16+
Пятница, 10 апреля 2020
  • BRENT $ 32.03 / ₽ 2359
  • RTS1144.41
21 января 2020, 09:40 ПолитикаПерсоны

Новый генпрокурор будет из следователей. Комментарий Георгия Бовта

Лента новостей

Генпрокуратуру может возглавить замглавы СК Игорь Краснов. Его кандидатуру предложил Владимир Путин. Юрий Чайка покидает пост в связи с переходом на другую работу

Георгий Бовт.
Георгий Бовт. Фото: Митя Алешковский/ТАСС

Владимир Путин внес кандидатуру замглавы СК Игоря Краснова на должность генпрокурора. Он должен быть утвержден Советом Федерации. Как это назначение скажется на правоохранительной системе и взаимоотношениях Генпрокуратуры и Следственного комитета?

Один из главных вопросов в связи с уходом Юрия Чайки и приходом в Генпрокуратуру бывшего заместителя начальника Следственного комитета Игоря Краснова — закончится ли на этом межведомственное соперничество СКР и Генпрокуратуры. Оно началось с самого момента образования Следственного комитета в 2011 году, когда его выделили в отдельное от прокуратуры ведомство, чтобы обеспечить независимость следствия, создав некое подобие «российского ФБР».

Тогда же началось противостояние Юрия Чайки и главы СКР Александра Бастрыкина. В первые годы оно протекало в особо острых формах — например, когда Следственный комитет возбудил уголовные дела против подмосковных прокуроров, якобы крышевавших подпольные казино. Однако затем дело как-то замялось. Возможно, не без вмешательства высших сил.

Дальнейшее противостояние ушло отчасти в непубличную плоскость, однако периодически прорывалось наружу, когда прокуратура пыталась отвоевать потерянные полномочия, выйдя за рамки отведенного ей надзора за соблюдением законности, а также прав человека, в том числе в ходе суда, следствия и проведения оперативно-разыскных мероприятий. При этом право осуществлять последние имеют практически все силовые структуры, включая таможенную службу, а право производить следствие, помимо СКР, еще есть у ФСБ и МВД.

Возможность осуществлять прокурорский надзор за ФСБ была существенно ограничена еще в 90-х годах. Впрочем, с ФСБ Генпрокуратура никогда особо и не тягалась. А вот относительно СКР Чайка, например, в 2013 году заявлял: «Нонсенс, когда два лица одной стороны уголовного процесса соперничают между собой». Он обвинял следователей СКР чуть ли не в «укрывательстве преступлений» и требовал, чтобы по примеру ведущих западных стран прокуроры были наделены правом возбуждения уголовного преследования. Он также сетовал на то, что «по делам следователей у прокурора нет возможности вмешаться в защиту права на свободу и личную неприкосновенность».

По сути, Чайка всегда был против независимости СКР. Это соперничество позже прямо или косвенно повлияло или даже спровоцировало ряд громких уголовных дел против высокопоставленных силовиков, в том числе из СКР.

В последнее время генпрокурор не раз возвращался к этой проблеме. Он призывал вернуть прокурорам право на аресты, как это было в советские времена, или по крайней мере право утверждать постановление следователя о возбуждении уголовного дела и согласовывать ходатайство об избрании меры пресечения, а также право выносить решение о прекращении уголовного преследования, рассмотрев проект обвинительного заключения.

Сейчас по Конституции РФ вопрос об аресте решает только суд, как и другие вышеупомянутые вопросы. Решения об аресте принимаются исключительно судом с 2002 года. Никаких поправок в Основной закон на сей счет не вносилось. При этом прокуратура может также выступать с ходатайством об аресте перед судом.

Была несколько лет назад инициатива создать в России институт следственных судей, дабы обеспечить контроль за следствием на стадии досудебного разбирательства. Однако Генпрокуратура выступила против. Дискуссия на тему расширения полномочий прокуроров в досудебном производстве вновь активизировалась в прошлом году на фоне дела журналиста «Медузы» Ивана Голунова, которому подбросили наркотики.

Это снова дало повод «прокурорским» говорить о падении качества работы предварительного следствия, назойливо напоминая также о необходимости вернуть прокуратуре право на внесудебные аресты. Как это — в исполнении одних силовиков вместо других, а также вполне послушных судов — поможет избавиться от злоупотреблений при избрании меры пресечения, не очень понятно.

Впрочем, никакие инициативы Генпрокуратуры по расширению процессуальных полномочий надзорного ведомства удовлетворены так и не были, а на формальном уровне она с ними даже и не выступала, предпочитая методы аппаратной борьбы. Вряд ли и в будущем исполнительная власть вернется к советским порядкам в части прокурорского надзора и особенно касательно права на арест за счет умаления прерогатив судебной власти. Суды и так, впрочем, удовлетворяют около 90% запросов на арест.

Скорее всего, вопрос ослабления межведомственного соперничества между Генпрокуратурой и СКР будет решен не на институциональном, а в привычном для нынешней власти ключе — на кадровом уровне. Первый шаг — замена Юрия Чайки — уже сделан.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию