16+
Вторник, 18 июня 2019
  • BRENT $ 60.99 / ₽ 3923
  • RTS1340.90
12 июня 2019, 22:52 Общество

«Каждый решает сам за себя». Зачем люди выходили на несогласованную акцию?

Лента новостей

«Не могу молчать» или «не мог остаться в стороне» — эта мысль, так или иначе, прослеживалась во всех ответах на вопрос о причинах выхода на московскую акцию в защиту Ивана Голунова

Фото: Сергей Савостьянов/ТАСС

Обновлено 13 июня в 10:20

В Москве 12 июня прошел не согласованный с властями марш в поддержку Ивана Голунова. По данным «ОВД-Инфо», задержаны более 500 человек. Столичное управление МВД приводит цифры вдвое меньшие.

Шествие было задумано еще до освобождения Голунова, но его инициаторы решили выйти на улицы и после того, как с Ивана сняли все обвинения. Некоторые из них поздно вечером 11 июня все же вышли на диалог с властью, но результата это не принесло. Впереди акция, которую уже разрешили провести официально, и это оставляет много вопросов. Их участникам шествия задавал корреспондент Business FM Иван Медведев.

Логичного ответа на вопрос, зачем все это было, лично для себя я так и не нашел. Ивана Голунова, к счастью, отпустили, поговорить о наказании для виновных в его задержании, о смягчении 228-й статьи, о других несправедливых судебных приговорах и процессах можно было бы и на согласованной акции. Всем вместе, с большей численностью и гарантиями безопасности, но нет. Люди вышли из метро и пошли по факту к автозакам.

Но если у меня не было ответа на вопрос, зачем все это, то у многих присутствовавших он был. На марш вышли, в частности, генеральный директор и главный редактор «Медузы» Галина Тимченко и Иван Колпаков. Несмотря на то, что буквально накануне на сайте «Медузы» было опубликовано заявление с призывом 12 июня просто отпраздновать и выпить, а уж потом выходить на согласованную акцию. И под этим заявлением стояли фамилии Колпакова и Тимченко. Вот как прокомментировала этот факт Галина Тимченко.

Галина ТимченкоГалина Тимченко генеральный директор и учредитель новостного проекта Meduza «Я человек здесь. В моей вселенной уважение к читателю — это не навязывание ему своих воззрений и ни в коем случае не призывы. Мы даем вам информацию. Мы стараемся давать объективную, верифицированную, взвешенную информацию. Живите своим умом. Не надо меня слушать или условно Киселева. Каждый должен жить своим умом. Мой ум — как бы я сегодня здесь, это я».

В принципе, позиция «не могу молчать» или «не мог остаться в стороне», так или иначе, звучала во всех ответах на вопрос, почему вы сегодня здесь. Вот что сказал актер Никита Кукушкин, вышедший на марш вместе с маленькой дочерью в коляске.

— Очевидно, что администрация президента и другие, они просто, как и в 2012 году, поняли, что если они подавить протест не могут, то им этот протест необходимо возглавить. Если бы мы вышли 16-го числа, мы пошли бы у них на поводу. Это очевидно уже и по истечении семи лет после 2012 года. Очевидно и понятно, что с каждым таким их шагом якобы по направлению к народу они делают два шага назад.

— А что важнее? Протест ради протеста или донести мысль о том, что нужно менять антинаркотическое законодательство…

— Не только антинаркотическое законодательство нужно менять.

— Ну, Ивана уже освободили.

— Здесь дело не в законодательстве. Мы говорим в принципе обо всей системе, которая сгнила. Это лишь следствие.

Этот разговор был записан в одном из переулков, куда люди пошли после того, как было перекрыто движение по бульварам в районе Трубной. Марширующие, к слову, вели себя дисциплинированно: шли по тротуару, дорогу переходили на зеленый свет и, пока не встретили заграждений, даже не выкрикивали политических лозунгов.

Уже на Страстном я поговорил еще с одним актером, Владиславом Котлярским, сыгравшим в известном сериале «Глухарь» роль майора Карпова, продажного полицейского, способного на любые подлости. На марш Котлярский вышел из-за чувства глобальной несправедливости. Я не удержался от того, чтобы не попросить его оценить работу сотрудников полиции на этой акции.

— Пока все хорошо, Слава богу, никого не бьют. Хотя задерживать, наверное, не надо.

— А вообще, эта несогласованная акция, притом что вроде пытаются провести общую, согласованную с властями… Почему надо быть здесь, а не там? Или надо быть и здесь, и там, и везде, где возможно?

— Каждый решает сам за себя. Я не знаю. Мне захотелось, была возможность сегодня прийти.

На моих глазах марширующих действительно не били, но коллеги утверждают, что местами дубинки применялись активно. В целом методы работы полиции красноречиво описывает фрагмент их переговоров, который слышал я сам.

Сотрудникам, стоящим на Страстном бульваре, по рации сказали: «Шуганите-ка людей, люди в автозак нужны, в автозаке людей мало». После этого сразу же начались абсолютно хаотичные задержания. В случайном порядке, хотя изначально вроде бы задерживали людей с атрибутикой в поддержку Ивана Голунова.

Илью Азара, который еще до освобождения Голунова и предложил провести этот марш, задержали одним из последних, хотя еще до начала шествия его официально по бумажке предостерегли от нарушения порядка. Правда, полицейские, писавшие эту бумажку, перепутали отчество журналиста, так что технически предостерегли они не того Азара.

Предупреждали сотрудники и других журналистов. Предупреждали о том, что акция, которую они собираются освещать, не согласована. Коллеги терялись в догадках, как на это реагировать.

В целом 12 июня в автозаках побывало много журналистов. С бейджами, пресс-картами и так далее. Правда, в основном их довольно быстро отпускали. Ну и нельзя не упомянуть еще один эпизод, который в сети окрестили как лучший способ не попасть в автозак. В кадре сотрудник возле автобуса пытается поговорить с иностранцем.

— Он нерусский. Нерусский. Кто нерусского привел? Ты русский?

— I'm american.

— Американец? Кто американца привел? Американец… свободен!

На том, как говорится, и стоят.

А вот что рассказали Business FM задержанные в ходе акции журналисты.

Евгений Снегов корреспондент «Эха Москвы» «Меня задержали на пересечении бульвара с улицей Петровка. Я стоял и наблюдал за всем происходящим. Наблюдал, как рядом со мной людей задерживают, следующим стал я. Подошли человек пять-семь сотрудников то ли полиции, то ли Росгвардии, взяли под локти и потащили меня к автозаку, не реагируя совершенно никак на мои заявления о том, что я журналист, дайте я вам покажу пресс-карту. Привезли к ОВД «Войковский», около получаса там сидели до тех пор, пока один из сотрудников полиции не зашел и не сказал мне выйти, потому что я единственный был в автозаке из журналистов».

Корреспондент «Новой газеты» Никита Гирин рассказывает, что у него тоже отказались посмотреть удостоверение и редакционное задание, но потом принесли извинения.

Никита Гирин корреспондент «Новой газеты» «Я стоял один, ничего не делал. Это было около Центрального рынка. Там уже зачищали просто всех оставшихся мужчин, видимо, поэтому меня взяли тоже и повели, не обращая внимания на мои просьбы посмотреть удостоверение и редакционное задание. Около автобуса был какой-то сотрудник чином повыше в белой рубашке, я его попросил посмотреть, он посмотрел, и меня отпустили. А второй раз на Страстном бульваре, около памятника Высоцкому, я спрашивал сотрудника, который вел девушку в автозак, какие основания. Потом он уже решил, что я ему надоел, и он стал заталкивать меня, опять же не обращая внимание на редакционное задание, которое я уже достал. В итоге они меня запихнули, но потом кто-то подошел уже и сказал: кто тут пресса? Через какое-то время выпустили. Начальник принес извинения».

Специального корреспондента «Медузы» Андрея Перцева тоже задержали, несмотря на пресс-карту, но быстро отпустили.

Андрей Перцев специальный корреспондент «Медузы» «Я подошел к трем полицейским с пресс-картой, все у меня было, и спросил: почему задержали компанию трех молодых людей? Мне говорят: подойдите к автозаку, куда их отправили, и спросите. Я чуть-чуть прошел по улице, чтобы перейти, меня остановила пара полицейских и повели к автозаку, при том что пресс-карта была у меня на виду. Через некоторое время полицейские стали спрашивать, есть ли журналисты, я сказал, что я, и парень, который неподалеку сидел от меня, тоже сказал, что он журналист. Его сначала выпустили, потом меня. Нам никто не говорил, куда повезут, что будет вообще».

Во время шествия задержали и Алексея Навального. Его отпустили через пять часов. В своем Twitter оппозиционер написал: «Уже обустроился в камере. Уже провел 27 попыток заклеить очень яркую лампу куском одноразовой простыни».

Но большинство задержанных — люди, которые ни к работе в СМИ, ни к политике никакого отношения не имеют. Как сообщали корреспонденты Business FM, на марш вышла довольно пестрая публика, с очень разными взглядами и отношением друг к другу. Но оказывались они в одних и тех же автозаках.

Александра Сидорова обозреватель Business FM «В ОВД «Таганское» сидят мои друзья, очень романтичная история. Это теперь уже бывшие муж и жена, они развелись на днях, на марше попали в один автозак, который два часа стоял на площади. По их рассказам, в автозаке было очень душно, всего там было 34 человека. Около ОВД «Таганское» у них тоже очень долго стоял автозак, и было настолько жарко, что женщине даже стало плохо. Важная деталь: у них было четверо подростков, которых отпустили только в восемь вечера, задержав их в районе двух часов дня».

Одному несовершеннолетнему, которого задержали на акции, потребовалась помощь врачей. Очевидцы рассказали, что молодого человека избил полицейский. Из отдела 17-летнего парня увезла скорая, сообщил ответственный секретарь Общественной наблюдательной комиссии Москвы Иван Мельников.

Иван Мельников ответственный секретарь Общественной наблюдательной комиссии Москвы «Со слов граждан, которые к нам обратились, произошло это после задержания в ОВД по району Алексеевский. Я планирую обратиться к руководителю Росгвардии Виктору Золотову по неправомерным действиям сотрудника ОМОН, который, со слов обратившихся к нам граждан, применил противоправную физическую силу в отношении подростка. В частности, когда тот лежал на полу автозака, он наносил ему удары руками в связи с тем, что пытался забрать камеру. В последующем он был госпитализирован на скорой, к нему приехал его отец, который вместе с ним проследовал в городскую больницу для оказания необходимой медицинской помощи».

О состоянии пострадавшего не сообщается. Мельников уточнил, что информацию по этому случаю ОНК передала в московскую прокуратуру, в Совет по правам человека и уполномоченному по правам ребенка Анне Кузнецовой.

Ночью пресс-служба ГУ МВД по Москве сообщила, что большинство задержанных отпущены, в отделах полиции оставались четыре человека, которые в соответствии со ст. 27.5 КоАП РФ подвергнуты административному задержанию.

Комментируя задержания, член Совета по правам человека при президенте Александр Брод заявил, что полиция в ряде случаев превысила полномочия. По его словам, его коллеги из СПЧ присутствовали в качестве наблюдателей на месте событий и будут разбираться с каждым случаем.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию