16+
Понедельник, 27 марта 2017
  • BRENT $ 50.73 / ₽ 2886
  • RTS1124.66
23 января 2017, 11:14 Финансы
В фокусе: Индекс риска

Валютные интервенции — главная интрига рубля в 2017 году

Лента новостей

Во втором полугодии Минфин может начать пополнение Резервного фонда, сообщил Антон Силуанов. По словам же Игоря Шувалова, ЦБ, возможно, будет покупать валюту в резервы. Можно ли расценивать эти заявления как словесные интервенции, и сломан ли тренд на укрепление рубля?

Фото: Сергей Коньков/ТАСС

Минфин допустил возможность пополнения Резервного фонда. Необходимая для этого ситуация может сложиться во втором полугодии 2017 года, сообщил журналистам министр финансов Антон Силуанов в кулуарах съезда партии «Единая Россия». Он отказался назвать конкретные параметры цен на нефть и курса рубля, при которых это будет возможно.

Громкие заявления первого вице-премьера Игоря Шувалова о том, что ЦБ может покупать валюту в резервы, ослабили рубль на прошлой неделе. В итоге 20 января на фоне двухпроцентного роста цен на нефть российская валюта подросла в пределах погрешности.

У тех, кто хранит свои сбережения в валюте, на прошлой неделе появилась надежда: рост рубля приостановился, хотя котировки доллара опускались ниже 59 рублей. Но слова высокопоставленных чиновников изменили настрой участников торгов. Сначала глава Минфина Антон Силуанов сообщил о том, что Россия возвращается к политике накапливания резервов. Затем первый вице-премьер Игорь Шувалов заявил, что в нынешних условиях Центробанк России может начать покупать валюту — это нужно, чтобы ограничить волатильность курса и защитить экспортеров от укрепления рубля.

На следующий день Шувалов пояснил, что меры Минфина и Центробанка России будут ограничены периодом в один-два года. Рынок сигнал распознал. Можно ли расценить слова господина Шувалова как словесную интервенцию с целью ослабления национальной валюты?

Евгений НадоршинЕвгений Надоршин главный экономист ПФ «Капитал» «Крайне маловероятно, чтобы даже во втором полугодии возникли какие-то условия, при которых потребовалось бы покупать валюту, пополнять фонды, по той простой причине, что при наличии дефицита и не слишком большой охоте, с которой Минфин занимает на внутреннем рынке, ту сумму, что сейчас есть в Резервном фонде — а это меньше, чем триллион — потратить в 2017 году придется при любых разумных раскладах. По крайней мере сейчас ситуация мне представляется ровно таким образом. Поэтому любые высказывания представителей правительства в этой части, скорее, могут быть расценены как попытки провести словесные интервенции».

В ответ на все заявления Банк России настойчиво поясняет, что не планирует отказываться от режима плавающего курса рубля и не станет проводить валютных интервенций, чтобы повлиять на стоимость российской валюты. Действительно, раньше был валютный коридор, покупки в котором определялись балансом нефтегазовых доходов, но затем курсовая политика изменилась, напоминает руководитель операций на валютном и денежном рынках Металлинвестбанка, президент ACI Russia Сергей Романчук.

Сергей РоманчукСергей Романчук руководитель операций на денежном и валютном рынке «Металлинвестбанка» «Сейчас ЦБ продолжает уверенно говорить, что ориентиров по курсу нет, но если он все-таки согласится на предложенную схему, это будет означать, что некоторые ориентиры есть и он согласен с тем, что курс рубля сейчас является несколько завышенным, что, впрочем, не так, если смотреть на долгосрочные модели и как рубль зависит от нефти. Да, есть некоторое укрепление, но говорить о том, что курс сильно оторвался от фундаментально обоснованных величин, не приходится».

Заявленный сюжет — главная интрига на этот год, которая будет определять внутренние факторы курса рубля. Не стоит забывать, что главный фактор — внешний, то есть цена на нефть. А есть еще и временный — санкции, снятие которых увеличило бы приток капитала в Россию и сыграло бы в пользу рубля. Но есть риск, что даже при таком маловероятном сценарии рубль не сможет расти так же свободно, как еще недавно падал.

Рекомендуем:

Фотоистории

Актуальные темы: