16+
Вторник, 27 июня 2017
  • BRENT $ 45.94 / ₽ 2700
  • RTS992.84
30 января 2017, 13:30 Политика
Актуальная тема: Антироссийские санкции

США и Кремль: «чувства взаимны», но о санкциях говорить рано?

Лента новостей

В Кремле ответили на вопрос Business FM о том, какие соглашения может предложить Москве новый американский лидер

Президент России Владимир Путин.
Президент России Владимир Путин. Фото: Алексей Никольский/ТАСС

ОБНОВЛЕНО 14:43

«Говорить о каких-то сделках сейчас вряд ли представляется возможным» — так в Кремле ответили на вопрос Business FM о том, какую сделку России может предложить Трамп в обмен на снятие санкций. Дмитрий Песков сказал, что сначала нужно договориться о том, когда и где пройдет первая встреча двух президентов. Он подчеркнул, что в субботнем телефонном разговоре тема отмены санкций не обсуждалась:

Дмитрий ПесковДмитрий Песков заместитель руководителя администрации президента — пресс-секретарь президента РФ «Разговор был хороший, конструктивный — с точки зрения начала обсуждения целого ряда вопросов, которые касаются региональной международной безопасности, с точки зрения расстановки главных акцентов на проблематике возможного взаимодействия в области борьбы с терроризмом. Также он весьма позитивный с точки зрения того, что главы государств отметили уважение как очень важный принцип двусторонних отношений и подчеркнули: и американцы с уважением относятся к России, и Путин сказал, что в России испытывают абсолютно взаимные чувства. В этом плане чрезвычайно важная беседа. Вы знаете, что в предыдущие годы этот дефицит взаимного уважения во многом и был причиной вот отката и деградации наших отношений. Говорить сейчас о каких-то сделках вряд ли представляется возможным, потому что сначала нужно определиться с датой и местом встречи двух президентов. Помощники займутся проработкой этого вопроса, мы надеемся, достаточно оперативно. И уже в ходе встречи главы государств получат возможность более предметно продолжить обсуждение тех вопросов, которые они наметили в ходе телефонного разговора. Сейчас говорить, кто умеет завершать сделки, кто не умеет завершать сделки, вряд ли целесообразно. Главное — это, наверное, то, что мы увидели готовность решать сложные вопросы путем разговора, путем диалога. Это то, за что президент Путин, по крайней мере, выступал достаточно последовательно, и то в чем, к сожалению, в предыдущие годы он не встречал взаимности».

Некоторые выводы о том, что думают в Вашингтоне, можно сделать из интервью представителя Белого дома Шона Спайсера американскому телеканалу ABC. Его спросили об итогах субботних переговоров Путина и Трампа — политики обсуждали сотрудничество в борьбе с террористической группировкой «Исламское государство». На вопрос, может ли это послужить поводом для отмены санкций, представитель Белого дома ответил так:

Шон Спайсер представитель Белого дома «Мы должны сотрудничать с Россией, если хотим победить ИГ, и я думаю, что это был первый шаг. Мы еще не приняли каких-либо решений относительно санкций. Президент продолжит переговоры, и наша команда будет поддерживать отношения с Россией и российскими чиновниками. Но никакого решения принято не было. И вообще эта тема не поднималась во время звонка. Что касается заявления Джона Маккейна о необходимости «положить конец спекуляциям о снятии санкций», президент великолепно умеет вести переговоры — он именно поэтому, отчасти, так успешен и поэтому, отчасти, он и стал президентом. Он будет работать с Россией или любой другой страной в сферах общих интересов. Если мы с Россией можем стать партнерами или разработать план по уничтожению ИГ, то мы и это сделаем».

Увязку снятия санкций с совместной борьбой с террористами Business FM обсудила с главным научным сотрудником Института США и Канады РАН Владимиром Васильевым.

Владимир Васильев Владимир Васильев главный научный сотрудник Института США и Канады РАН «Есть военные аспекты этого дела. Да, может быть, меняется действительно американский подход к борьбе с ИГ. Республиканцы, например, всегда говорили о необходимости проведения наземной операции, поэтому здесь исключать ничего нельзя. Когда уже подойдут какие-то конкретные вещи, тогда и выяснится, что дьявол прячется в деталях. По поводу санкций — надо просто знать технические особенности, дело вот в чем: в конце 2014 года, когда были введены санкции против России в связи с событиями на Украине, было принято специальное положение закона о военном бюджете на 2015 год, согласно которому все военное сотрудничество с Россией по линии как США, так и стран НАТО должно быть прекращено до тех пор, пока не будет урегулирована ситуация на Украине. Это положение есть, оно действует, и это одна из причин того, почему, например, администрация Обамы отказывалась сотрудничать с Россией после начала нашей операции в 2015 году. Более того, это законодательство вот как устроено: министр обороны, скажем США, может временно приостановить действие этого положения, опираясь на соображения национальной безопасности. Но в принципе стоит вопрос: если это положение законодательно отменять, для того, чтобы строить это в долгосрочном плане, если строить сегодня на долгосрочной основе российско-американское сотрудничество в борьбе с международным терроризмом, тогда есть увязка между Сирией и Украиной. А раз Сирия и Украина, тогда действительно встает вопрос о санкционном режиме. Такая взаимосвязь есть, вот ее надо иметь в виду. Что касается наземной операции, я не думаю, что для нас это возможно по внутриполитическим соображениям. Тем более, в 2016 году мы несколько раз говорили о том, что наша миссия в Сирии выполнена, мы там начинаем не то сворачивать наши усилия, не то отводить и так далее. Возможно, максимум, о чем идет речь, может быть, о каких-то спецназовских группах, спецвойсках. Не исключено, что подключить американцев можно и похитрее. Например, заставить их тоже платить, но платить за перевооружение армии Асада, сказать, что наш вклад — это его войска. Для этого надо профинансировать перевооружение сирийской армии».

Какие предложения Трамп может сделать Путину по сотрудничеству в Сирии? Об этом рассуждает директор Центра анализа ближневосточных конфликтов Института США и Канады Александр Шумилин:

Александр Шумилин директор Центра анализа ближневосточных конфликтов Института США и Канады «Что он потребует от России в этом плане? Координацию действий военно-воздушных сил — это само собой. По сути, это уже происходит в той или иной форме. Дальше, по-видимому речь может идти об объединении усилий и действий, контролируемых США и Турцией, с одной стороны, и Россией с Ираном или с Асадом наземных группировок — с другой. Возможно, речь идет об этом. Но здесь перспективы не самые радужные, ибо просто по щелчку Трампа те силы, которые борются сейчас друг с другом — умеренная оппозиция и правительственная армия Асада, вряд ли смогут развернуть свои орудия разом против ИГ. Потребуется серьезная работа с Россией. Поэтому здесь нужно посмотреть, какие конкретные варианты действий предлагает Трамп».

Санкции США против России могут начать ослабевать в этом году, но не принесут существенного облегчения, следует из результатов опроса экономистов, проведенного агентством Bloomberg. Однако шансы на то, что Трамп обеспечит России существенное облегчение в этом году, снизились до 35% с 43% в декабрьском опросе. Вероятность того, что США начнут смягчать санкции в ближайший год, по мнению опрошенных, составляет 60%, что их начнет смягчать ЕС — 44%. В случае смягчения санкций рост экономики России ускорится на 0,2 процентного пункта в этом году и на 0,5 процентного пункта в следующем. При этом большинство опрошенных экономистов ожидают укрепления рубля в объеме до 10%.

Рекомендуем:

Фотоистории

Актуальные темы: