16+
Понедельник, 11 декабря 2017
  • BRENT $ 63.98 / ₽ 3784
  • RTS1140.25
13 июля 2017, 12:15 ОбществоПроисшествия

Путина призвали «искупить зло» крушения Boeing под Донецком. Комментарий Георгия Бовта

Лента новостей

Австралийский адвокат считает, что Москва должна ответить за катастрофу, произошедшую три года назад. Он грозится подать в суд, а наблюдатели уверены: до сих пор не обнародованы все, возможно, определяющие подробности той трагедии

Георгий Бовт.
Георгий Бовт. Фото: Михаил Фомичев/ТАСС

Накануне третьей годовщины крушения малайзийского пассажирского Boeing под Донецком австралийский адвокат жертв катастрофы Джером Скиннер обратился с открытым письмом к Владимиру Путину, в котором заявил, что президент несет ответственность перед погибшими за уничтожение самолета, и пообещал добиться справедливости через Европейский суд по правам человека. Ранее Австралия, Бельгия, Малайзия, Нидерланды и Украина договорились, что суд над подозреваемыми по данному делу пройдет на территории Нидерландов, в Гааге, однако он не будет иметь статуса международного трибунала. Чего можно ожидать от этого процесса — в комментарии Георгия Бовта.

Если судить по эмоциональному обращению австралийского адвоката, то виновные в катастрофе 17 июля 2014 года уже известны, а в доказанности их вины нет сомнений — осталось только проштамповать приговор, разумеется, заочный. Юрист констатирует, что злополучный ЗРК «Бук» доставили из России. Скиннер также ссылается на некие доказательства в докладе международной следственной группы, опубликованном в сентябре 2016 года.

Расследователи, в свою очередь, в основном оперировали примерно теми же сведениями, почерпнутыми из открытых источников, которые ранее собрала Bellingcat. Международная экспертно-журналистская группа, в частности, опубликовала фотографию, якобы доказывающую российское происхождение ЗРК «Бук». Блогеры нашли в соцсетях фото механика 53-й зенитно-ракетной бригады, дислоцированной в Курской области, на фоне «Бука» с бортовым номером 332. Также группа Bellingcat сообщала, что, по ее данным, за транспортировку установки отвечал отставной российский офицер Сергей Дубинский, известный под псевдонимом Хмурый, которого в СМИ называли командиром разведки самопровозглашенной ДНР.

Реакция российской стороны на все эти обвинения уже много месяцев остается неизменной: сведения, собранные в соцсетях, не являются в строгом смысле юридическими доказательствами. Также Москва, прежде всего в лице Минобороны, неоднократно заявляла, что сотрудничала с расследователями и предоставляла им определенные сведения. В последний раз о такой передаче данных на спецбрифинге в Минобороны сообщали в сентябре прошлого года. Однако что это за сведения, насколько они оказались полезными, бесполезными или даже сознательно вводящими в заблуждение, международные расследователи, по сути, умалчивают. Возможно, российские аргументы будут рассмотрены в голландском суде, и тогда можно будет судить о том, насколько доказательно ныне господствующее обвинение — если, конечно, Москва сочтет нужным вообще участвовать в таком процессе.

Сегодня картина все же подается как минимум упрощенно. С самого начала расследования создавалось впечатление, что все обстоятельства этой трагедии могут быть известны третьим сторонам, но они по каким-то причинам не выкладывают все карты на стол. Например, данные американских спутников широкая публика так и не увидела. Если, к примеру, еще в разгар Карибского кризиса представитель США в ООН тряс спутниковыми фотографиями в хорошем разрешении, доказывающими присутствие советских ракет на Кубе, то почему сегодня, при еще более совершенной технике, никто не предоставляет такие же «неопровержимые доказательства», если они действительно таковы? Неужели потому, что не желают окончательно загонять Кремль в угол?

Не были предоставлены и записи переговоров украинских авиадиспетчеров. Вообще ответственность Украины, не закрывшей свое воздушное пространство над зоной боевых действий, как-то совсем позабылась, а изучение как раз этого обстоятельства, возможно, является куда более верным юридическим путем, чтобы добиться компенсации для родственников жертв катастрофы, чем требование ее от Москвы.

Австралийский адвокат придерживается той же упрощенной версии. Более того, он утверждает, что поражение самолета ракетой было не ошибкой, а сознательным военным ударом, и призывает российского президента «во имя христианской веры искупить зло» и предложить родственникам жертв компенсацию. С юридической точки зрения, между прочим, такой шаг может быть воспринят как по крайней мере косвенное признание вины, о чем адвокат умалчивает. Москва с самого начала конфликта в Донбассе стоит на том, что не является его участницей. Голландскому суду будет трудно доказать, основываясь на фактах в открытом доступе, что формально отставные российские военные, находившиеся в Донбассе, действовали на основании официальных приказов министерства обороны и тем более самого президента Путина, и апелляции прожженных и опытных юристов к христианской совести тут не помогут.

Рекомендуем:

  • Фотоистории