16+
Вторник, 16 июля 2019
  • BRENT $ 66.81 / ₽ 4187
  • RTS1386.52
8 июля 2019, 09:30 Право

Банковские разбойники из ФСБ

Лента новостей

Суд в Москве на прошлой неделе отправил под арест несколько сотрудников ФСБ, которых обвинили в том, что они устроили в небольшом банке «маски-шоу» и вынесли оттуда 140 млн рублей

Фото: depositphotos.com

Лефортовский суд на два месяца отправил под арест по обвинению в разбойном нападении группу бойцов «Альфы», «Вымпела» и офицеров так называемого банковского отделения «К» контрразведки, которые в ходе спецоперации вынесли из банка «Металлург» около 140 млн рублей, принадлежавших некоему предпринимателю. Налетчики якобы считали, что бизнесмен не обратится в правоохранительные органы из-за «сомнительного происхождения средств».

Среди тех, кого суд на прошлой неделе отправил под арест, два сотрудника 2-го так называемого банковского отдела управления «К» службы экономической безопасности ФСБ России. До недавних пор этот отдел возглавлял полковник Кирилл Черкалин — тот самый, у которого при обыске изъяли около 12 млрд рублей. Однако многие полагают, что это крохи, а выстроенный им бизнес приносил гораздо больше. В частности, издание «Фонтанка» считает, что за последние два года, за которые лицензии были отозваны у 121 банка, а «дыры» в них совокупно исчисляются триллионами, доход отдела составил как минимум 300 млрд. Это в том, что касается банкротства банков, многие из которых перед закрытием пускаются во все тяжкие по части обналичивания средств. А спрос на эту нелегальную услугу по-прежнему высок, говорит бывший министр экономики РФ Андрей Нечаев.

Андрей НечаевАндрей Нечаев бывший министр экономики РФ «Почему этот рынок сохраняется? Первое — это, конечно, налоговая система: достаточно высокие налоги, и в последнее время они все время повышались, в частности, налог на заработную плату очень высокий. У нас формально ставки налогов не очень высокие, кроме НДС, но правила расчета налоговой базы гораздо более жесткие по сравнению, скажем, с западными экономиками. У нас сплошь и рядом бывает, что, например, предприятие убыточно и при этом является должником по налогу на прибыль. И второй момент — это, конечно, коррупция: она требует наличных».

С одной стороны, в том, что произошло, ничего нового нет. Меняются только масштабы и то, что за последние годы обнальный бизнес сконцентрировался в руках нескольких групп, между которыми идет все более ожесточенная борьба, говорит бывший сотрудник группы «Альфа» и 9-го управления КГБ СССР, а затем офицер МВД Дмитрий Целяков.

Дмитрий Целяков бывший сотрудник группы «Альфа» и 9-го управления КГБ СССР «Туда входят практически все представители силового блока, даже иной раз судебные власти. Группа Алексея Куликова сначала ориентировалась на управление «К», потом на 6-ю службу. Иван Мязин — то же самое. Захарченко работал с управлением «М» ФСБ России. Деньги очень большие, поэтому этот рынок очень интересен многим. Идет борьба между кланами внутри ФСБ, и появляются вот такие сюжеты. Такая возня периодически повторялась. Просто эта возня уже без всякого МВД, а просто конкретно ФСБ».

Можно напомнить, что в последнем расследовании Ивана Голунова подробно развивается история ставропольских предпринимателей братьев Льва и Валериана Мазараки, которые после их приезда в 2010 году в Москву начали заниматься, в первую очередь, не кладбищенским, а банковским бизнесом. Причем, хотя никаких обвинений им не предъявляли, их банки один за другим закрывали за «нарушения законодательства в области противодействия легализации доходов». С учетом того, что объем столичного похоронного рынка оценивается примерно в 15 млрд рублей в год, большая часть которых проходит в виде наличных, их предполагаемые связи с высокопоставленными чинами ФСБ приобретают несколько иное звучание.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию