16+
Понедельник, 21 августа 2017
  • BRENT $ 52.83 / ₽ 3117
  • RTS1027.85
8 июня 2017, 17:56 Право

«Нам не жалко». Директор «Руси сидящей» рассказала об обысках

Лента новостей

В организацию 8 июня пришли сотрудники Управления по борьбе с экономическими преступлениями. «Они задумались, возбуждать ли в отношении нас уголовное дело, потому что был сигнал, что мы расхищаем бюджет РФ», — объяснила Business FM Ольга Романова

Фото: Андрей Махонин/ТАСС

«Русь сидящую» навестило Управления по борьбе с экономическими преступлениями. Некоммерческая организация занимается помощью заключенным и их семьям. В сферу ее деятельности входят и посылки заключенным с самым необходимым — туалетными принадлежностями, предметами гигиены и продуктами питания, и юридическая помощь в экстренных ситуациях, и информирование граждан, так или иначе столкнувшихся с российской тюремной системой, об их правах и обязанностях.

В частности, организация участвует в программе по финансовой грамотности населения, которую финансирует Минфин совместно с Европейским банком реконструкции и развития. Для этой программы она по договору составляла сборники лекций по финансовой грамотности для заключенных и членов их семей. Именно эта деятельность заинтересовала полицейских, рассказала Business FM директор «Руси сидящей» Ольга Романова. С ней беседовал Андрей Жвирблис.

Это был обыск?
Ольга Романова: Это было проведение гласного оперативно-разыскного мероприятия, которое называется «обследование помещений, зданий и сооружений, участков местности и транспортных средств».
Какая разница между обыском и таким следственным мероприятием?
Ольга Романова: В общем, никакой. Обычно обыск проводится жестче в рамках возбуждения уголовного дела, а это оперативно-разыскные мероприятия, то есть полиция задумывается, завести ли в отношении нас уголовное дело или нет.
То есть теоретически так могут прийти к каждому?
Ольга Романова: Конечно, если есть такое распоряжение, то могут прийти к каждому, в отношении которого задумываются, не возбудить ли уголовное дело.
Чисто физически как это выглядит?
Ольга Романова: Физически это выглядит так: пришли люди сначала в масках, потом расслабились, сняли, без масок, шесть человек: четверо сотрудников во главе с подполковником и двое понятых — как сказали, представители общества, которые случайно оказались студентами Академии Следственного комитета. Так бывает: идешь по улице, вдруг два студента Академии Следственного комитета. «Будете понятными?» — «Конечно, будем!» Граждане отказались от кофе, но взяли наши браслетики «Руси сидящей». Мы были очень рады, они светятся в темноте, очень прикольно.
Никаких изъятий в рамках таких действий не может быть и не было?
Ольга Романова: Нет, они запросили у нас добровольную выдачу бухгалтерской документации, и они ее получили, нам же не жалко.
Было какое-то объяснение, почему это делается, в рамках какого подозрения?
Ольга Романова: Они задумались, возбуждать ли в отношении нас уголовное дело, потому что был сигнал, что мы расхищаем бюджет Российской Федерации.
У вас был какой-то грант?
Ольга Романова: Нет, мы без грантов работаем.
Какие ожидаются дальнейшие действия?
Ольга Романова: Дальше я все-таки собираюсь отъехать в отпуск и отдохнуть перед тем, как, видимо, будет развитие событий. Адвокаты здесь, защитники здесь, все на месте, сейчас поеду утешать бухгалтерию.

Сотрудники организации считают, что произошедшее связано с недовольством части руководства ФСИН достаточно жестким проектом реформирования российской пенитенциарной системы, который «Русь сидящая» составила по запросу Центра стратегических разработок Алексея Кудрина. Ранее выдержки из проекта опубликовали в спецвыпуске «Новой газеты».

Рекомендуем:

  • Фотоистории