16+
Вторник, 27 июня 2017
  • BRENT $ 45.97 / ₽ 2702
  • RTS992.84
22 января 2017, 15:00 ПолитикаПерсоны

Что бы сделал Эрдоган, если б он был султан

Лента новостей

Реджеп Эрдоган может получить широкий круг полномочий после того, как турецкий меджлис проголосовал за изменение Конституции страны. Президент сможет безраздельно властвовать до 2029 года

Реджеп Эрдоган.
Реджеп Эрдоган. Фото: Yasin Bulbul/Reuters

Реджеп Эрдоган может стать султаном. Турецкий меджлис проголосовал за изменение Конституции страны, которое превратит ее в суперпрезидентскую республику, наделив Эрдогана широкими полномочиями. Если это произойдет, то президент сможет по закону безраздельно властвовать до 2029 года. Как Эрдоган этого добился, и каковы шансы, что Конституция будет действительно изменена?

Парламент — меджлис — в Турции однопалатный. В нем 550 депутатов. Для принятия решения об изменении Конституции требуется более двух третей голосов, то есть 330. Закону об изменении Конституции удалось набрать 339. Голосование было напряженным. В зале даже вспыхнула потасовка между женщинами-депутатами, которым потом пришлось оказывать медицинскую помощь. Но теперь есть текст, который может дать Реджепу Тайипу Эрдогану абсолютную полноту власти.

Ахмед Ахмедов председатель платформы диалога России и Турции «Утром он будет президентом, в обед — премьер-министром, а после обеда будет как руководитель партии. Он же назначает фактически всех судей. Парламент фактически не будет иметь полномочий, которые имеет. Власть полностью будет у Реджепа Эрдогана. Фактически такой власти никто в мире не имеет и не имел даже сам Сулейман Великолепный в 1500-х годах. Каковы будут результаты референдума, сказать трудно. Потому что сам Ататюрк отказался от такой единоличной власти».

Эрдоган ушел с должности премьер-министра в 2015 году и занял кресло президента, который по действующей Конституции Турции полномочий имеет очень мало. Но набрать необходимое число голосов в Меджлисе для реформы, в принципе, не получалось. Своего рода чудом для него стала попытка военного переворота прошлым летом, после которой, вернее после массовой кампании репрессий, которые за ней последовали, многие оппозиционные политики фактически присягнули Эрдогану на верность. Теперь же складывается ситуация, в которой с правовой точки зрения Эрдогана упрекнуть не в чем, говорит профессор Высшей школы экономики Леонид Исаев.

Леонид ИсаевЛеонид Исаев старший преподаватель кафедры общей политологии Высшей школы экономики «Де-факто, это переход к авторитарной модели правления. С этой точки зрения, международному сообществу есть за что опасаться, равно как и турецкой оппозиции. С чисто правовой точки зрения, все сделано абсолютно четко. Заходить дальше каких бы то ни было заявлений мировое сообщество вряд ли сможет, учитывая достаточно нестабильную ситуацию внутри Турции, решения, которые принимает Турецкая республика, чреваты и радикализацией со стороны населения, и радикализацией, может быть, какой-то части турецкого политического сообщества».

По сути, радикализация в Турции уже произошла. Причем сначала три с половиной года назад, во время массовых протестов в Стамбуле и Измире, а затем после того, как тлеющий конфликт с курдами перешел в горячую стадию. Сейчас в крупных городах страны на севере чуть ли не каждый день гремят взрывы, а на юге временами вспыхивают полномасштабные бои с использованием авиации. Как в этих условиях может проводиться референдум, который, по закону, необходим после голосования в Меджлисе, и каковы будут его результаты, предсказать никто не решается. А он должен быть проведен в двухмесячный срок после подписания закона Эрдоганом.

Рекомендуем:

Фотоистории

Актуальные темы: