16+
Вторник, 12 декабря 2017
  • BRENT $ 65.68 / ₽ 3867
  • RTS1151.78
13 июня 2017, 12:41 Политика

Зачем Навальному идти на обострение? Комментарий Георгия Бовта

Лента новостей

Оппозиционер снова отправлен под арест — теперь на 30 суток — за неоднократное нарушение правил проведения массовых акций

Георгий Бовт.
Георгий Бовт. Фото: Михаил Фомичев/ТАСС

Несколько десятков человек были задержаны в Москве по итогам несогласованной акции, организованной Фондом борьбы с коррупцией Алексея Навального. По данным правозащитников, речь идет о сотнях задержанных, причем не только в Москве, но и Петербурге и ряде других городов, где прошли аналогичные акции. Оппозиционер призвал «мирно» в формате «народных гуляний» провести массовое мероприятие на Тверской улице, которую были должны перекрыть для автомобилей в связи с проведением фестиваля реконструкторов «Времена и эпохи».

Ранее в качестве места проведения митинга оппозиции был согласован проспект Сахарова. Акция там и состоялась: на нее пришли противники программы реновации. Однако в последний момент Навальный и его сторонники свой митинг там проводить отказались. Это было сделано под предлогом того, что там не дают использовать звук и сцену. Однако звук там все же появился. Почему оппозиционер идет на обострение — в комментарии Георгия Бовта.

Глядя на действия Навального, трудно отделаться от впечатления, что в них есть элемент провокации. Он призвал своих сторонников отправиться на Тверскую, и это неизбежно привело к смешению толп праздно гуляющих на фестивале реконструкторов и оппозиционеров, пришедших протестовать против коррупции. Может, так он хотел размыть митинг против реновации на Сахарова, задаются вопросом конспирологи. Сам Навальный был задержан при выходе из дома и на акцию не попал, что сразу же породило еще одну конспирологическую версию: его в очередной раз уберегли от более серьезных неприятностей. Но кто?

Вообще вопрос о том, кто стоит за Навальным или кто разыгрывает его как карту то ли для провокации властей на «закручивание гаек», то ли для дискредитации самой оппозиции, то ли как спойлер протеста, кажется, вполне уместен. Удивителен сам факт того, что человек с двумя условными приговорами позволяет себе какие-либо даже мелкие противоправные действия. Это беспрецедентно для России.

Как и 26 марта, большую часть протестантов от Навального составила молодежь. Есть ли за этим циничный расчет разыграть затем тему жестокости полиции против детей в духе майданного лозунга «они же дети», или база поддержки Навального объективно смещается в сторону зеленой молодежи, которую в меньшей степени можно запугать, которой «все по барабану» и важнее сама «движуха», нежели содержательная часть протеста? Такое смещение совпало по времени с тем, когда про Навального стали говорить, что кроме лозунга «все воруют» он ничего предложить не может.

Но тинейджерам, возможно, такие предложения интересны в меньшей степени, чем шанс показать свой нонконформизм, особенно если в школе учителя по заданию чиновников сверху занудно наставляют, как правильно любить Родину, и учат, что Навальный — агент Госдепа. Уже давно ясно, что кондовые агитки и страшилки не работают, как не работали подобные же приемы в позднее советское время, и одним лишь созданием Совета блогеров при Госдуме тут не отделаешься. Молодым людям нужна повестка, обращенная в будущее, которую правящая бюрократия и замордованные ею преподаватели школ и вузов, сами превращенные в маргиналов жизни при госкапитализме, предложить не могут.

Несогласованная акция была предсказуемо разогнана. Обошлось без жертв и увечий. Но когда раздается критика о том, что не надо было ее разгонять, действуя в смешанной толпе из гуляющих и протестующих, значит ли это, что когда Навальный предложит пойти на Кремль, то надо будет тоже расступиться, потому что «они же дети»? Грань между чрезмерно жестким регулированием правил проведения массовых акций, которое действительно есть, и сознательным провоцированием властей на силовой разгон не так уж тонка, как кажется.

Навальный не мог не знать, что, призывая людей уйти с согласованной акции и двинуться на Тверскую, он толкает их на дубинки полиции, а завтра, возможно, на слезоточивый газ и резиновые пули. Если у него есть осмысленная программа действий, ради которой он готов и сам пойти на жертвы и лишения и других подвигнуть на это, то он, возможно герой нашего времени. Но если он действует как инструмент в сложных подковерных разборках внутривластных группировок, в том числе выборочно вываливая компромат на одних и никогда не трогая других, не замечая в упор, даже не упоминая целый ряд тем, которые в том числе волнуют многих москвичей, то это даже не гапоновщина.

Хоть поп Георгий Гапон и сам играл в сложные игры с зубатовской охранкой, в какой-то момент уверовал в свою «миссию». Но в данном случае это может быть роль Дудочника из средневековой германской сказки, в которой музыкант, обманутый магистратом города Гамельна, отказавшимся заплатить ему за избавление города от крыс, с помощью колдовской дудки увел из города детей. Кто тут магистрат, кто Крысолов, а кто настоящие крысы, и какой ценой можно от них избавиться? На эти вопросы пока нет ответов, но они рано или поздно появятся.

Рекомендуем:

  • Фотоистории