16+
Понедельник, 25 марта 2019
  • BRENT $ 66.97 / ₽ 4310
  • RTS1218.58
6 февраля 2019, 18:51 Право

Из дела Кокорина и Мамаева исчез удар стулом по голове

Лента новостей

В ходе продления футболистам срока ареста выяснилось, что эксперты не подтвердили версию потерпевшего Дениса Пака о том, что он получил удар стулом по голове. Тем не менее обвиняемых оставили в СИЗО до 8 апреля

Футболист Павел Мамаев на рассмотрении ходатайства следствия о продлении ареста в Тверском суде, 6 февраля 2019 года.
Футболист Павел Мамаев на рассмотрении ходатайства следствия о продлении ареста в Тверском суде, 6 февраля 2019 года. Фото: Сергей Киселев/АГН «Москва»

Несмотря на окончание расследования громкого дела о драках в центре столицы с участием футболистов Александра Кокорина и Павла Мамаева, Тверской суд столицы продлил обвиняемым срок ареста до 8 апреля. Доводы защиты о том, что подследственные могут знакомиться с 16 томами дела на свободе, суд не принял. В СИЗО также останутся младший брат Александра Кокорина Кирилл и детский футбольный тренер Александр Протасовицкий.

Рассмотрение ходатайства Главного следственного управления столичной полиции о продлении срока ареста фигурантам еще на два месяца прошло, как всегда, при большом скоплении народа. На слушании присутствовали родители Александра и Кирилла Кокориных, гражданская жена нападающего «Зенита» Дарья Валитова, а также сразу несколько девушек гламурного вида. Последние назвались родственницами арестованных, чтобы без очереди пройти в суд.

Стоя в клетке, обвиняемые терпеливо подождали, пока их снимут камеры, а когда начался процесс, буквально взмолились. «Вас вообще не слышно! Можно погромче говорить или микрофон включить?» — проявил инициативу Александр Кокорин. Звук отрегулировали, но говорить громче судья Ольга Затомская не стала. Она бормотала себе под нос, оглашая материалы дела, так что до прессы доносились лишь обрывки фраз.

Доводы в обоснование ареста

После этого представитель Главного следственного управления столичной полиции Андрей Первой сообщил, что 26 декабря следственные действия по делу были закончены, 30 декабря потерпевшие начали знакомиться с материалами дела и завершили процедуру в конце января. После этого дело (по данным защиты, оно сейчас составляет 16 томов) начали читать обвиняемые и их адвокаты.

Однако следователь не усмотрел в этой связи «основания для отмены или изменения меры пресечения». Он просил оставить четверку в СИЗО до 8 апреля, чтобы обвиняемые смогли завершить ознакомление с делом, а следствие составило обвинительное заключение, передало его для утверждения в прокуратуру и направило дело в суд.

В очередной раз прозвучал стандартный тезис о том, что в случае освобождения обвиняемые могут скрыться и оказать давление на свидетелей и потерпевших. Следователя поддержала прокурор Гаянэ Григорян, которая нашла запрошенный срок ареста «разумным».

В то же время адвокаты традиционно назвали доводы следствия необоснованными и просили ходатайство следствия отклонить, предложив в качестве альтернативы заключению под стражу домашний арест или залог. Так, за Павла Мамаева защита предлагала 6 млн рублей, а за братьев Кокориных адвокаты хоть и не назвали конкретную сумму, но передали суду справку из банка о наличии на счету у их матери Светланы почти 10,5 млн рублей.

Адвокаты обвинили потерпевших в волоките

«Дело не представляет особой сложности. Такого долгого и тщательного расследования не требовалось», — выступал защитник Мамаева Игорь Бушманов. Он и его коллеги обвиняли следствие в волоките, а также заявили, что по его стопам пошли и потерпевшие, которые целый месяц знакомились с делом, не использовав предновогодние дни. Защитники отмечали, что если бы потерпевшие не тянули время, очередное продление ареста не понадобилось бы.

Чтобы доказать это, адвокат Бушманов даже потребовал представить в суд копию протокола ознакомления потерпевших с делом и график. «Он содержится в 17-м томе, который нам еще не дали», — пояснил адвокат. Но судья истребовать документы не стала.

Адвокат Кокорина Андрей Ромашов вновь сослался на заключения врачей клуба «Зенит», которые сообщили, что в марте прошлого года футболист перенес травму, операцию на колене и ему необходимо комплексное лечение и реабилитация. «Медики в своем заключении указали, что мой подзащитный может стать инвалидом с заменой коленного сустава на искусственный», — сказал адвокат, добавив, что такие последствия несоразмерны с тем, что вменяют его клиенту, ведь за причинение легкого вреда здоровью — а именно на такой квалификации настаивает защита — суды ограничиваются штрафами в 50 тысяч рублей.

Адвокат настаивал, что «тяжесть содеянного и общественная опасность случившегося давно утратились». При этом защитник привел любопытный аргумент. Он фактически дал понять, что основной эпизод дела, касающийся нападения на чиновника Минпромторга Дениса Пака, который следствие квалифицировало по наиболее тяжкой ч. 2 ст. 213 УК РФ (хулиганство — до семи лет колонии) рассыпался. «Только ленивый не слышал, что Пака ударили стулом по голове. Но, как следует из заключения судебно-медицинской экспертизы, никакого удара по голове не было», — сказал он.

Однако судья не дала адвокату сообщить подробности выводов медиков, вернув его к вопросу о мере пресечения. Позже Ромашов рассказал Business FM: никаких следов удара по голове эксперты у Пака не нашли. «Удар пришелся по руке и левой части спины», — сказал он.

Утрата веры

Оксане Затомской довольно часто приходилось одергивать защитников, которые понимали, что исход заседания предрешен. «Я, честно говоря, теряю веру в силу закона, потому что мы каждый раз озвучиваем свои доводы, а тексты постановлений суда [о продлении срока ареста] не меняются ни на йоту, при этом доводы следствия принимаются на веру», — в сердцах бросил адвокат Кирилла Кокорина Вячеслав Барик.

Его клиент был единственным, кто в среду выступил в суде. Если раньше каждый из фигурантов готовил отдельную речь, то сегодня все четверо просто поддержали просьбу защиты о залоге и домашнем аресте.

Кирилл Кокорин возмутился доводом следствия о том, что в случае освобождения может сбежать за границу. «Я полтора года назад сдал ЕГЭ, а меня выставляют каким-то преступным уголовником, который чуть ли не людей убивает. Как можно такое говорить? Чем это доказано? Как такое можно писать в ходатайстве?» — задал он риторические вопросы.

Пробыв в совещательной комнате полчаса, судья согласилась с доводами следствия и оставила братьев Кокориных, Павла Мамаева и Александра Протасовицкого под стражей до 8 апреля. Защита обещала оспорить это решение в апелляции.

Покидая суд, адвокат Мамаева Игорь Бушманов рассказал, что его подзащитный не унывает. Сидя в «Бутырке», он посещает местный спортзал, читает классику и ходит в храм. Завершить ознакомление с материалами дела адвокат и его подзащитный рассчитывают в течение двух-трех недель. «16 томов — это не такой [большой] объем, мы находимся на завершающей стадии», — сказал Бушманов.

При этом защитник надеется, что прокуратура не согласится с квалификацией действий фигурантов, не утвердит обвинительное заключение и вернет дело на доследование. В ходе него может отпасть обвинение по особо тяжкой статье (хулиганство), а фигурантов освободят. По мнению Бушманова, на сегодняшний день обвинение в хулиганстве — это единственное, «искусственно созданное» основание, позволяющее держать фигурантов под стражей.

Драки и их последствия

Нападающий петербургского «Зенита» Александр Кокорин, его младший брат Кирилл Кокорин, полузащитник футбольного клуба «Краснодар» Павел Мамаев и детский тренер по футболу Александр Протасовицкий обвиняются в «побоях» (ст. 116 УК РФ) и «хулиганстве, совершенном группой лиц по предварительному сговору» (ч. 2 ст. 213 УК РФ). В декабре Павлу Мамаеву и Кириллу Кокорину добавили также «умышленное причинение легкого вреда здоровью» (ч. 2 ст. 115 УК РФ).

Футболисты попали под стражу после того, как ввязались в две драки в центре столицы рано утром 8 октября 2018 года. В ходе первой, у гостиницы «Пекин», пострадал водитель ведущей Первого канала Ольги Ушаковой Виталий Соловчук. В ходе второй, в «Кофемании» на Большой Никитской улице, травмы получили директор департамента автомобильной промышленности Минпромторга России Денис Пак и гендиректор ФГУП «НАМИ» Сергей Гайсин.

Вину в побоях арестованные признали частично, заявив, что потерпевшие их спровоцировали, нецензурно высказавшись в их адрес. Обвинение же в хулиганстве, за которое им грозит до семи лет заключения, они полностью отрицают. Мамаев признал, что нанес удары Соловчуку, но утверждает, что не бил Дениса Пака. Кокорин же утверждал, что ударил стулом Пака, но не нападал на Соловчука.

Также защита не согласна с квалификацией действий фигурантов по ч. 2 ст. 115 УК РФ и считает, что их следует трактовать по ч. 1 ст. 115 УК РФ, в которой речь идет о правонарушении на почве личных неприязненных отношений. Она не предусматривает лишения свободы, а дело может быть прекращено за примирением сторон.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию