16+
Суббота, 4 июля 2020
  • BRENT $ 42.78 / ₽ 3053
  • RTS1235.18
14 мая 2020, 21:17 ОбществоСМИ
Актуальная тема: Пандемия коронавируса

Статистика смертности от COVID-19: аргументы СМИ и властей Москвы

Лента новостей

«Медуза» опубликовала расследование о некорректной статистике смертности от COVID-19. Какие аргументы приводит издание?

Фото: Сергей Бобылев/ТАСС

Депздрав Москвы опроверг сообщения о том, что статистика по коронавирусу искажается. В четверг, 14 мая, «Медуза» опубликовала масштабное расследование, согласно которому искажению данных якобы способствуют как рекомендации Минздрава, так и перегибы на местах.

Ранее о трехкратном занижении числа погибших от COVID-19 в Москве писали The New York Times и другие западные издания. По словам вице-мэра Анастасии Раковой, статистика летальных исходов в столице соответствует действительности и тщательно перепроверяется.

Расследование «Медузы» выглядит очень солидно — полтора десятка страниц текста, комментарии нескольких демографов и целого ряда медицинских работников, которые предпочли сохранить анонимность, ссылки на материалы Минздрава. Вывод у читателя должен складываться однозначный — статистику по летальным исходам среди пациентов с коронавирусом занижают, причем кратно.

Хотя кое-что глаз все-таки режет. Во-первых, анонимность большого числа спикеров. Во-вторых, почти полное отсутствие альтернативной точки зрения. Если не считать официальных заявлений, в материале нашлось место для комментария только одного врача, отрицающего махинации.

В-третьих, использование манипулятивных приемов — сначала говорится, что такому-то судмедэксперту ни разу не удалось поставить коронавирусный диагноз, а через пару абзацев выясняется, что пытался он только дважды, а диагноз должны были ставить другие специалисты по результатам анализов.

Наконец, вопросы вызывает главная фактологическая опора материала — утверждение о том, что в рекомендациях Минздрава для патологоанатомов говорится записывать причину летального исхода не в строчку «Г» свидетельства о смерти, которая не отражается в статистике. В более ранней версии рекомендаций Минздрава действительно говорилось — со ссылкой на методичку ВОЗ — что COVID-19 следует писать в строке «Г», однако в актуальном документе Депздрава Москвы особо подчеркнуто, что указывать вирус следует в строке «В», «Первоначальная причина смерти». О методике рассказывает главный патологоанатом Москвы Олег Зайратьянц.

Олег Зайратьянц главный патологоанатом Москвы «У нас все умершие, с подозрением даже, а не только с диагнозом клиническим прижизненным COVID-19, подлежат обязательному стопроцентному патологоанатомическому вскрытию. Патологоанатомическое вскрытие позволяет наиболее точно, другого сейчас средства нет в мире, понять, какие изменения были в органах, от чего погиб, какая тяжесть. Кроме этого, есть очень жесткие требования ВОЗ, они прописаны в приказах и рекомендациях Минздрава России и города, и, соответственно, тут никакой самодеятельности быть не может. Но если человек погиб и болел другим заболеванием, это могут быть инфаркты, инсульты тяжелые, это могут быть травмы, когда нет оснований считать инфекционные заболевания причиной смерти, то, естественно, ставится причиной смерти та болезнь, от которой умер».

Business FM сопоставила рекомендации по установлению причины смерти больного с коронавирусом Департамента здравоохранения Москвы и Всемирной организации здравоохранения — и они не имеют существенных расхождений. В методичке ВОЗ даже приводится пример смерти от инфаркта миокарда при наличии вируса, и в таком случае COVID-19 вполне корректно вписывать в раздел «Прочие важные состояния».

Более того, следует понимать, что при сегодняшних масштабах вспышки носителей вируса достаточно много, чтобы они умирали от не связанных с COVID-19 причин. Простое арифметическое упражнение: каждый месяц в Москве от различных причин умирает примерно 0,1% населения — каждый тысячный.

Если спроецировать это на 130 тысяч заболевших, получается 130 человек — да, у них был подтвержденный COVID-19, но умерли они не от этого. Более того, поскольку в Москве зафиксировано около 1300 летальных исходов, смерть примерно каждого десятого коронавирусного пациента объясняется не наличием инфекции.

Что же касается официальной статистики правительства Москвы о 20-процентном росте общей смертности в столице, на которую обратила внимание The New York Times, делать далеко идущие выводы из этого нельзя. Ситуацию комментирует директор Института экономики здравоохранения НИУ ВШЭ Лариса Попович.

Лариса Попович директор Института экономики здравоохранения НИУ ВШЭ «На самом деле, выхватить один месяц из общей статистики смертности и начинать вокруг этого конспирологические какие-то теории, — это вообще безумно некорректно. У нас колебания от месяца к месяцу уровней смертности очень высоки, они достигают, я не знаю, от 5% до 7% бывало. Если сравнить суммарно смертность в Москве за четыре месяца, я вообще с 2010 года все это сравнивала, то она колеблется в районе 32 тысяч с чем-то, 30 тысяч с чем-то. Получается, что сейчас за четыре месяца смертность даже снизилась общая. Говорить про то, что в каком-то там подъезде умерли два человека, а в другом никто, значит, в этом подъезде недоучет смертности, безумно некорректно. Скрыть смертность невозможно».

Наконец, нужно учитывать и еще важный фактор. Низкая летальность среди выявленных носителей коронавируса, которая объясняется широким охватом тестирования — это в каком-то смысле проблема России. По своей динамике пандемия имеет признаки саморегулирующейся системы — чем больше погибших, тем больше люди боятся и тем более склонны соблюдать ограничения. С этой точки зрения занижение статистики можно сравнить с выстрелом в собственную ногу.

Тем не менее в абсолютной точности статистики уверенным быть нельзя. Как мы знаем по Китаю, ревизии числа жертв коронавируса возможны — причину смерти более чем четверти погибших Пекин установил постфактум.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию