16+
Суббота, 14 декабря 2019
  • BRENT $ 63.97 / ₽ 4024
  • RTS1501.42
8 июня 2019, 22:20 Право
Актуальная тема: Дело Голунова

Суд отправил под домашний арест журналиста «Медузы» Ивана Голунова

Лента новостей

Его освободили из-под стражи в зале суда. Защита настаивала на возврате дела следствию, которое, по словам адвокатов, вышло в суд с просьбой об аресте по истечении двух суток задержания

Иван Голунов в Никулинском суде Москвы.
Иван Голунов в Никулинском суде Москвы. Фото: ТАСС

Никулинский суд Москвы поздно вечером 8 июня отправил под домашний арест спецкора интернет-издания «Медуза» Ивана Голунова, обвиненного в покушении на сбыт наркотиков. Просьбу следствия о заключении репортера в СИЗО суд отклонил. Заседание собрало огромное количество представителей журналистского сообщества. Решение суда люди встретили радостными криками.

«Суд считает необходимым избрать ему меру пресечения в виде домашнего ареста», — огласил решение судья Максим Михайлов. Голунова освободили из-под стражи в зале суда. Находиться под домашним арестом до 7 августа он будет в квартире своих родителей на улице Профсоюзная в Москве, в которой ему принадлежит одна треть доли.

Ожидалось, что на избрание меры пресечения журналиста привезут в суд 7 июня, однако в этот день следствие провело очную ставку Голунова с одним из понятых, а также взяли смывы с рук, отпечатки пальцев, срез ногтей и волос, эпителий.

В субботу у здания Никулинского суда Москвы журналисты стали собираться еще рано утром. Трое из них, включая журналиста «Таких дел» Сергея Карпова, попали в полицию из-за того, что развернули плакаты прямо у входа, нарушив порядок пикетирования (ст. 20.2 КоАП) и приблизившись к зданию суда ближе чем на 50 метров. После составления административного протокола в ОВД «Крылатское» их отпустили. Другие сочувствующие учли негативный опыт своих коллег, и стоявшего через дорогу одинокого пикетчика позже никто не трогал.

К обеду толпа разрослась до сотни сочувствующих, большинство из которых были журналистами. Среди них были главный редактор «Эха Москвы» Алексей Венедиктов, гендиректор «Медузы» Галина Тимченко, главный редактор «Новой газеты» Дмитрий Муратов, а также бывший главред «Афиши» Юрий Сапрыкин, журналист «Московского комсомольца» Александр Минкин и телеведущая Ксения Собчак. Кроме того, к суду приехали основатель The Bell Елизавета Осетинская и бывший главный редактор «Ведомостей» Татьяна Лысова. Неравнодушные граждане привезли лоток с яблоками, а также питьевую воду. Было даже мороженое, но его быстро расхватали.

В суд Ивана Голунова доставили около восьми вечера, после того как свозили на обследование в 71-ю больницу. До этого вызванные по просьбе адвокатов Голунова в УВД врачи скорой заподозрили у него перелом ребер, сотрясение головного мозга и засвидетельствовали гематомы. Однако в госпитализации журналиста медики отказали.

Слушание проходило в самом большом зале суда, там, где когда-то судили 40 «лимоновцев» из запрещенной Верховным судом Национал-большевистской партии, а также вора в законе Шакро Молодого. С тех пор здесь остались три огромные клетки. В одну из них поместили Ивана Голунова. Одетый в черную майку с надписью «Редакция требует крови» (видимо, в ней его и задержали), он выглядел растерянным, а на вопрос Business FM, как он себя чувствует, ответил: «Как в кино». Когда же встал вопрос о присутствии в зале прессы, высказался: «Я журналист и считаю, что все должно быть максимально открыто и прозрачно».

Однако вести в зале съемку судья Максим Михайлов не разрешил, позволив присутствовать лишь пишущей прессе. Репортеров набралось около полусотни, многие в зал не попали. В последний момент в суд разрешили пройти брату Ивана Голунова Владимиру. Пока шло слушание, слышно было, как люди под окнами скандировали «Свободу!». Группа поддержки уже превышала две сотни человек.

Ходатайство о заключении журналиста под стражу Игорь Лопатин обосновал тем, что Голунов обвиняется в совершении особо тяжкого преступления, за которое предусмотрено наказание на срок от 10 до 20 лет. «У следствия имеется информация о том, что он употребляет наркотические средства, имеет загранпаспорт, а по месту регистрации не проживает», — привел он свои аргументы. На основании данных доводов представитель следствия сделал вывод, что, находясь на свободе, репортер скроется или будет мешать расследованию. Его поддержал прокурор.

В свою очередь защитники задержанного Дмитрий Джулай и Ольга Динзе назвали доводы следствия голословными. Они просили вернуть ходатайство следствию без рассмотрения, ссылаясь на то, что полиция обратилась в суд с просьбой об аресте по истечении 48 часов, которые прошли с момента фактического задержания. Именно на столько правоохранители могут задержать гражданина без санкции суда. «Седьмого июня в 3:50 утра следователь Лопатин составил протокол задержания, не в течение трех часов, как требует закон, а намного позднее. Он игнорировал фактическое время задержания, что является грубым нарушением прав Голунова», — заявила Динзе. Она отметила: следствие так торопилось, что даже не указало, до какого числа просит заключить Ивана в СИЗО. «Уже одно это является основанием для возврата дела следователю», — сказала защитница.

Джулай же настаивал на том, что у оперативников была возможность подбросить его клиенту наркотическое средство. Об этом, по его мнению, свидетельствует, в частности, протокол очной ставки понятого, который сказал, что пакет с наркотиком лежал в рюкзаке поверх всех вещей Ивана. «Из рюкзака извлекли дешевый наркотик класса солей, а дома — дорогой. Очень много ошибок и несоответствий в этом деле», — указал Джулай. Он заверил, что «нет смысла избирать Голунову более суровую меру пресечения и он не будет скрываться от следствия и суда». Также адвокаты заметили, что загранпаспорт был в рюкзаке у Ивана при задержании и он готов был его сдать, но сыщики проигнорировали данный момент.

Адвокаты передали в суд большое количество положительных характеристик на Ивана с работы, а также от бывших и нынешних коллег, соседей и даже местного участкового. Все знающие его люди уверяли, что журналист не употребляет наркотики и даже практически не пьет. Все отзывались о нем как о большом профессионале своего дела. Так, бывший заместитель шеф-редактора в первом составе редакции Forbes Russia Кирилл Вишнепольский назвал Голунова «человеком большой честности и достоинства» . Сопредседатель Союза журналистов России Игорь Яшин отзывался о нем как об уравновешенном, спокойном человеке, который регулярно ведет профсоюзную и общественную работу, поддерживает благотворительные организации, отмечен такими наградами, как премия «Редколлегия». Главный редактор «Медузы» Колпаков назвал его «умным, внимательным, принципиальным журналистом». А его бывший предшественник Александр Горбачев сообщал, что репортер в период его работы написал порядка 20 материалов и ни в одном не было ошибки. Он охарактеризовал его как законопослушного и даже «образцового гражданина «Москвы и России, который очень чутко относится к чужой боли и беде».

Также в суд были предоставлены личные поручительства от главного редактора «Эха Москвы» Алексея Венедиктова и главреда «Новой газеты» Дмитрия Муратова. Оба были уверены в профессиональной и человеческой порядочности Голунова и готовы были гарантировать его явку к следователю и в суд. Участковый полиции из ОВД «Теплый стан» отмечал, что жалоб от соседей Голунова не поступало, а нарушения с его стороны законодательства не зафиксировано.

Сам Иван Голунов в суде заявил, что никогда не употреблял наркотиков и не виноват в инкриминируемом преступлении. «Я ни в чем не виноват и готов сотрудничать со следствием, если оно будет придерживаться честных правил игры», — сказал журналист. Он просил оставить его на свободе. Пока ждали решения суда, он рассказал, что перед задержанием написал материал о рынке ритуальных услуг. Данной темой занимались и его коллеги из Daily Storm. «Им также поступали угрозы. Я стал общаться с источниками и получал настойчивые советы не заниматься этой темой. Я отправил свой текст редактору и пошел на встречу с источником, хотел заняться историей, связанной с правительством Москвы. В этот момент ко мне подбежали сотрудники и запихнули в машину», — успел поведать журналист, прежде чем представитель суда прервал его речь.

Для того чтобы принять решение, судье потребовалось не более 15 минут. В итоге служитель Фемиды пришел к выводу, что Голунову может быть избрана более мягкая мера пресечения, нежели заключение в СИЗО. Столь удивительно быстрое решение навело многих собравшихся на мысль, что оно было принято заранее. Все были чрезвычайно рады, а в зале суда и под окнами раздались радостные крики «ура». Толпа разошлась лишь ближе к полуночи.

Днем 8 июня следственная часть УВД по ЗАО столицы предъявила Голунову обвинение в покушении на сбыт наркотиков в особо крупном размере (статья 30, пункт «г» части 4 статьи 228.1 УК). Свою вину Голунов не признал.

36-летний репортер был задержан 6 июня в 14:40 неподалеку от метро «Цветной бульвар», когда он направлялся на встречу с источником. Протокол о его задержании оформили только 7 июня в 3:50 утра. Согласно постановлению о привлечении в качестве обвиняемого, при личном досмотре у журналиста в рюкзаке были обнаружены два свертка с наркотическим веществом — производным N-метилэфедрона массой 3,56 грамма и еще два свертка с кокаином. Дома у журналиста, на съемной квартире на Вешняковской улице, нашли еще 5,42 грамма кокаина, а также весы, заявили в МВД. При этом вначале на официальном сайте столичной полиции были опубликованы фотографии целой нарколаборатории, однако позже МВД уточнило, что лишь один снимок был сделан в жилище репортера, а остальные — по делу преступной группы, на связь с которой журналист проверяется. По данному факту МВД назначило служебную проверку.

Сам Голунов утверждает, что наркотики ему подбросили, а его задержание было довольно жестким — его избили и протащили по земле. Журналист связывает уголовное дело с профессиональной деятельностью. Перед задержанием репортер готовил текст о работе рынка ритуальных услуг в Москве, отмечала Русская служба BBC. Голунов также известен как автор расследований о коррупции среди чиновников самого разного ранга, в том числе в мэрии Москвы.

Его дело вызвало резонанс в журналистском сообществе. Многие представители СМИ и просто сочувствующие провели пикеты у здания столичного главка полиции. В связи с заявлениями о нарушении прав фигуранта расследование дела взял под личный контроль начальник ГУ МВД России по Москве генерал-лейтенант полиции Олег Баранов.

За сбыт наркотиков в особо крупном размере предусматривается (ч. 4 ст. 128. 1 УК РФ) наказание на срок от 10 до 20 лет лишения свободы. Однако за покушение на сбыт суд не вправе назначить более двух третей, в данном случае максимум 13,5 года. Это при доказанности вины.

Управляющий партнер адвокатского бюро «Коблев и партнеры» Руслан Коблев констатирует, что дело вызывает массу вопросов, а полиция сработала слишком топорно. Он не исключает фальсификацию доказательств по делу и полагает, что с учетом внимания общественности шансы доказать это есть. По его словам, для этого нужно добиться, чтобы дело передали в вышестоящее следственное подразделение и проверили основания для задержания, а также провели экспертизы. Коблев отмечает странность: журналиста «взяли» не в момент сбыта наркотиков, а когда он просто шел по улице в центре столицы.

Руслан Коблев управляющий партнер адвокатского бюро «Коблев и партнеры» «Если надзирающий орган оперативно поднимет оперативные материалы, послужившие основанием для задержания, все быстро встанет на место. Также есть вопрос о том, почему его задержали не в момент продажи или получения наркотиков, а когда он просто куда-то шел. Лично я в этом никакой логики не вижу, — сказал эксперт. — Если они считают, что он занимался сбытом, он же должен был куда-то их донести. Вряд ли человек берет свертки и с таким объемом идет на совещание в редакцию».

Адвоката также не убедили объяснения полиции по поводу применения силы при задержании. «Это отдельный вопрос. Я прочитал их объяснения о том, что телесные повреждения Голунов получил, так как сопротивлялся. Так в этом и смысл полицейской работы. Вы профессионалы, сделайте так, чтобы человек не сопротивлялся, нельзя его по земле тащить. Нужно применить наручники и вести или нести, а не тащить по ступенькам. Это же бред какой-то. Это в любом случае должностные преступления», — возмущен он.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию