16+
Суббота, 15 августа 2020
  • BRENT $ 44.95 / ₽ 3276
  • RTS1323.80
23 июля 2020, 02:54 Общество

От «зайчутки» до «Что? Где? Когда?». Краткая история российского #MeToo

Лента новостей

Почему скандалы вокруг обвинений в харассменте в нашей стране не разрастаются до масштабов, сравнимых с теми, что можно увидеть в США? И имеет ли значение, кого обвиняют в насилии и абьюзе — депутата, преподавателя, журналиста или знатока интеллектуального клуба?

Фото: Zuma\TASS

Антигероем нового скандала стал известный игрок клуба «Что? Где? Когда?» Михаил Скипский. Журналистка Екатерина Аренина обвинила знатока в том, что он оказывал ей недопустимые знаки внимания: «приставал, пытался поцеловать, трогал, звал к себе домой». Притом что самой Арениной на тот момент было всего 15, а Скипский вел у нее географию. Журналистка утверждает, что она далеко не единственная жертва Скипского. Знаток на эти обвинения пока не отреагировал.

Ранее серия публикаций в соцсетях о харассменте затронула ряд журналистов независимых СМИ и сотрудников Сбербанка. Руслана Гафарова и Сергея Миненко «Сбер» отстранил от работы на время проверки, Гафаров позже уволился. Журналисты «МБХ медиа» Сергей Простаков и Андрей Золотов уволились, ведущий «Дождя» Павел Лобков извинился за свои действия перед теми, кому они могли нанести какой-либо вред, добавив, что лично он никому навредить не хотел.

Первым громким скандалом в России со времен появления #MeToo как такового был кейс депутата Леонида Слуцкого, которого журналистка Русской службы ВВС обвинила в домогательствах. Грянуло тогда громко. Ряд СМИ (и список был длинным) даже отказались освещать работу Госдумы. Прошло два года. Слуцкий в Думе, бойкот забыт.

Потом был скандал в издании «Медуза», который для действующих лиц не закончился практически ничем. Из недавнего — обвинения в харассменте в отношении преподавателей МГУ. Один из сотрудников вуза уволился, что привело уже к акциям в его поддержку.

Но всякий раз после серии публикаций и волны комментариев в соцсетях скандалы, так или иначе, сходили на нет. #MeToo в его американском понимании и масштабах в России не приживается. Кто-то объясняет это другим менталитетом, кто-то даже использует слово «духовность», намекая на то, что в США подобные скандалы раздуваются жертвами (иногда в кавычках) в корыстных целях. А вот мнение основателя сети семейных кафе «Андерсон» Анастасии Татуловой.

Анастасия Татулова основатель сети семейных кафе «Андерсон» «Я вам не как женщина, а как предприниматель отвечу: нам бы их проблемы. Наверное, когда это останется нашей единственной проблемой, мы будем об этом разговаривать. У нас просто столько других [проблем], что, наверное, нам не до этого. У них, мне кажется, совсем другая цена. Действительно, где-то они перегибают, но они живут в другой реальности, эта проблема объективно не первая, поэтому, мне кажется, это понятная причина, что у нас этому не уделяется внимание».

Даже если убрать в сторону экономику и прочее, возможно, действительно, прежде чем обсуждать, так ли страшен и коварен человек, отпустивший неуместную шутку, стоит наконец разобраться хотя бы с законом о домашнем насилии? И опять же, истории у нас разные. Где-то обвинения весьма серьезные, которые нужно рассматривать в том числе и в разрезе Уголовного кодекса, где-то вина предполагаемого абьюзера не так очевидна — не так посмотрел, не так пошутил, позвал к себе. Некоторые жертвы (вопрос — в кавычках или без — опять же дискуссионный) сами признают, что тот или иной контакт был по взаимному согласию, но жертва была или нетрезва или просто не смогла сказать «нет». По разным причинам, но «нет» она не сказала.

Так или иначе, главный редактор издания Wonderzine Юлия Таратута напоминает, что и в Америке далеко не сразу пришли к их нынешнему пониманию проблемы.

Юлия Таратута главный редактор издания Wonderzine «Чтобы такая гигантская кампания случилась, должна совпасть воля большого количества людей, возможность как-то объединиться, понять, что все они обвиняют одного и того же человека, что им не кажется, что они не должны обвинять себя, и вот выступить вместе. Кроме того, в России говорить о влиятельных людях просто небезопасно, если говорить о менее статусных героях, это тоже довольно серьезная вещь, ты всегда думаешь: а что будет дальше, а что скажут люди вокруг? Вообще признаться в чем-то довольно сложно и поверить себе в том, что с тобой случилось что-то, в чем ты не виноват, тоже довольно сложно».

То, что в России о харассменте вообще заговорили вслух, Таратута уже считает большим шагом вперед. С другой стороны, а нужно ли так спешить к условно очерченному финишу? На примере глобального #MeToo мы видим, что часто в этой системе работает презумпция абсолютной виновности. Достаточно сообщения в Twitter. Актера Кевина Спейси обвиняли в домогательствах. И первое же дело, дошедшее до суда, на слушаниях развалилось. Но к этому моменту со Спейси разорвали контракты на съемки и даже успели вырезать актера из уже снятых, но еще не вышедших фильмов.

Виновен ли тот же Спейси в других эпизодах, которые ему вменяются? Вполне возможно. Но справедливо ли лишать человека карьеры до того, как вина его будет доказана?

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию