Мособлсуд. Подсудимый планирует доверить свою судьбу присяжным.

Рекомендуем:

  • Фотоистории