16+
Суббота, 16 декабря 2017
  • BRENT $ 63.25 / ₽ 3719
  • RTS1148.27
14 февраля 2017, 11:20 Политика

Противостояние на «Немцовом мосту». Комментарий Георгия Бовта

Лента новостей

В мэрию Москвы подали заявку на проведение марша памяти Бориса Немцова. По замыслу организаторов он должен пройти 26 февраля, в канун второй годовщины убийства политика на Большом Москворецком мосту напротив Кремля

Георгий Бовт.
Георгий Бовт. Фото: Митя Алешковский/ТАСС

Оппозиция еще в конце января заявила: она будет настаивать, чтобы ей утвердили маршрут марша через центр — от Славянской площади до Москворецкой набережной, а затем к Большому Москворецкому мосту. Это было бы точным повторением пути первой акции памяти, которая состоялась сразу после убийства Немцова в 2015 году. Тогда эмоциональный накал вокруг трагедии был силен. Причем некоторые оппозиционеры не стеснялись намекать, что убийство, мол, было выгодно самой власти. Возможно, поэтому, а, быть может, просто из сочувствия к погибшему тогда никаких препятствий чинить манифестантам не стали. Однако уже через год было решено: политическая составляющая уже перевешивает составляющую скорби, а потому тот же маршрут согласован не был — потому что нечего у Кремля манифестировать. Оппозиционерам предложили пройти по Бульварному кольцу, на что они и согласились. По оценкам организаторов, пришло до 24 тысяч человек.

Сейчас заявка на 30 тысяч, и мало сомнений в том, что на мероприятие будут смотреть, прежде всего, как на политическую акцию и лишь во вторую очередь как на акцию памяти. Вопрос о маршруте, скорее всего, станет камнем преткновения, очередной историей о том, как никто не хотел уступать.

Оппозиционеры будут настаивать, мэрия, скорее всего, будет упираться. Потому что так просто взять и уступить — значит, по нынешним политическим понятиям, «прогнуться». Остроты вопросу придают и непрестанные попытки убрать, притом, как правило, почему-то ночью импровизированный мемориал Немцова на месте убийства. Не идут городские власти навстречу оппозиционерам и в том, чтобы увековечить имя убитого политика в городской топонимике. Например, назвать его именем мост, на котором его убили. Впрочем, все понимают, что такое решение городским властям не по силам — переназывать что-либо в 100 метрах от Кремля, да еще именем оппозиционера и ярого критика в том числе нынешнего президента. Но ссылки на некий закон, по которому до увековечивания ушедшего должно пройти десять лет, звучат от этого не менее лукаво. Было несколько прецедентов, когда этот закон обходили. Например, в случае с Фиделем Кастро.

Если же посмотреть на все это рассудительно, напрашивается вроде наивный, но логичный вопрос: а почему все же нельзя никак договориться — хоть о чем-то? Сесть за один стол, можно даже не круглый, и попытаться искренне и без тайных намерений уесть противоположную сторону, найти компромисс — по маршруту шествия, по способу увековечить-таки память Немцова, по тому, как относиться к временному импровизированному мемориалу. Неужели для этого непременно нужно ожидать некой «эманации сверху»? Как было в свое время с непрестанно запрещаемыми акциями по 31-м числам на Маяковке, когда до определенного момента казалось, что нашла коса на камень и никто не уступит оппонентам ни на миллиметр позиции. А потом оказалось, что все не так непримиримо и нерешаемо. И нет уже той косы, и нет уже того камня.

С тех пор, правда, законодательство о митингах успели еще больше ужесточить. Теперь за неоднократные нарушения его можно и «уголовку» схлопотать. Оправданно ли это? Одним кажется, что нет. Другие считают, что в России только дай «лодку раскачать» — пожнешь бурю. История, конечно, рассудит. Вот только неизвестно кого, когда и все ли доживут до этого суда.

Рекомендуем:

  • Фотоистории