16+
Пятница, 22 марта 2019
  • BRENT $ 67.88 / ₽ 4327
  • RTS1238.31
19 ноября 2009, 09:47 Макроэкономика

Кому Обама и Путин будут звонить в Брюссель

Лента новостей

Бывшему Госсекретарю США Генри Киссинджеру принадлежит знаменитый риторический вопрос: «Кому мне следует позвонить, если я захочу поговорить с Европой?»

Дмитрию Медведеву на саммите в Стокгольме не удалось узнать имя будущего президента Европы. Фото: AFP
Дмитрию Медведеву на саммите в Стокгольме не удалось узнать имя будущего президента Европы. Фото: AFP

Бывшему Госсекретарю США Генри Киссинджеру принадлежит знаменитый риторический вопрос: «Кому мне следует позвонить, если я захочу поговорить с Европой?» За последние три десятилетия этот вопрос не прояснился, но сегодня в Брюсселе лидеры 27 государств Евросоюза впервые в истории попытаются избрать общего лидера. Станет ли этот человек «Мистером Европа», это другое дело.

Накануне сегодняшнего исторического голосования высказывались достаточно осторожные, а порой и откровенно издевательские оценки. Газета The Financial Times озаглавила свой комментарий «Мир следит за экспериментом Евросоюза». Телекомпания Sky News назвала собрание в Брюсселе «политическим цирком».
Со своей стороны, газета The Independent провозгласила, что «в президентской должности главы объединенной Европы не будет ничего президентского»

Все это мнения англоязычной прессы, традиционно настроенной более скептически к объединительным инициативам, нежели СМИ на континенте, но они отражают весьма популярное недоверие к брюссельским бюрократам и их действиям в большинстве стран ЕС.

Job description

Официально новый глава объединенной Европы будет именоваться «президентом Европейского Совета». Его избирают на 2,5 года, и он сможет провести на этом посту не более двух сроков подряд. Суть должности в том, чтобы, пользуясь формулой Киссинджера, отвечать на телефонные звонки, адресованные ЕС, а также координировать усилия национальных правительств 27 стран-членов блока.

Полномочия, закрепленные в европейской конституции за новой должностью, более расплывчаты, чем сумма зарплаты будущего президента. Известно, что за «работу по обеспечению консенсуса» в ЕС положено годовое жалование в размере 300 тысяч евро.

Кроме президента Евросоюза в Брюсселе сегодня будет названо имя нового министра иностранных дел ЕС. Этот пост в действительности был создан десятилетие назад под несколько иным названием. Сейчас полномочия главы европейской внешней политики расширены, он, в частности, будет определять повестку дня встреч глав европейских МИД, а также играть важную роль в том, на какие цели расходуется годовой бюджет ЕС на цели внешней политики, а это 7 миллиардов евро.

Зря Медведев в разведку ходил

В среду в Стокгольме состоялся саммит Россия-ЕС. По единодушным оценкам западных СМИ, встреча не ознаменовалась никакими важными договоренностями, но собеседники остались вполне довольны тем, что не поссорились и договорились встречаться и дальше.

Правда, у президента Дмитрия Медведева остался легкий привкус разочарования, о чем он сам поведал на итоговой пресс-конференции.

Лидеры ЕС даже не рассказали ему, кто победит на завтрашних выборах президента Евросоюза, пожаловался он: «Я могу сказать откровенно для всех здесь присутствующих. Мои товарищи так и не открыли ни фамилии будущего председателя, ни будущего высокого представителя, — сказал Медведев. — По всей вероятности, потому что они и сами не знают», — предположил глава российского государства.

Оставляя в стороне дипломатические красивости, следует напомнить, что имя наиболее вероятного кандидата на должность первого президента Евросоюза не является секретом. Его, как сообщал BFM.ru, еще неделю назад называла газета The Wall Street Journal: это бельгийский премьер-министр Герман Ван Ромпей, главным достоинством которого является то, что это компромиссная фигура, устраивающая крупные европейские державы. Сегодня же газета The Times сообщила, что еще до голосования в Брюсселе кандидатуру бельгийского премьера согласовали правительства Германии и Франции.

Еврофобы и еврофилы

Мнения европейцев относительно того, что изменится с появлением первого европейского президента, конечно же, весьма разнятся. Так называемые «еврофобы», то есть противники дальнейшей интеграции, считают, что с сегодняшнего дня начнется строительство некоей наднациональной структуры, которая заменит собой национальные правительства и подомнет их под себя. Напротив, «еврофилы» уверены в том, что с появлением единого лидера Европа приобретет новое качество, будет более уважаема в мире и сможет лучше защищать свои интересы, единые для всех государств ЕС.

Редко когда «ефрофобы» и «еврофилы» были столь едины: в действительности, кто бы ни занял должность главы ЕС, в жизни рядового европейца мало что изменится, считает газета The Independent. В том числе и потому, что в отсутствии явного сильного лидера должность обречена на то, чтобы стать бюрократической, а не сущностной. Газета приводит такую параллель. В 1789 году американцы избирали своего первого президента. Тот факт, что им стал такой выдающийся лидер, как Джордж Вашингтон, определил на века вперед смысл и важность этого поста. Европейских вашингтонов на горизонте сегодня не просматривается.

Так что, как замечает обозреватель The Independent Джон Личфилд (John Lichfield), формула Киссинджера о том, кто будет отвечать на вопросы мировых лидеров от имени Европы, остается столь же актуальной, что и в прошлом веке. При всем уважении к Герману Ван Ромпею и Вайре Вике-Фрейберга, вряд ли они смогут дать удовлетворительные ответы от имени объединенной Европы на вопросы Барака Обамы, Ху Дзиньтао или Владимира Путина.

Кандидаты и избиратели

Германская газета Die Welt отмечает, что и в Брюсселе, и в Евросоюзе в целом есть очень много тех, кто в результате выборов президента союза всерьез опасается потерять власть и влияние. Поэтому выгодно, чтобы и президент ЕС, и будущий министр иностранных дел был «слабым». «Смуту» вносит и противоречивая позиция британского премьера Гордона Брауна. Председатель социал-демократической фракции Европарламента Мартин Шульц и австрийский канцлер Вернер Файманн в качестве министра иностранных дел ЕС хотели бы видеть бывшего главу итальянского МИДа Миссимо Д'Алема. Ангела Меркель и Николя Саркози как консерваторы видят в качестве будущего президента премьера бельгийского премьера Германа Ван Ромпея, который пишет в свободное время хайку и «никому не будет мешать на посту главы ЕС». Однако с ними не согласен Браун, выступающий за кандидатуру своего предшественника, Тони Блэра. «Блэр — мой кандидат», — не устает повторять Гордон Браун, нарушая договоренности между руководителями стран ЕС, по которым президент и министр иностранных дел ЕС должны быть представителями консерваторов и социалистов.

Впрочем, все может случится вопреки ожиданиям и прогнозам. Старое брюссельское правило гласит: слишком рано названный будет сожжен первым. В качестве альтернативного, компромиссного варианта Die Welt называет премьер-министра Люксембурга Жан-Клода Юнкера.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию