16+
Понедельник, 26 июня 2017
  • BRENT $ 45.81 / ₽ 2730
  • RTS977.14
12 февраля 2017, 20:51 Стиль жизниКино

«Поклонская могла бы прийти и попросить сценарий». Алексей Учитель рассказал о «Матильде» и скандалах вокруг фильма

Лента новостей

Создатель драмы о любви Николая II и балерины Кшесинской объяснил природу другой интриги — о якобы финансировании картины из офшора, а также приоткрыл некоторые секреты создания «Матильды»

Алексей Учитель.
Алексей Учитель. Фото: Сергей Бобылев/ТАСС

Учитель против Поклонской. Режиссер фильма «Матильда» рассказал Business FM о том, как продвигается рассмотрение заявлений в Генпрокуратуру, которыми он обменялся с депутатом Натальей Поклонской. В Берлине Алексей Учитель ответил на вопросы Business FM:

Ваша переписка с Генпрокуратурой чем-то закончилась? Они как-то отреагировали?
Алексей Учитель: Во-первых, у нас не переписка, а взаимоотношениями с Генпрокуратурой занимаются наши юристы. У нас был запрос по поводу депутата Поклонской, ее высказываний. Второе, самое главное для меня — это та группа людей, которые называют себя организацией, но оказалось, что они не зарегистрированы. Те, которые рассылали письма в кинотеатры с угрозами о поджогах и расправах с людьми, которые возглавляют эти кинотеатры. Два таких обращения в Генпрокуратуру были. Пока никакого официального ответа нет и не может быть. Для этого нужно время. Что касается запроса Поклонской, то представители прокуратуры в Петербурге приходили к нам на студию и попросили выдать сценарий для того, чтобы они его изучили, наверное.
Вы выдали?
Алексей Учитель: Нет, пока мы не выдали. У нас есть срок до 13 февраля. Этим тоже занимаются наши юристы. Как только скажут, мы дадим. Вопрос, кто будет читать. Мне кажется, что они должны ответить, кто это будет читать — экспертная комиссия какая-то создана или что? Что за форма? Этого же никогда не было. И это самое удивительное. Я уже не раз высказывался, что мы сейчас можем создать с помощью госпожи Поклонской прецедент, когда любой человек в нашей стране, если ему не понравится книга, фильм, спектакль, музыкальное произведение, и он какому-ту депутату напишет, а тот будет писать в Генпрокуратуру, и мы получим снежный ком, когда каждый может написать, и Генпрокуратура якобы должна этим заниматься. Это безумие. Для этого есть министерство культуры, различные организации, комитет по культуре в Госдуме, который может ответить на эти вопросы. Зачем занимать серьезнейшую организацию, у которой масса дел, с которыми действительно надо разбираться, а Генпрокуратура должна читать наш сценарий. Фильм уже снят и читай, не читай, он уже скоро выйдет.
Кто-нибудь видел те материалы, которые вы отсняли, смонтировали? У вас сейчас на кинорынке ведутся какие-то переговоры. Вы что-то кому-то показываете?
Алексей Учитель: У нас есть два трейлера, которые мы и показываем. Официально они существует в интернете. Мы их не скрываем.
А вы с госпожой Поклонской встречались когда-нибудь?
Алексей Учитель: Нет, я никогда с ней не встречался. Как мне кажется, прежде чем подавать в прокуратуру — я беру и деловую и человеческую этику — она могла бы позвонить нам на студию, выяснить, поговорить и попросить сама почитать сценарий, а не заявлять сразу в прокуратуру. Наконец, обратиться к главе комитета по культуре в Госдуме — замечательному режиссеру Станиславу Говорухину, спросить его мнение или попросить как-то проконсультировать. Почему сразу Генпрокуратура? Что за странный образ этой организации? Почему она должна этим заниматься? Нет, я с ней не встречался, единственное, что я сказал в своих интервью, что как только будут первые просмотры фильма, я приглашу с удовольствием. Поскольку я понимаю, что ничего порочащего и для верующих, и лично для госпожи Поклонской нет и не может быть.
То есть, кроме того, что это царь, там нет никаких религиозных моментов.
Алексей Учитель: В нашей картине царя нет. Это надо понимать. Он всего лишь был наследником престола. Молодым, 26-летним человеком, который мог влюбляться и переживать некие эмоции. Он не был царем. У нас фильм не о мелкой любовной интрижке, а о серьезных вещах: чувстве, долге. Заканчивается как раз коронацией. Только последние кадры фильма он у нас царь.
У вас достаточно масштабные сцены коронации, Ходынка. Вы много отрисовывали на компьютере?
Алексей Учитель: Коронация снималась без всякой дорисовки. Был построен огромный павильон на одном из бывших военных заводов в Петербурге. Мы гордимся этой декорацией. Кстати, представители церкви приезжали к нам, восхитились. Я уже не говорю о министре культуры, губернаторе Петербурга. Шла попытка сохранить эту декорацию, чтобы все могли на нее посмотреть, как это, кстати, делается в Америке. Но там нет компьютерной графики. Ходынка частично есть. У нас еще есть эпизод крушения царского поезда, вот там будет много компьютерной графики. Эта сцена еще делается.
У вас фильм называется «Матильда», хотя главный герой — Николай II, почему вы не назвали фильм как-то соответствующе — «Николай II» или «Царь»?
Алексей Учитель: Потому что он еще не был ни Николаем II, ни царем. У нас два главных героя — Матильда Кшесинская и Николай II, вернее, наследник престола. Необязательно именем главного героя называть картину.
За вас, за эту ситуацию с фильмом вступился Дмитрий Песков, сказал, что сначала нужно посмотреть картину, вступились ваши коллеги. Но, тем не менее, есть ли у вас ощущение предтечи цензуры, тем более, что был случай с «Тангейзером», который многие не видели, но осудили.
Алексей Учитель: Нет, предтечи официальной цензуры я не чувствую, и наоборот, вижу, что государство не собирается что-либо запрещать и всячески помогает нашей картине — и финансово, и организационно, даже то, что мы снимали практически во всех дворцах Петербурга, тоже о чем-то говорит. У нас участвует Мариинский театр, оркестр Гергиева записывал музыку к фильму. Я уверен, никакой цензуры не будет. А то, что требуют запретить, наверное, такое движение возможно, — но посмотрев картину. Каждый человек может высказаться, сказать, что ему это неприятно, не нужно и так далее — но посмотрев картину. А когда это делается до — это некая провокация для того, чтобы взбудоражить наше общество непонятно для чего, с призывами поджигать кинотеатры. Я думаю, что это юридически незаконные действия, у нас есть законодательство, и это нужно резко и жестко пресечь. Руководитель общественного совета Минкульта господин Пожигайло говорит, что у него 20 тысяч писем об этом, я кое-что видел — это отпечатанные на принтере абсолютно одинаковые письма — и в Генпрокуратуре мне показывали такие же. Я уверен, если заняться подписями, то 90% окажутся фальшивкой, то есть этих писем не существует. Как и выяснилось, что организация «Православное государство» — символическое название, напоминающее кое-что зловещее — тоже ведь не существует, поэтому все слухи о многочисленных протестах сильно преувеличены.
Если бы фильм выходил совсем скоро, а не в октябре, можно было бы заподозрить, что это ваша гениальная маркетинговая кампания.
Алексей Учитель: Мне так многие мои коллеги говорят, но, уверяю вас, что нет.
Многих людей, близких к культуре, раздражает то, как сейчас все интересуются финансовой стороной, в том числе и непрофильные издания. Business FM не может вас не спросить про последнюю историю с офшорами, и якобы был звонок какого-то чиновника, и фигурировала в прессе цифра в 10 млн долларов. Что это за история с финансированием картины из офшоров?
Алексей Учитель: Я не знаю, офшоров или нет, но у нас есть студия «Рок», у нее заключены договоры с «Кинофондом» и организацией, которая называется ООО «Матильда», эти две организации финансировали нашу картину. Есть бюджет, и он, конечно, даже больше 10 млн долларов, потому что это очень масштабная по производству картина, и все это видно на экране. А что, офшор — это что-то такое запретное? Почему считается, что если из офшора, то это что-то неприличное?
Пишут, что якобы был некий продюсер на начальных этапах, который сейчас живет в Канаде, и он рассказал эту историю.
Алексей Учитель: Вы знаете, в связи с тем, что очень много какого-то дерьма выплескивается сейчас, повторяю, по не вышедшей картине, многие хотят себя в этом случае пропиарить. О них забыли, а надо, чтобы вспомнили, чтобы сказать, что я, мол, тоже здесь стоял в очереди. Господин, о котором вы упоминаете, Москалев, он действительно изначально был, хотя тогда был совершенно другой проект, другой сценарий, и не я планировал, что будут делать, поэтому то, что мне уже известно, что он скрылся в Канаде, и его разыскивает Интерпол по финансовым беспорядкам, связанным с фондом Винокура, но это не мое дело совершенно, и я к этому не имею отношения никакого. Есть финансирование, есть кино, и все прозрачно, и никаких не может быть придирок к нам с какой-то стороны, тем более от господина Москалева, который к этому проекту «Матильда» не имеет никакого отношения.
Поклонская тоже интересовалась финансированием и просила прокуратуру проверить.
Алексей Учитель: Может быть, Москалев и Поклонская тоже имеют какие-то взаимоотношения. Она же, по-моему, решила приложить, как я называю, желтую информацию, ради бога. Я еще раз повторю, что я ничего не то что не боюсь, я уверен во всем, потому что фильмом занималась серьезная команда известнейших людей в России, заслуженных, и авантюрами мы никакими не занимались, все открыто — сценарий, будущий фильм, трейлеры, финансирование, мы готовы ко всему.
Вы бюджет картины пока не раскрываете?
Алексей Учитель: Я не раскрываю не потому, что он секретный до такой степени. Просто давайте закончим, подведем итог и объявим: ничего секретного нет.

В воскресенье число возмущенных фильмом увеличилось. Зампредседателя комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Наталья Поклонская сообщила, что получила обращение от мусульман одной из республик России, в котором выражается обеспокоенность трейлером фильма «Матильда». Бывший прокурор Крыма зачитала это обращение в эфире телеканала «Россия 24», не сказав, от имени какой религиозной организации поступил документ.

Рекомендуем:

Фотоистории

Актуальные темы: