16+
Пятница, 25 мая 2018
  • BRENT $ 77.18 / ₽ 4784
  • RTS1173.52
8 февраля 2018, 12:03 Компании

Михаил Ханов: «С ноября 2016 года наша средняя доходность составила 98% годовых»

Лента новостей

Управляющий директор компании «Норд-Капитал — количественные инвестиции» Михаил Ханов в интервью Владимиру Левченко для Business FM рассказал о том, какую прибыль могут принести количественные инвестиции и на кого рассчитан этот продукт

Фото: «Норд-Капитал — количественные инвестиции»
Прошлый год был очень интересным и абсолютно беспрецедентным на мировых финансовых рынках: не было ни одного месяца коррекции. Это произошло впервые за всю 125-летнюю задокументированную историю фондового рынка. Как ваш метод количественного инвестирования в таких условиях себя зарекомендовал?
Михаил Ханов: Количественные инвестиции — это способ управления деньгами, когда решение принимает группа алгоритмов, причем группа эта состоит из нескольких тысяч, лучше, чтобы из десятков тысяч алгоритмов, которые разнонаправленно торгуют как можно большее число активов. У нас в копилке 62 фьючерсных контракта на ведущих мировых рынках с хорошей ликвидностью. Результат прошлого года составил почти 80% в долларах США. Наши клиенты заработали чуть больше половины, то есть порядка 43%, а компания получила оставшиеся 37%. И, несмотря на то, что была беспрецедентно низкая волатильность в индексе, так называемый индекс страха, я хочу обратить внимание, что, в отличие от 2013 года, когда рынок «залили» деньгами, VIX «лежал» на 8, и все классы активов тоже «лежали» по волатильности очень низко. Но, начиная с выборов Трампа, с ноября 2016 года мы наблюдаем сильную раскорреляцию мировых активов по волатильности именно относительно S&P. То есть S&P — 9-10, а волатильность других классов активов очень хорошая. Именно она позволила нам заработать такие деньги, заработать стратегии. Как это работает, я могу объяснить на примере января. Январь — традиционно месяц ребалансировки портфеля у крупных управляющих, а когда ты управляешь 5-10 млрд долларов, там не до гениальных идей и каких-то эмоций, там все по учебнику. Если ты купил на 100 млн долларов акции Apple, ты обязан зашортить на 0,5-1 млн долларов фьючерс по этим же акциям. Соответственно, это одна из тех неравномерностей, которые замечают наши роботы, которые ее отрабатывают, то есть фьючерс должен двигаться за базовым активом. Соответственно, результат на 25 число: стратегия заработала 19,6% в долларах, причем 10% она заработала к 8 января (международные рынки открылись 2 января). Сейчас результат почти 19%, и я не думаю, что он снизится до конца месяца. При этом рублевая стратегия, она у нас называется «Энергия», которая работает исключительно с 10 фьючерсами на Московской бирже, показывает результат за этот месяц +23%, но она трендовая, там тренд идет беспрерывный и беспрецедентный для января. Но S&P тоже почти +10% за три недели прибавил. В общем, рынки ведут себя достаточно неожиданно, может быть, предсказуемо, но неожиданно, и мы этими неожиданностями радостно пользуемся, что выливается в результат.
Подобная доходность часто вызывает вопросы: мы все прекрасно видим большое количество соответствующей рекламы в интернете с грандиозными обещаниями.
Михаил Ханов: Мы практически не рекламируемся, потому что нам это бессмысленно делать. Мне нужен минимум час, а лучше полтора, чтобы объяснить потенциальным клиентам, чем мы занимаемся и как это работает, причем таких встреч должно быть минимум три, поэтому вешать баннеры, объявления, щиты с доходностями бесполезно. Поэтому, когда мне говорят: «У вас должны быть все деньги мира с такой доходностью», я отвечаю, что тяжело объяснить, что это за продукт и что это не целый портфель и так далее. Теперь по поводу того, что доходность наша выглядит достаточно фантастически. Поскольку мы работаем в российском праве, мы как члены НАУФОР отчитываемся перед ЦБ, являемся налоговым агентом для наших клиентов. У нас в ноябре прошла очередная камеральная проверка НАУФОР. Единственное замечание, которое нам было сделано, — нас попросили, раз мы работаем в российском праве с 2016 года, показывать результаты именно с 2016 года отдельно от исторических результатов, потому что исторические результаты у нас с 2011 года. Получилось до смешного: если с учетом исторических результатов у нас средняя доходность 45% годовых в валюте, то, если брать только с ноября 2016 года по сегодняшний момент, у нас средняя доходность получается 98% годовых, что выглядит еще более фантастически. И коэффициент Шарпа у нас средний, если брать с историческими данными, 1,2, что тоже хороший Шарп, если это семь лет. Для тех, кто понимает, Шарп S&P семилетний — 0,66. Так вот, сейчас у нас Шарп получился 3,2.
На текущий год у вас какие планы, что вы собираетесь делать?
Михаил Ханов: Очень интересный продукт у нас есть В2В. Когда мы инвестиционным фондам, Private banking предлагаем наш продукт не просто как продукт для физических лиц, а White Label, то есть мы работаем по договору инвестиционного консультирования. От 5 млн долларов мы умеем показывать доходность, идентичную нашей, на счету клиента или на счету фонда. То есть открывается брокерский счет в топ-10 брокеров мира, хедж-фонд заводит туда требуемую сумму, мы ставим свою технологию, и они имеют ровно такую доходность, которую мы публикуем здесь, они видят все брокерские отчеты, подчеркну, на их собственном брокерском счете...
А для обычных людей?
Михаил Ханов: Наш продукт предназначен для квалифицированных инвесторов. Соответственно, одно из требований — это наличие 6 миллионов рублей или 100 тысяч долларов на счете. Это порог входа. Но еще раз: у нас не массовый продукт. Это не вклад, не облигация с фиксированным купонным доходом, даже не биткоин. Это высокорискованный, но и высокодоходный продукт, на который мы рекомендуем отводить примерно 10% инвестпортфеля. В случае успеха среднестатистический ожидаемый результат даст +2,5% на весь ваш портфель, в случае неудачи, если даже стратегия потеряет, допустим, 15-20%, это всего лишь -2% на весь портфель. Вот почему комфортно на такого рода продукты отводить именно 10% от инвестпортфеля. То есть вход для физических лиц — от 100 тысяч долларов, для юридических лиц тоже, если речь идет об управлении на нашем счете по договору доверительного управления.

Рекомендуем:

  • Фотоистории