16+
Вторник, 17 октября 2017
  • BRENT $ 57.92 / ₽ 3320
  • RTS1158.24
5 июля 2017, 11:21 Финансы

Спор «Роснефти» и «Системы»: есть ли связь с делом ЮКОСа?

Лента новостей

«Система» пожаловалась в Генпрокуратуру на судебных приставов из-за запрета получать дивиденды на арестованные акции. Суд арестовал ключевые активы в рамках спора с «Роснефтью»: она требует 170 млрд, и это может лишить Евтушенкова главной собственности — акций МТС. Чем еще грозят последние события «Системе»?

Владимир Евтушенков.
Владимир Евтушенков. Фото: Михаил Джапаридзе/ТАСС

Когда неделю назад суд арестовал основные активы «Системы», юристы назвали такую меру экстраординарной. Заодно судебный пристав Ольга Сталь запретила компании получать и дивиденды по арестованным акциям. Сейчас «Система» пожаловалась прокурорам, назвав это «откровенным беззаконием». В компании Евтушенкова заявили, что сам суд не арестовывал дивиденды, пристав сделала это по собственной инициативе. Если так, то, по словам юристов, такое тоже крайне редко встречается. Зато известно, что снять арест бывает очень трудно, говорит директор московского офиса компании Tax Consulting UK Эдуард Савуляк.

Эдуард СавулякЭдуард Савуляк директор московского офиса компании Tax Consulting UK «Вот что точно в российской практике бывает, практически сплошь и рядом, арестовать что-то очень легко, но вот потом арест снять сложно, даже с решениями и бумажками на руках. И самое интересное, если даже будут решения «уберите арест с дивидендов», конкретный человек пока не нажмет кнопку, у себя в системе это не сотрет, вот этого не произойдет».

Суд оценил арестованные активы «Системы», среди которых почти 32% МТС, в 185 млрд рублей. Компания Евтушенкова считает, что они стоят 250 млрд. У «Системы» и ее дочек еще есть кэш, хотя по сравнению с иском денег не так много — всего 85 млрд (данные на конец прошлого года). Но нельзя забывать, что любой компании требуются средства на операционную деятельность и на инвестиции. Жизнь осложнилась, хотя до решения суда говорить о крахе рано. Опытом делится партнер адвокатского бюро «Резник, Гагарин и партнеры» Константин Гагарин:

Константин Гагарин партнер адвокатского бюро «Резник, Гагарин и партнеры» «Мне неизвестны случаи, когда компания бы банкротилась исключительно из-за наложенных на нее обеспечительных мер. В моей практике таких случаев не было. Меры ничем не отличаются от окончательного решения по делу, которое тоже может привести к банкротству компании, но мы же не боимся этого, потому что понимаем: есть судебный контроль, для этого суд у нас и есть, чтобы контролировать такие вещи».

Требования «Роснефти» к «Системе» — крупнейший корпоративный иск в истории России. Если компания Евтушенкова проиграет суд, то вполне возможно расстанется с большей частью своих акций МТС. Они могут уйти с молотка или, гипотетически, достаться истцу. Звучат голоса о том, что это напоминает дело ЮКОСа. Впрочем, есть важные отличия: у компании Михаила Ходорковского не арестовывали акции главных активов. Средства были еще жестче, но и цели иные, вспоминает бывший юрист предприятия Дмитрий Гололобов.

Дмитрий Гололобов бывший юрист компании ЮКОС «В деле ЮКОСа очень жестко ограничивалось распоряжение компании своими счетами, это, в принципе, мера, гораздо более жесткая. Но в деле ЮКОСа были другие действия и другие цели. Бизнес АФК «Система» «Роснефти» не нужно поглощать. На мой взгляд, ее интересуют исключительно деньги. «Роснефти» из бюджета деньги не дают, то есть как бы действовать по закону, условно говоря, ей никто запретить не может и не будет».

4 июля «Система» сообщила, на каких условиях она готова пойти на мировую. Компания предлагает привлечь международных аудиторов, чтобы оценить, действительно ли она причинила вред «Башнефти». Глава «Роснефти» Игорь Сечин отреагировал: посоветовал «Системе» «не заводить рака за камень». Госкорпорация готова к мировому соглашению на своих условиях, а они сформулированы в иске: там указана сумма в 170 млрд рублей. Позиция «Роснефти» ясна и транспарентна.

Рекомендуем:

  • Фотоистории