16+
Среда, 13 декабря 2017
  • BRENT $ 63.83 / ₽ 3784
  • RTS1149.88
14 февраля 2017, 13:08 Технологии

Срыв иранской поездки Рогозина: «технические причины» или разглашение «деликатных тем»?

Лента новостей

Сторонам якобы «предстоял сложный разговор о причинах ориентации иранских партнеров на закупку самолетов у западных стран»

Вице-премьер РФ Дмитрий Рогозин.
Вице-премьер РФ Дмитрий Рогозин. Фото: Артем Коротаев/ТАСС

Обновлено 18:55

Дмитрий Рогозин не едет в Иран. Как пишет «Коммерсантъ», вице-премьер отменил визит в Тегеран, объяснив это «техническими причинами». Но источники говорят, что поводом стало разглашение иранской стороной информации о грядущей поездке Рогозина, хотя тот просил соблюсти конфиденциальность из-за «деликатных тем». В частности, «предстоял сложный разговор о причинах ориентации иранских партнеров на закупку самолетов у западных стран». Отмену поездки Рогозина прокомментировал главный редактор Carnegie.ru Александр Баунов.

Александр БауновАлександр Баунов главный редактор Carnegie.ru «Путин и Трамп готовятся к первой встрече. Соответственно, и Лавров с Тиллерсоном готовятся к первой встрече, им крайне не хочется ее омрачать, она и так явно омрачена и событиями на востоке Украины, и вот еще не хватало обвинений в союзничестве с Ираном. Немножко сложнее все выглядит вот почему: собственно, та часть Америки — истеблишмент, демократия, которая критикует Трампа, — она как раз против сделки с Ираном ничего не имеет, наоборот, они ее авторы. Они считают, что Трамп поведет себя непрофессионально, если теперь после ядерной сделки объявит Иран врагом. В отличие от конфликта на Украине у нас боятся не того, что пресса обвинит Трампа в контактах с Россией, которая имеет дело с Ираном, а того, что уже сам Трамп будет подозревать Россию в двойной игре. Он ведь настроен против Ирана довольно решительно».

«Мы оказываем Тегерану колоссальную поддержку, а они берут технику у тех, кто их же унижает санкциями», — рассказали источники «Коммерсанта». Например, в декабре иранцы подписали с американской корпорацией Boeing контракт на поставку 80 самолетов, и есть контракт и с европейской компанией Airbus на поставку 100 воздушных судов. С Россией все хуже — есть меморандум о поставке Sukhoi Superjet 100, но он не носит обязывающего характера. Что с другими контрактами с Ираном, рассказывает научный сотрудник Центра анализа стратегий и технологий, главный редактор журнала «Экспорт вооружений» Андрей Фролов.

Андрей Фролов Андрей Фролов научный сотрудник Центра анализа стратегий и технологий, главный редактор журнала «Экспорт вооружений» «На сегодняшний день известен только один контракт, который уже исполнен, это контракт на поставку в Иран зенитной системы С300 ПМУ-2, которую Россия фактически поставила в счет своих обязательств, которые были еще ранее заключены и достигнуты, но потом по известным причинам Россия отказалась добровольно от этой поставки. Что касается дальнейшего расширения сотрудничества, то здесь, к сожалению, у России не так много возможностей, потому что действует еще период эмбарго на поставку Ирану боевых систем, еще фактически четыре года он будет действовать, и до этого времени возможности каких-то поставок оружия в Иран очень ограничены. Если все же брать американские и европейские самолеты, во-первых, Россия, к сожалению, занимается производством в таком количестве, как нужно иранцам. К тому же, возможно, мы не производим те конкретные модификации, которые опять же им нужны. Что касается тех же американских самолетов, фактически они оплачивались из замороженных иранских средств, которые были в США. Поэтому, может быть, иранцы даже если бы что-то другое и хотели, то у них иной возможности не было, а так они, по крайней мере, как-то свои средства могут использовать. Я как раз не вижу здесь какой-то связи с нашим авиапромом, потому что все прекрасно понимают его реальные возможности на сегодняшний день».

Помимо Рогозина на переговоры в Иран собирались лететь первый вице-премьер Игорь Шувалов и министр энергетики Александр Новак. По данным СМИ, их визиты каких-либо изменений не претерпели. Несмотря на решение Рогозина не лететь в Тегеран, российско-иранским отношениям ничего не угрожает, уверен директор информационных проектов «ПИР-центра», специалист по Ирану Андрей Баклинский:

Андрей Баклинский директор информационных проектов «ПИР-центра» «С одной стороны, сейчас соглашение по иранской ядерной программе выглядит очень хрупким в связи с новой администрацией США, которая к нему довольно подозрительно относится. Иран заинтересован в том, чтобы соглашение осталось, в этом ему нужна помощь России. С другой стороны, Россия тоже заинтересована в том, чтобы соглашение оставалось в силе. У России есть бизнес-интерес в Иране — «Росатом» строит там атомные электростанции, наши компании, тот же «Ростех», хочет поставить вооружение в Иран. Осталось буквально несколько лет до того, как будет снято эмбарго на поставку оружия в Иран, в котором мы и они заинтересованы, то есть нам тоже сейчас не нужно никаких лишних проблем на этом направлении».

На минувшей неделе посол России в Тегеране Леван Джагарян заявил о «прогрессе, достигнутом в области торгово-экономического сотрудничества» между Россией и Ираном. По его словам, объемы двустороннего товарооборота достигли 2 млрд долларов.

Рекомендуем:

  • Фотоистории