16+
Четверг, 22 июня 2017
  • BRENT $ 45.81 / ₽ 2730
  • RTS977.14
1 июня 2017, 12:14 Финансы
Спецпроект: ПМЭФ-2017

Кудрин: кризис закончился только с точки зрения формальных показателей рецессии, доходы падают

Лента новостей

Ждать ли налоговой реформы? Почему быть судьей в России больше не престижно? Договорились ли в правительстве насчет идеи «22/22»? Об этом экс-министр финансов рассказал Business FM в кулуарах ПМЭФ

Алексей Кудрин на ПМЭФ-2017.
Алексей Кудрин на ПМЭФ-2017. Фото: Валерий Шарифулин/ТАСС

Россия из кризиса не вышла — об этом Business FM заявил Алексей Кудрин в кулуарах Петербургского экономического форума. По его словам, в экономическом смысле рецессия закончилась, однако реальные доходы населения продолжают падать, а значит, об окончании кризиса говорить нельзя. С бывшим министром финансов, главой Центра стратегических разработок беседовал главный редактор радиостанции Илья Копелевич.

Алексей Леонидович, вначале все-таки о встрече с президентом. Вы сказали, что никакие окончательные сроки для представления не названы. Тогда вопрос общий: все-таки на ваш взгляд что должно стать главным элементом, главным драйвером повышения темпов роста российской экономики до темпов выше мировых, 3%, о которых мы мечтаем?
Алексей Кудрин: Действительно, идет экономический форум, но я хочу уточнить: президент ставил задачу перед Центром стратегических разработок подготовить предложения к стратегии к 1 мая этого года. Предложения подготовлены, сегодня у нас есть полная, целостная, просчитанная стратегия, будем называть это «проект стратегии», как видят его эксперты, целая группа, команда экспертов. По договоренности с администрацией мы представили ее президенту лично, в руки, 30-го числа на встрече с ним, когда мы презентовали эту стратегию. То есть она отдана ему. Теперь начинается новый этап работы. Администрация президента будет более тщательно рассматривать конкретные обоснования предложения, они будут докладываться главе государства. Я, видимо, тоже буду докладывать ему конкретные вопросы. То есть начинается новый этап работы уже лично с президентом. До этого, последние полгода, у меня были с ним встречи примерно с частотой одна в два месяца.
Важное уточнение: в газетах написали после позавчерашней вашей встречи, что вы неделю встречаетесь. Но сейчас вы внесли ясность.
Алексей Кудрин: Во-первых, осенью встречи тоже проходили примерно с такой же частотой. Сначала президент на них утвердил план работы. Затем мы с ним обсуждали некоторые детали подходов, чтобы мы понимали тот коридор, в котором тоже готовы работать. Например, уже в этом году, в феврале, я ему докладывал предложения по развитию судебной системы.

Этого и ждали, собственно, от вас, об этом мы с вами говорили в январе, и вы сказали, что это впереди, и это, может быть, самая тонкая часть работы, но у вас есть мандат на это в том числе...
Алексей Кудрин: После того, как он дал поручение подключить специалистов Верховного суда, главного управления, они тоже рассмотрели предложения. Сегодня мы находимся в стадии согласования отдельных предложений, деталей.
Вы пока не готовы раскрывать основные идеи этой части стратегии?
Алексей Кудрин: Могу сказать только некоторые вещи: это связано с повышением независимости судей, давлением административного характера, внутрисудебной иерархии, повышения роли квалификационных комиссией, очень серьезные повышения требований к отбору судей. Быть судьей больше не престижно. Это больше не верх юридической карьеры человека. Сегодня это стало более простой профессией, на которую очень трудно отобрать квалифицированных людей. Она не так высоко оплачивается, как хотелось бы, по сравнению, например, с теми, кто работает в адвокатуре, даже в некоторых министерствах. Туда сегодня приходят менее подготовленные люди, чем в других сферах деятельности. Как ни странно, такое происходит. Мы повышаем и оплату, и требования по отбору, и подготовка непрерывна, тестирование. Целый ряд факторов только в комплексе дадут эффект, чтобы судья принимал независимое профессиональное суждение.
Если говорить в целом, то это большой набор небольших мер, а не некое революционное смахивание со стола существующих, не внушающих большого доверия обществу судей?
Алексей Кудрин: Это невозможно. В этой связи только в течение шести лет можно добиться существенного увеличение прослойки более профессиональных, более смелых судей, при этом и другие судьи, которые в этой системе работают, существенно почувствуют свою поддержку. Мы понимаем, что сегодня есть давление с разных сторон на судью. Судья должен быть авторитетным, объективным и независимым. Мы знаем, как сегодня трудно быть судьей в нашем обществе. Поэтому мы должны повысить их возможности и престиж.
Перейдем к экономике как таковой. Глава Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) Александр Шохин не так давно сказал, что тема налоговой реформы ушла, как он выразился, в заоблачные выси и перестала обсуждаться. Президент на съезде РСПП сказал: давайте мы сначала все решим и только потом заявим об этом. Так что не жду от вас откровений, но скажите, самое главное: с вашей точки зрения, налоговая реформа необходима, или ее, может, и не будет?
Алексей Кудрин: Во-первых, предложение Центра стратегических разработок — не поднимать и не менять все ключевые ставки налогов. Мы считаем, стабильность в этих правилах игры важнее.
То есть налоговой реформы может и не быть вовсе?
Алексей Кудрин: Некоторые шаги мы тоже предлагаем, например, нужно продолжать налоговый маневр в нефтяной сфере. Сегодня вся нефть выводится с экспортной пошлиной: чтобы отвезти нефть на экспорт, нужно заплатить еще в бюджет, а потом уже продать и с налогов еще раз заплатить. Мы считаем, что это неэффективный механизм, нигде в мире такое уже не сохранилось. Полагаем, экспортные пошлины нужно отменить, а конечные налоги — чуть-чуть повысить, то есть уменьшить количество платежей, но они должны немного повыситься как налоги.
Это важная, но отраслевая история.
Алексей Кудрин: Это отраслевая история, но, как ни странно, она несет увеличение производительности сектора в целом.
К идее «22/22» вы как-то относитесь или пока не будете формулировать?
Алексей Кудрин: Идет дискуссия в правительстве, в правительстве тоже не договорились по этому маневру, пока высоких эффектов мы не видим. Все мы ведем дискуссию.
Говоря в целом о концепциях программы, их как бы три. Ваша, правительство работает, стараясь объединить, ну и Столыпинский клуб. Мне лично кажется, что очень многие элементы становятся похожи, и главное разногласие остается со Столыпинским клубом — насчет кредитной эмиссии. Но все-таки, вы могли бы рассказать, что ценного вы взяли у коллег-конкурентов?
Алексей Кудрин: Так получилось, что мы работаем параллельно с правительством. Вообще, все наши предложения, все наши разработки шли с министерствами и ведомствами. Эксперты приносили министерствам и ведомствам, предлагали, и мы вместе отбираем. Где-то министерство, кстати, очень активно и тоже идеи генерирует хорошо. Кстати, все с энтузиазмом работают над новой стратегией. Поэтому, когда объявилось послание президента по поручению правительства тоже разработать, но уже не стратегию, а план действий, то нам пришлось определенные усилия с правительством объединить, потому что мы вместе и так работали. Единственное, что некоторые разделы у них более проработанные, некоторые у нас. Плюс, у нас их больше, потому что мы затрагиваем ту сферу, которая не в ведении правительства. В данном случае, вот этот мандат о работе судебной, правоохранительной деятельности.
Более широкий политический фактически мандат.
Алексей Кудрин: Да. Международная деятельность — у нас больше мандат, в наших подходах. У нас есть различия с правительством, с Минфином, даже с Минэкономикой по поводу доли той самой цены отсечения, сверх которой от цены на нефть тратить, где тратить, а где накапливать. И я чуть-чуть мягче отношусь к этой позиции, чем министерство финансов. Ну и по величине дефицита — я тоже считаю, что чуть-чуть его можно скорректировать. За исключением этого, мы очень близки с правительством.
Верите ли вы в возможность рывка технологического сектора российской экономики. Если верите, то, что вам дает основания для этой веры.
Алексей Кудрин: Я верю. Знаете, Россия притом, что она сегодня заметно стала отставать в технологическом развитии от стран-лидеров, тем не менее, имеет хороший потенциал. Самый главный потенциал — это люди. Имеется в виду и наше образование, которое тоже не соответствует уже новым вызовам, но, по крайней мере, это хороший базис.
Вот уже 25 лет, как этот базис существует, и огромные усилия вроде бы прилагаются в форме институтов развития. Во всех, так сказать, формах.
Алексей Кудрин: Согласен. Показатели инновационной деятельности не меняются уже на протяжении десяти лет. Да, действительно, так и есть. Вот почему мы видим, что некоторые инициативы, которые уже работают в правительстве, нужно масштабировать в разы. Например, есть такая инициатива — национально-технологическая. Я считаю, это абсолютно правильный, своевременный шаг, который в свое время поддержал президент несколько лет назад, но масштаб ее нужно как минимум удесятерять..
Вы имеете в виду финансовую поддержку этой инициативы? Не все знают — мы недавно рассказывали тоже про это, как некий общий формат, объединяющий институты развития.
Алексей Кудрин: Если так, в общем, это выделение самых новейших отраслей, которые сделают по анализу специалистов будущую мировую экономику.
Заглянуть в рынки 2025-2035 годов.
Алексей Кудрин: И предложить нашим предпринимателям в этой области при поддержке небольших государственных финансовых вливаний придумать свои проекты в этих самых новейших отраслях. В этом смысле, я считаю, это полезная очень инициатива. Но у нас, вообще-то, есть центр, где это делается. Один в стране. Ну, есть близкие, похожие…
Назовите. Я, честно говоря, не знаю.
Алексей Кудрин: Имеется в виду АСИ в Москве. Здесь есть центр Агентства стратегических инициатив.
Собственно, формируется подход к этой инициативе.
Алексей Кудрин: Да. Они собирают специалистов из разных уголков страны и разных центров. Но вообще-то должно быть минимум пять независимых, а лучше — десять таких центров в стране. В разных регионах. И в Татарстане, допустим, пытаются что-то сделать. Например, в Петербурге один только Политехнический университет сопоставим со многими другими такими центрами. В этом смысле близкие есть, аналоги такого рода центров, но нам нужно иметь десять по стране. С хорошей подпиткой, с хорошими квалифицированными специалистами, которые пытаются с молодежью, со специалистами рынка придумать эти новые стартапы в самых новейших областях и поддержать.
А у вас перед глазами есть хотя бы несколько позитивных примеров создания тех компаний?
Алексей Кудрин: Конечно. Вы знаете, российские компании в области искусственного интеллекта уже заработали и используются в мире. Их несколько. (Не только «Яндекс»), их больше. Они, может, пока небольшие, но привлекаются западными крупными мировыми компаниями в разработки своих отдельных моделей — как самоуправления, так и расчетов их проектов. И, в общем, это хороший позитивный пример. Ну, таких я знаю три десятка. Конечно, это немного в масштабе страны. Вот нам нужно масштабировать это. С точки зрения технологического предпринимательства — это целая цепочка шагов. Это обучение в школах технологической грамотности. Это в университетах оснащение всех наших лабораторий физики и химии технологии, создание малых предприятий. Это создание крупных научно-технологических консорциумов, в которых объединятся несколько производителей в России, несколько потребителей, когда вместе они говорят: «Мы в этой сфере в стране находимся на более низком уровне по сравнению с другими странами». Мы складываем усилия, помогаем друг другу, чтобы эту технологию в стране освоить, чтобы мы были страна с компетенцией в этой области. Вот таких консорциумов мы считаем 15-20 нужно создать. И они уже начинают создаваться. Мы считаем, что по модернизации крупных компаний или средних мы должны дать дополнительные возможности. Чтобы были востребованы или применены в производстве какого-то продукта новые технологии. Например, сегодня самые успешные экспортеры России — 60% наших экспортеров — используют новейшие технологии Запада. То есть без новейших компонентов ты не сделаешь свой инновационный продукт. Значит, мы должны облегчить этот обмен на импорт и на экспорт. Там целая серия предложений, которые сегодня дадут продвижение технологической повестки в России.

Финальный и простой вопрос. Кризис закончился?

Алексей Кудрин: Вы знаете, с точки зрения формальных показателей рецессии — он закончился. У нас в этом году рост. А жизненные реальные доходы населения продолжают падать. И это мне не позволяет говорить с полной уверенностью, что мы уже вышли из зоны кризиса. Повторяю: в экономическом смысле — да, вышли. А с точки зрения самочувствия населения… у нас за последние четыре месяца, за первые четыре месяца этого года, опять упали реальные доходы населения на 2%.
Вы согласны с тем, что было опубликовано в «Ведомостях»? Целевой прогноз Минэкономразвития о том, что при выходе на приличные темпы роста экономики достижения уровня реальной заработной платы 2013 года наступит там не раньше 2023-2025 годов. То есть отстающий рост реальных доходов по сравнению с макроэкономическими показателями.
Алексей Кудрин: Да, они немножко будут отставать. Но там, к сожалению, я видел, что в ряде газет опубликовали неправильные таблицы Минэкономразвития. Я перепроверил. Особенно про пенсионеров, что якобы не будут расти в реальном выражении пенсии при целевом сценарии. Это был один из технических сценариев, который не является основным для Минэкономики. Его выдали как основной, то есть у нас не всегда печатаются корректные (данные).
Тогда надо внести ясность. Спасибо.

Рекомендуем:

Фотоистории

Актуальные темы: