16+
Суббота, 23 сентября 2017
  • BRENT $ 56.90 / ₽ 3272
  • RTS1123.24
1 июня 2017, 15:52 Финансы
Спецпроект: ПМЭФ-2017

Воробьев: «Мы — одна из последних стран, которая варварски утилизирует мусор»

Лента новостей

Губернатор Московской области рассказал Business FM, как регион получил завод Mercedes, о планах по реновации, а также о ситуации со свалками, порождающими как экономические, так и криминальные проблемы

Губернатор Московской области Андрей Воробьев.
Губернатор Московской области Андрей Воробьев. Фото: Пресс-служба губернатора и правительства Московской области/ТАСС

В Московской области 20 июня начнется строительство завода Mercedes. Об этом Business FM сообщил губернатор Подмосковья Андрей Воробьев. Он также рассказал, почему долгое время в области не было подобного производства.


Официальный автомобиль этого форума — Mercedes. Mercedes в Подмосковье строит, наконец, завод по сборке. Насчет локализации, наверное, вы знаете и нам расскажете. Мне кажется, это важное событие — до сих пор именно Московской области не удавалось стать площадкой для крупных брендированных проектов.
Андрей Воробьев: Действительно, Mercedes принял решение. 20 июня я приглашаю вас на закладку камня. Завод будет строиться очень интенсивно, уже через полтора года выйдут первые автомобили. Это E-класс, ML и GL. И еще одна новая модель, в общем, четыре новые модели будут производиться в Подмосковье. Для нас это очень важный проект, не скрою, мы приложили немало труда, усилий, создали условия, чтобы Mercedes выбрал именно Подмосковье. Считаем это своей маленькой победой.
Тем более, я думаю, была большая конкуренция. Mercedes, в общем-то, работал с «КамАЗом», Калужская область лидирует в предоставлении такого рода услуг, Ленинградская область, Татарстан... Московская область подороже, скорее всего, для инвестора.
Андрей Воробьев: Оказалось, дешевле. Если дороже, у нас не было бы шанса получить Mercedes. Мы инвестировали средства в площадку, мы предоставили необходимую инфраструктуру. Сегодня все расчеты показывают, что это — более выгодная локация для Mercedes.
Теперь, собственно, вообще о больших технологических проектах Московской области. Мы, жители Москвы, знаем, что у нас шагает реновация по освобожденным, наверное, в том числе от производства землям, город от промышленного производства в значительной степени избавился. Привело ли это к перетеканию промышленного производства в Московскую область?
Андрей Воробьев: Мы очень внимательно следим, приглашаем каждого инвестора из Москвы, из регионов, из-за рубежа... я не чувствую этого перетекания. Есть просто запрос, не ажиотажный, на инвестиции в Подмосковье. Но для этого должны соблюдаться определенные условия. Прежде всего, это транспортная доступность и инфраструктура. Плюс комплексы льгот, субсидий, которые мы даем новому бизнесу, позволяют нам претендовать на лидерство.
С точки зрения занятости населения Московской области, скажите, производство из города уходило, а количество рабочих мест все равно росло; москвичи прекрасно знают, что огромное количество жителей области ехали работать в столицу. Оставляли, кстати, свой НДФЛ в московском бюджете. Поэтому, мне кажется, одна из ваших главных стратегических задач заключалась в том, чтобы создать интересные рабочие места в области.
Андрей Воробьев: Именно этим мы занимаемся, безработицы как таковой в Подмосковье нет, но было бы лукавством...
Да, потому что Москва рядом.
Андрей Воробьев: Конечно. Поэтому из Луховиц, из Озер, из Коломенского района, из ряда городов ездят работать в Москву. В любом мегаполиса мира так происходит, но вместе с тем мы, конечно, создаем рабочие места на наших территориях. Мы с вами работаем на Петербургском форуме, очень приятно, что у нас есть целый перечень масштабных проектов, от 6 до 23 млрд рублей, которые будут реализовываться в Кашире, в Домодедове, в Луховицах, в Озерах, Коломне. Это очень приятная география для нас.
А какие отрасли?
Андрей Воробьев: Кашира, например, это группа «Черкизово», ультрасовременный мясоперерабатывающий завод будет построен через два года. В Озерах это сверхтехнологичная переработка зерна. Домодедово — новейший первый завод фармстекла, стекло для медицины; построят в этом году. Такие важные события сегодня происходят на ПМЭФ, в частности.
Это очень хорошо. Но, я знаю, самая главная проблема между Москвой и областью была следующая: Подмосковье сильно обижено, потому что жители получают социальные услуги в области, а работают и платят налог в городе. Всегда говорили: пусть они работают у вас. Есть ли тенденция к тому, чтобы меньше жители области ездили на работу в Москву? Цифры есть или надо подождать еще?
Андрей Воробьев: Всегда жители области будут ездить для работы в Москву, а жители Москвы — в область, это жизнь, перетекание трудовых ресурсов по компетенции, оно существует. Но я еще раз хочу вас сказать: порядка миллиона человек ездят в Москву на работу каждый день. Это участь любого мегаполиса — там большие деньги, большие возможности. Наша задача — сделать так, чтобы мегаполис гармонично развивался в сторону Подмосковья, что и происходит сейчас. С Москвой у нас крепкие партнерские отношения, по ряду проектов у нас полное взаимопонимание. Это позволяет нам двигаться вместе, сообща.
Тогда насчет московской реновации. Не секрет, что в последние годы Московская область стала одним из лидеров по жилищному строительству, собственно говоря, выселялись люди потихонечку из Москвы в ближнее Подмосковье по целому ряду причин.
Андрей Воробьев: Не совсем так, там 50% — это жители всей страны, где-то еще 30%, наверное, это Москва, и 20% — это Подмосковье. Жители Подмосковья улучшают свои жилищные условия. Примерно так.

В общем, одним из центров по темпам строительства стала Московская область. Планы реновации могут сдвинуть строительный фокус обратно в Москву.

Андрей Воробьев: Я не думаю, Сергей Семенович Собянин и его команда все делают грамотно, аккуратно, профессионально. Сейчас идет активное разъяснение среди жителей, голосование, учет мнения жителей. Я уверен, что этот проект позволит людям из тесных квартир переселиться в достойное жилье. Ведь это главная цель, которую преследует Сергей Семенович, это очевидно, потому что у него существовала дилемма — можно было кинуть десятки миллиардов рублей в ремонт панельных пятиэтажек, и он понимал, что это тупик, что это деньги на ветер. И он тогда принял это непростое решение по реновации. Я не хочу вникать в подробности, это лучше сделает мэр, но я точно знаю, что он переживает за состояние панельных пятиэтажек, за жильцов, которые там живут, и выбрасывать десятки миллиардов в их тщетный ремонт, это было бы, извините, не по-хозяйски, как говорят.
А у Московской области план таким же путем пойти может появиться?
Андрей Воробьев: Может, но не в ближайшей перспективе, потому что, к сожалению, мы расселяем еще жилища дохрущевской эпохи. Я должен признать, что мы лидеры, с одной стороны, по расселению ветхого и аварийного жилья, и вместе с тем мы до сих пор расселяем еще послереволюционные дома, бараки и жилища, которые безнадежно устарели. Поэтому наша задача — до 2020 года реализовать первыми следующий этап расселения ветхого и аварийного жилья.
Теперь я, собственно, к москвичам вернусь, которые платят налоги в Московской области. Мы знаем: несправедливо, что жители области платят подоходный налог, работая в Москве — в Москве школы, больницы и так далее. Зато москвичи-дачники...
Андрей Воробьев: Пользуются инфраструктурой, в том числе и социальной.
Конечно, конечно. Но с некоторых пор налог на недвижимость, налог на землю стал существенной суммой. Во-первых, начнем с хорошего для государства, для бюджета. Как изменилась налоговая база после того, как была проведена кадастровая оценка, после того, как начали взимать налоги? Это, собственно, последние два года.
Андрей Воробьев: Дело в том, что по классике любой муниципалитет мира существует за счет земельных и имущественных налогов — это основная база. У нас еще это часть НДФЛ. Но местные имущественные налоги, транспортные налоги — это, конечно, основа муниципального бюджета, поэтому каждый добросовестный, каждый рачительный хозяин муниципалитета очень внимательно администрирует эти налоги. И раз в пять лет проводится кадастровая оценка, на ее основе выставляются уже счета нам за имущество и землю.
Какой вклад вот эти новые налоги внесли в бюджет, какова доля?
Андрей Воробьев: Это значительная доля. У нас первый налог по объему — это НДФЛ, второй — это прибыль, третий — это акцизы, четвертый — это транспортный налог. Где-то пятое-шестое место — это имущественные налоги, они занимают, как я уже сказал, львиную долю, основу муниципального бюджета.
В то же время, естественно, для московских дачников появилась новая статья расходов — для кого-то 10 тысяч рублей в год, для кого-то 20, ну, это по ближнему Подмосковью. Для кого-то еще большие суммы.
Андрей Воробьев: Зависит от участка, но в среднем дачник, как правило, платит 3-5 тысяч рублей, может быть, 6 тысяч.
Я про ближнее Подмосковье говорю.
Андрей Воробьев: Ну, где-то на престижных направлениях, естественно, земля стоит дороже и мы платим больше.
Люди судятся, насколько я знаю, иногда выигрывают.
Андрей Воробьев: У нас самое большое количество досудебных решений. Мы создали специальную комиссию, чтобы не создавать лишних хлопот, стараемся в досудебном порядке внимательно посмотреть те или иные отклонения кадастровой стоимости.

Тем более, что рынок упал, и стоимость этих участков стала ниже рыночной.

Андрей Воробьев: И рынок упал, и где-то все-таки комплексная кадастровая оценка несет определенные издержки, ошибки, и мы должны очень внимательно относиться к обращениям граждан.
Очень важная тема, вы почти сразу, как стали руководить Московской областью, обратили на нее внимание, рассказывали, ездили, смотрели — это свалки. Это одновременно и огромная экологическая проблема, территориальная проблема, потому что, так сказать, дальше некуда. С другой стороны, и экономическая, криминальная, потому что свалка — источник бесплатного дохода, в том числе для тех, кто сумел свою охрану вокруг этой свалки поставить. Что вам удалось за эти годы?
Андрей Воробьев: Мне бы ничего не удалось, если бы не поддержал президент. Я пришел на одну из встреч к Владимиру Владимировичу, он знал ситуацию, экологическую обстановку в Подмосковье, понимал, что это очень важный вопрос для миллиона людей, поэтому поддержал мое обращение по закрытию свалок. Дело в том, что мы, наверное, одна из последних стран, которая просто варварски утилизирует мусор. Просто присыпаем его землей — и точка. Везде, даже в развивающихся странах уже идет сепарация, идет раздел мусора, его переработка глубокая. И, наконец, сейчас принята программа правительством РФ, предусмотрен зеленый тариф, который позволит нам обеспечивать термическую переработку мусора, а до этого и обеспечивать раздельный сбор. Это радикально решит проблему полигонов, которые у нас существовали до сих пор.
А их дальнейшая судьба?
Андрей Воробьев: Рекультивация. Это многомиллиардные вложения в рекультивацию для того, чтобы полигон, куда сваливали многие годы мусор, извините, не вонял, не смердел, возгораний чтобы не было. И работа по рекультивации полигонов — это заметная статья федерального и регионального бюджетов.
Скажем так, на эти территории было легко зайти? Ну, вот эти анклавы? Потому что свалка, как ни странно, — это источник дармового сырья, вовсе не такая уж безобидная история. И как я слышал, тоже поделенный был рынок, куда чужих просили и не соваться.
Андрей Воробьев: Да, рынок сложился, там были свои участники. Понимаете, раньше плотность населения в Подмосковье была одна, а спустя 10, 20, 30 лет, она совершенно другая сегодня. Область растет на 90-100 тысяч человек в год и, конечно, свалки, по сути, оказались иной раз в черте городов. Долгопрудный и Химки, например. Можно видеть этот огромный полигон прямо на МКАД. Поэтому, слава Богу, сегодня решения все приняты, мы разыгрываем конкурсы на строительство четырех заводов. Будут проходить общественные слушания.
Да, тема, кстати, тоже всегда вызывает очень острую реакцию, потому что говорят — мы те заводы, которые плохо себя показали в Европе, ну...
Андрей Воробьев: Вы знаете, что заводы в Европе и в Швейцарии, во Франции, в Австрии, часто приводят пример Великобритании, они, по сути, стоят в промышленной части города.
Я видел то же самое в Голландии.
Андрей Воробьев: Да, совершенно верно. Поэтому наша задача — строить современные заводы, чтобы не было выбросов вредных, чтобы это никак не сказалось на здоровье — это совершенно очевидная вещь. Более того, будет обязательно обеспечен мониторинг, где каждый житель может в свободном доступе иметь возможность увидеть количество и качество выбросов.

Если я правильно представляю, это в том числе и источник энергии. То, что я видел в Голландии, то, что мне показывали, это абсолютно частная история, частный бизнес. Естественно, по госстандартам сделанная, но..

Андрей Воробьев: Да, это так, но электричество при сжигании мусора стоит дороже, чем гидро- или атомная энергетика. Поэтому «зеленый тариф», о котором я сказал, это решение правительства — очень важное и очень своевременное, позволит отдавать эти объемы электричества по более высокой цене в общий котел.
Это будут частные инвесторы или государственно-частное партнерство? Или некая система государственной собственности?
Андрей Воробьев: «Ростех» возглавляет это движение, там работают профессиональные люди. Это частно-государственное партнерство.

Рекомендуем:

  • Фотоистории