16+
Пятница, 20 октября 2017
  • BRENT $ 56.88 / ₽ 3273
  • RTS1136.82
13 июля 2017, 15:05 Право

Адвокат родных Немцова: «Все только начинается»

Лента новостей

Пятеро исполнителей убийства проведут в колонии от 11 до 20 лет. Приговор им вынес Московский окружной военный суд. Организаторы и заказчики громкого преступления пока на свободе

Фигуранты дела об убийстве политика Бориса Немцова после оглашения приговора в Московском окружном военном суде.
Фигуранты дела об убийстве политика Бориса Немцова после оглашения приговора в Московском окружном военном суде. Фото: Tatyana Makeyeva/Reuters

Московский окружной военный суд 13 июля приговорил к срокам от 11 до 20 лет лишения свободы пятерых фигурантов громкого дела об убийстве Бориса Немцова, застреленного в феврале 2015 года недалеко от Кремля. Максимальный срок получил бывший сотрудник МВД Чечни Заур Дадаев, который исполнил роль киллера. Защита уже заявила, что не согласна с исходом дела и будет добиваться отмены судебного акта в Верховном суде России.

Оглашение приговора в военном суде началось в по-военному точно: ровно в 11:00 судья Юрий Житников зашел в зал суда, где разместились многочисленные журналисты, участники процесса, родственники подсудимых и спецназ. Фигуранты уже находились в клетке с бронированным стеклом, с них так и не сняли наручники. Финальное заседание прошло не там, где весь процесс, а в соседнем зале, где когда-то оглашали приговор последнему участнику захвата заложников на Дубровке, потому что зал для присяжных потребовался для другого дела.

Обычно жизнерадостные подсудимые на этот раз были предельно серьезны. Хамзат Бахаев облокотился на окошко клетки и нервно потирал руки, глядя в потолок, Шадид Губашев теребил бороду, а главный фигурант дела Заур Дадаев переговаривался с его старшим братом Анзором. Темирлан Эскерханов то изучал ногти, то смотрел в потолок.

Сроки для исполнителей

Для того чтобы зачитать приговор, судье Юрию Житникову потребовалось полчаса. Он признал подсудимых виновными в совершении убийства по найму в составе организованной группы, а также в незаконном приобретении, ношении, перевозке и хранении огнестрельного оружия и боеприпасов — пистолета и патронов, которые использовались для убийства политика (п.п. «ж, з» ч. 2 ст. 105 УК РФ и ч. 3 ст. 222 УК РФ). При этом суд исключил из обвинения подсудимых незаконную передачу оружия и боеприпасов, отметив, что таких фактов в обвинительном заключении указано не было, а «оружие и боеприпасы перемещались внутри организованной группы и не передавались сторонним лицам».

Максимальное наказание, 20 лет лишения свободы, получил Заур Дадаев. Братьям Анзору и Шадиду Губашевым судья назначил 19 и 16 лет заключения соответственно. Темирлан Эскерханов был осужден на 14 лет, а Хамзат Бахаев пробудет в колонии 11 лет. Дадаева лишили звания лейтенанта полиции, а также госнаграды — ордена Мужества, Эскерханова — звания прапорщика. Все осужденные будут отбывать сроки в колонии строгого режима.

В качестве дополнительного наказания судья назначил всем подсудимым штраф в размере 100 тысяч рублей, а четырем из них, за исключением Дадаева, еще и два года ограничения свободы. Это значит, что когда они отбудут основные сроки, то в течение двух лет после освобождения не смогут сменить место жительства или работы. Кроме того, дважды в месяц им придется отмечаться в уголовно-исполнительной инспекции.

При назначении наказания судья учел, что все подсудимые ни в чем предосудительном замечены не были, преступления совершили впервые, имеют положительные характеристики с места жительства и учебы, а Дадаев и Эскерханов — с места службы. Также было принято во внимание боевое прошлое Дадаева, который проходил службу на территории Северо-Кавказского региона. К смягчающим вину Эскерханова и Бахаева обстоятельствам суд отнес наличие у каждого на иждивении шестерых детей.

«Вам понятен приговор?» — спросил у подсудимых судья. Документ оказался ясен не всем. «За что мне срок дали, мне непонятно», — возмутился Шадид Губашев. «Мне понятно, но это ложь», — сказал Темирлан Эскерханов. «Бог вам судья», — добавил он. Хамзат Бахаев заметил, что ему «все понятно давно». В ответ судья посоветовал фигурантам почитать приговор.

Вердикт присяжных

Коллегия присяжных 29 июня большинством голосов решила, что причастность подсудимых к инкриминируемым преступлениям доказана и подозреваемые не заслуживают снисхождения. Так, 11 из 12 членов коллегии проголосовали за виновность бывшего заместителя командира батальона «Север» Внутренних войск МВД Чечни Заура Дадаева. Как следовало из приговора суда, именно он 27 февраля 2015 года в 23:31 застрелил Немцова на Большом Москворецком мосту в Москве, который шел домой на улицу Малая Ордынка вместе со своей подругой, украинской моделью Анной Дурицкой. Пять пуль достигли цели, четыре оказались смертельными. Борис Немцов скончался на месте.

Другие подсудимые помогали Дадаеву подготовить и исполнить преступление, уничтожить улики и скрыться. Соучастники следили за жертвой с октября 2014 года, изучая распорядок дня Немцова и устанавливая места, где он чаще всего бывал. Анзор Губашев увез убийцу с места преступления, Темирлан Эксерханов должен был реализовать план «Б» — застрелить оппозиционера в гостинице «Украина», если бы он с подругой отправились ужинать не в кафе Bosco в ГУМе, а в другое заведение — Mercedes Bar отеля Radisson Royal (гостиница «Украина»). Эскерханов, как и Дадаев, имел опыт работы в правоохранительных органах, отслужив 12 лет в РОВД Шелковского района Чечни.

Хамзат Бахаев выступил связующим звеном между соучастниками и организатором, а также проконтролировал отлет подельников из Москвы. Его причастность к преступлению вызвала сомнения у представителей потерпевших, которыми были признаны четверо детей Немцова. Они считали недостаточными доказательства причастности подсудимого к убийству, но восемь из 12 присяжных решили иначе, проголосовав за виновность Бахаева.

Жюри согласилось с версией обвинения о том, что подсудимыми двигал корыстный мотив: неустановленные заказчики обещали заплатить им не менее 15 млн рублей. Предполагаемый организатор преступления, водитель командира Дадаева Руслана Геремеева Руслан Мухудинов, скрылся от следствия и сейчас находится в розыске. Еще один подельник, друг Заура Дадаева Беслан Шаванов, 6 марта 2015 года погиб при задержании в Чечне.

В ходе судебного процесса, который длился с октября 2016 года, подсудимые отрицали свою причастность к преступлению, а защита просила их оправдать. Ранее, на следствии, трое из пятерых фигурантов дали признательные показания, но потом отказались от них.

«Я знаю, что Заур этого не совершал»

Защита уже заявила, что намерена обжаловать приговор в коллегии Верховного суда по делам военнослужащих. Они могут сделать это в течение десяти дней с момента вручения им копии приговора. Адвокат Заура Дадаева Шамсудин Цакаев считает, что основания для пересмотра дела имеются. Он утверждает, что на протяжении всего процесса судья допускал нарушения уголовно-процессуального закона, прежде всего право защиты на состязательность сторон. «Вердикт присяжных был фальсифицирован в последний момент, — заявил он Business FM. — Я считаю, что Дадаев невиновен. Я в этом уверен полностью, не по личному мнению, а исходя из фактических обстоятельств дела».

По мнению адвоката, о непричастности его подзащитного к преступлению свидетельствует, в частности, видеозапись с камеры подъезда дома, в котором жил Дадаев, а также детализация телефонных соединений. «Эти доказательства полностью опровергают все доводы обвинения», — полагает он.

«Я знаю, что Заур этого не совершал, я даю голову на отсечение, что он этого не совершал», — вторил адвокату старший брат осужденного Шахрудин Дадаев. Он повторил версию брата о том, что после задержания в марте 2015 года Заур был якобы похищен, а признания из него добывались пытками, угрожая убийством сослуживца по батальону «Север» Рустама Юсупова.

Шахрудин Дадаев надеется на отмену приговора вышестоящим судом. «Не все же такие прокуроры и судьи, есть же у нас честные и порядочные», — сказал он.

Супруга Хамзата Бахаева Галина Гусева настаивала на том, что в суде было все «не по справедливости», и также уповала на Верховный суд. «Я надеюсь, что все-таки Бахаева оправдают, даже не из-за себя, а для того, чтобы детям вернули отца», — сказала она.

Поддержат ли потерпевшие защиту в части обжалования приговора, пока не ясно. По словам адвоката Вадима Прохорова, представлявшего интересы родных политика в суде, окончательное решение будет принято после консультации со старшей дочерью оппозиционера Жанной Немцовой.

Прохоров воздержался от эмоциональной оценки приговора. «Я категорически не хотел бы обсуждать приговор в терминах «удовлетворен» или «не удовлетворен». Мы все, конечно, были бы рады, чтобы этого приговора вообще не потребовалось, чтобы человек был жив, но раз уж так произошло… Да, есть приговор, да, установлена часть исполнителей, но, вообще, все только начинается», — заявил адвокат.

Прохоров отметил, что перед судом пока не предстал ни организатор, ни заказчик преступления. «Но теперь по крайней мере очевидно, что следующими должны быть Руслан Геремеев и те, кто за ним стоит. Я очень надеюсь, что организаторы и заказчики получат больше», — поделился представитель потерпевших.

Его коллега Ольга Михайлова выразила сожаление по поводу срока, который получил Заур Дадаев. Она отметила, что наказание могло быть более суровым, если бы фигурантов судили не за убийство по найму, а по другой, более тяжкой статье — «посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля» (ст. 277 УК РФ), которая предполагает наказание на срок от 12 до 20 лет либо пожизненное лишение свободы.

Оспаривать ли приговор в связи с его мягкостью, прокуратура определится в ближайшие дни. Гособвинитель Мария Семененко просила для убийц Бориса Немцова гораздо более жесткое наказание — от 17 лет до пожизненного лишения свободы, требуя назначить самый большой срок Зауру Дадаеву.

Семененко заявила Business FM, что вопрос об обжаловании приговора в части сроков будет решен после того, как прокуратура изучит его текст. «Суд полностью согласился с нами в части квалификации действий подсудимых. Назначение же наказания является исключительной прерогативой суда», — подчеркнула гособвинитель.

Без организаторов и заказчиков

Друг погибшего политика оппозиционер Илья Яшин признался Business FM, что испытывает двоякие чувства от приговора. «С одной стороны, есть ощущение справедливости. Хотя бы часть исполнителей оказалась на скамье подсудимых, потому что сразу после убийства было ощущение, что не посадят вообще никого. Поэтому хоть в таком обрезанном виде наказание для них — это хоть что-то», — сказал он. Политик подчеркнул, что не будет удовлетворен до тех пор, пока организаторы и заказчики преступления находятся на свободе.

Срок, назначенный ключевому фигуранту дела, вызывает у него «определенное разочарование». «Что такое 20 лет за человеческую жизнь? Уже в 2035 году Дадаев выйдет на свободу (срок суд постановил исчислять с момента задержания в марте 2015 года — Business FM)», — сказал Яшин.

Соратник Бориса Немцова считает важным, чтобы общество не дало следствию «замять дело» в отношении неустановленных заказчиков и они оказались на скамье подсудимых. «Я верю, что рано или поздно это случится», — сказал Илья Яшин.

Рекомендуем:

  • Фотоистории