16+
Понедельник, 20 мая 2019
  • BRENT $ 73.26 / ₽ 4746
  • RTS1254.68
8 мая 2019, 12:13 ОбществоПроисшествия

Авиаэксперт: тот, кто делал расшифровку переговоров пилотов SSJ-100 с диспетчерами, с авиацией на «вы»

Лента новостей

Источник РИА Новости в Росавиации подтвердил подлинность ранее опубликованной в СМИ текстовой расшифровки, но в самом ведомстве отказываются от каких-либо комментариев до появления официальной информации от уполномоченных органов

Фото: Reuters

Обновлено в 13:05

СМИ опубликовали расшифровку переговоров пилотов SSJ-100 с диспетчерами. Перед посадкой командир сообщал диспетчерам об аварийной, но не критической ситуации на борту, сказал, что садятся в штатном режиме.

Источник РИА Новости в Росавиации подтвердил подлинность опубликованных переговоров. Но Росавиация не будет комментировать ход расследования, обстоятельства и причины катастрофы до публикации официальных данных уполномоченных органов, сказано на сайте ведомства.

Согласно расшифровке, при потере связи экипаж передал на землю сигнал Pan-Pan. Это означает, что есть конкретная угроза, но не самолету и жизни людей, немедленная помощь не требуется. Аудиозаписи переговоров, впрочем, не опубликованы, только текстовая расшифровка.

Пилот: Pan-Pan! Аэрофлот 1492. Москва подход. Просим возврат. Потеря радиосвязи и самолет горит в молнии.

Диспетчер: Снижайтесь. Вправо курс 160. Какая-нибудь помощь необходима будет?

Пилот: Вправо 160. Нет, пока все нормально. Штатно.

Диспетчер: Только проблемы со связью, вас правильно понял?

Пилот: Связь и потеря автоматического управления самолетом. Прошу орбиту. Мы не готовы к заходу.

Диспетчер: Подскажете, как будете готовы к заходу? Не слышно вас было.

Пилот: Подскажем.

****

Диспетчер: Аэрофлот 1492, готовы к заходу?

Пилот: Да.

Диспетчер: Как будете заходить? Визуально или по ILS?

Пилот: Заход по ILS. Необходима помощь.

Диспетчер: Шереметьево вышка, продолжайте заход, слушаю.

Пилот: Продолжаем заход.

Диспетчер: Ветер у земли, порывы 10 метров в секунду, посадку разрешаю.

Командир: Вас принял.

Диспетчер: Аварийные службы на полосы.

Фраза «самолет горит в молнии» могла означать срабатывание счетчика пожарной сигнализации либо синее или зеленое свечение самолета, которое появляется во время грозового фронта. «Заходить на посадку по ILS» — это идти по курсо-глиссадной системе, то есть по маякам в аэропорту.

Судя по тому, каким образом эти переговоры скомпилированы на бумаге, их составлял человек, далекий от авиации, говорит гендиректор Международного консультативно-аналитического агентства «Безопасность полетов» Сергей Мельниченко.

— Наверное, это взято с аудиозаписи в Шереметьевском диспетчерском центре. Но человек, который делал выписку, с авиацией на «вы», поэтому доверять этой выписке не следует. Не все написано неправильно, но люди, которые в авиации проработали не один год, сразу же видят, что это... не буду русские слова употреблять. Судя по этой выписке, они заходили именно по курсо-глиссадной системе, почему у них перелет случился на один километр.

— Если садятся с курсо-глиссадной системой, это значит, полностью доверяются автоматике или же все-таки есть часть ручного управления?

— Тут вопрос в другом: на земле стоят два радиомаяка. Один дает сигналы относительно курса, а другой — относительно высоты в конкретной точке воздушного судна. Если все эти стрелки собрать воедино и следовать им, то воздушное судно должно приземлиться в зоне приземления, обозначенной на взлетно-посадочной полосе.

— Там была фаза «необходима помощь». Имеются в виду экстренные службы?

— Не знаю, к командиру вопрос. Там очень много к нему вопросов.

— Какая может быть помощь при посадке со стороны диспетчера?

— Диспетчер ничем не может помочь. Диспетчер вызывает аварийные службы. Развилка какая? С одной стороны, капитан устанавливает код ответчика бедствия, а с другой стороны, говорит диспетчеру, что заходит в штатном режиме. Кому должен доверять диспетчер? Я бы доверял словам, потому что кто его знает, в них ударила молния, может, это не он установил, а само установилось. Пилот-то говорит, что заход штатный. Скорее всего, паника началась, наверное, в кабине экипажа.

Переговоры в целом выглядят правдоподобно, возражает командир экипажа Airbus А320 авиакомпании «Аэрофлот» Андрей Литвинов. Другой вопрос, что в расшифровке много неточностей. Например, выражение «горим в молнии» пилоты, как правило, не используют. Если в самолет попала молния, они обычно говорят «влетел в грозу».

Неточности в расшифровке могли произойти из-за того, что экипаж, общаясь с диспетчером, переходил с основного канала связи на резервный, а иногда связь и вовсе пропадала, предполагает Андрей Литвинов.

— Видимо, при переключении были какие-то шумовые эффекты, поэтому неточность.

— О чем тогда это все свидетельствует, на ваш взгляд?

— У них произошел серьезный отказ системы управления, отказ компьютера помогать летчику: от себя дал буквально на миллиметр — самолет резко опускает нос, на себя — резко поднимает нос. То есть надо делать очень и очень плавные движения и при этом работать не только джойстиком, еще работать колесиком, чтобы триммировать самолет, и педалями парировать крен. Работала электроника, которая заводит посадочные системы. Поэтому диспетчер его спрашивает: вы будете заходить визуально или по системе ILS? Он им отвечает: будем заходить по системе ILS. Но само управление самолетом не работает. Система-то есть, она его заводит на посадку, но сам самолет плохо слушается.

— То есть, например, они свою видели скорость?

— Да, они видели скорость, они видели маяки системы ILS.

Один из пассажиров Олег Молчанов сидел в SSJ-100 в 12-м ряду, ему и его жене удалось выбраться. В интервью Business FM он подтвердил, что сама посадка, как ему кажется, проходила в штатном режиме, и прокомментировал возникшие обвинения в адрес пилотов.

Олег Молчанов пассажир SSJ-100 «Я не эксперт в этих вопросах, кто обвиняет пилотов, это на их совести совершенно. Я считаю, что следствие установит, кто прав, кто виноват. Я не готов судить по этому вопросу. В моем понимании — спасибо, что посадили хотя бы, что мы не развалились. А правильно они поступали, работала ли у них авионика, работали ли у них приборы, работало ли хоть что-то — я об этом ничего не знаю».

В беседе с Meduza Олег Молчанов сказал: «Я слежу за тем, что происходит с расследованием, но не верю нашим СМИ. Большинство будут писать то, что им скажут, думаю, что в любом случае обвинят пилотов. Ведь проект Superjet никто отменять не будет».

Ранее газета «Коммерсантъ» узнала, что в качестве доминирующей версии рассматриваются ошибки пилотов. Источник ТАСС в Межгосударственном авиационном комитете сообщает, что выводы пока делать рано, версию ошибки экипажа, как и другие, специалисты рассматривают как рабочую. Судя по видео с места катастрофы, пилоты покинули горящий лайнер одними из последних.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию