16+
Воскресенье, 20 сентября 2020
  • BRENT $ 43.04 / ₽ 3260
  • RTS1228.64
7 августа 2020, 19:15 Компании
Спецпроект: Бизнес говоритПерсонально

Алексей Ильин: кризис может уничтожить книжные магазины, а вслед за ними — издательства и бумажную книгу как часть культурного кода

Создатель и совладелец издательства «Альпина паблишер» дал интервью главному редактору Business FM Илье Копелевичу

Алексей Ильин.
Алексей Ильин. Фото: alpinabook.ru

До 1998 года Алексей Ильин был биржевым спекулянтом и, начитавшись умных книг о бизнесе, после кризиса начал их издавать. Что лучше — быть читателем, писателем или издателем? И как карантинный кризис скажется на книжных магазинах и на книгах вообще? На эти и другие вопросы создатель и совладелец издательства «Альпина паблишер» Алексей Ильин ответил в интервью главному редактору Business FM Илье Копелевичу.

В 1998 году Алексей работал финансистом. Финансовый кризис оставил его без работы, и вместе со своими друзьями он превратил в работу хобби. А хобби, как я понимаю, были умные книги.
Алексей Ильин: Да, это так. Дело в том, что я был биржевым спекулянтом, и я, и мои коллеги читали много профессиональных финансовых книг на английском языке. Мы их заказывали из Америки, они шли месяц или два, и каждая книга стоила 100 долларов. Потом их надо было читать, разбираться, хотя английский у меня достаточно приличный, но все равно сложно — специальный текст. В какой-то момент я подумал, что есть некая ниша — книги для профессиональных финансистов. И как раз я и несколько моих друзей-коллег начали параллельно с нашей работой в финансовой компании делать такие книги, условно говоря, понимая нашу целевую аудиторию.
Эти книги вам сильно помогли во время кризиса и в дальнейшем в работе?
Алексей Ильин: Мы их выпустили практически прямо перед кризисом. Это был самый конец 1997 года. Кризис на финансовом рынке, сейчас уже никто не помнит, начался именно в конце 1997 года. Это было безостановочное падение. Мы сделали книгу, начали ее куда-то отгружать, продавать. Эта книга называлась «Энциклопедия технических индикаторов рынка», которую, кстати, до сих пор мы продаем, какое-то ее очередное издание. Представляете, сколько лет? 22 года.
Претендует стать классикой.
Алексей Ильин: Да, классической книгой. Естественно, мы все использовали торговые системы.
Строчки из книги, главы, абзацы, параграфы сыграли роль в вашем бизнесе?
Алексей Ильин: Я был достаточно успешный биржевой спекулянт, и мы очень хорошо зарабатывали на падении, пока рынок вообще не накрылся. Руководитель сказал, что всем нам сокращают зарплату в три раза. Оставаться тогда для меня, для моих коллег было не очень хорошо с точки зрения позиционирования себя на рынке.
Себя не уважать.

Алексей Ильин: Да, как раз так это и называлось. Мы ушли, оказались в состоянии предкризиса, и нужно было что-то делать. Специалистов финансовой сферы в тот момент было пруд пруди, и никому они не были нужны.

«Я читаю не супермного»
Читая ваши предыдущие интервью, я испытал комплекс неполноценности. Я сам себя считаю человеком хотя бы немного, но читающим, но тут я понял, что вы превосходите меня на порядки. Сколько страниц в день вы читаете?
Алексей Ильин: Я очень извиняюсь, но я вынужден немножко разочаровать. Я читаю не супермного. Мне кажется, что все люди, которые работают в медиа, в книгах, читают много, но очень много отрывочного. Например, когда я готовлюсь к редакционному совету (а сейчас я это делаю меньше, потому что я не главный редактор, я просто генеральный директор и акционер), я читаю очень много книг по небольшим отрывкам, чтобы понять, о чем книга, стоит ли ее брать.
Напечатанных книг или рукописей?
Алексей Ильин: Я говорю про рукописи. Читаешь очень много всяких рукописей, разного рода текстов. Что касается книг, я буквально недавно посчитал, с начала года прочитал 18 книг. Это много или мало? Не знаю.
Это вы прочитали вне работы, не считая рукописей?
Алексей Ильин: Не считая рукописей.
А рукописей или отрывков рукописей?
Алексей Ильин: Это какое-то непонятное количество.
Безграничное?
Алексей Ильин: Да.
Сейчас, я так понимаю, став именно генеральным директором и передав полномочия по принятию решений, что печатать, а что нет, вы полностью доверяете редакционному совету.
Алексей Ильин: Я являюсь членом редакционного совета.
С правом решающего голоса?

Алексей Ильин: Нет. Более того, у главреда иногда есть плюс голос. Нас шесть человек, как правило, в редсовете. Иногда еще есть приглашенные, бывает еще плюс один. Как правило, шесть человек, и подразумевается, что берем [в печать], когда четыре на два [голоса]. То есть когда три на три, скорее не берем.

«Издательский бизнес построен на том, что это как венчурное инвестирование»

Бывает так и было ли в вашей практике, чтобы книга, в которую вы инвестировали, то есть купили авторские права задорого или незадорого, издали, довели до полок, не продается вообще?
Алексей Ильин: Конечно. Таких, к счастью, не так много, но такое есть у всех издателей. Вообще, в принципе издательский бизнес построен на том, что это как венчурное инвестирование. Мы инвестируем в огромное количество проектов, что-то выстреливает, становится мегабестселлером, что-то так-сяк, а что-то проваливается. Например, мы сейчас думали, что делать с тиражом книги Боба Вудворда...
«Страх: Трамп в Белом доме»?
Алексей Ильин: Да, «Страх». Висяк беспросветный.
А в Америке она сметена с полок?
Алексей Ильин: Да, номер один.
Потому что, видимо, русский народ все-таки любит Дональда Трампа и не хочет читать всякие ужасы про него.
Алексей Ильин: Значит, не хочет это читать, не знаю почему. Может, надоело или не интересует.
Но при этом вы теряете деньги или вы платите процент с продаж тому агентству, видимо, американскому, которому принадлежат права на эту книгу американского журналиста, столь популярную там два года назад, в США?
Алексей Ильин: Конечно, теряем. Мы заплатили аванс. Права — это мы платим некий аванс по этой книге, плюс-минус 10 тысяч долларов, я не помню конкретную цифру, но порядок такой. И роялти. Потом мы напечатали тираж 10 тысяч.
Это уже чисто ваши убытки?
Алексей Ильин: Да, не говоря о том, что мы это перевели, это значит, хороший переводчик, редактор, корректор, верстальщики, дизайнер. Потом склад, маркетинг, дистрибуция — это огромные затраты. Просто это рассасывается в целом по портфелю, потому что есть бестселлеры, есть то, что мы называем дойными коровами, есть какие-то стандартные книги.
Лабковский и Зыгарь.
Алексей Ильин: У нас есть, я недавно прикидывал, порядка 15 наименований книг, которые мы продали тиражом больше 100 тысяч.
С какой цифры книга начинает приносить прибыль издательству?
Алексей Ильин: Как правило, со второго тиража. Первый тираж для нас, как правило, очень низкорентабельный. Очень часто эта рентабельность близка к нулю. Бывает, конечно, по-разному. Чем толще книга, если она переводная, тем ее дороже перевести, и зависит от того, кто автор, какой аванс, какие роялти — здесь очень много переменных. Как правило, первый тираж низкорентабельный, но мы стараемся, чтобы рентабельность была все-таки порядка 50%.
50% не назвать низкорентабельной. То есть вы стараетесь, но может быть ноль? 50%, если весь тираж будет продан за короткий срок? То есть если это будет сногсшибательный успех, тогда будет 50% рентабельности?
Алексей Ильин: Да. Здесь это будет нормальный успех. Если, как мы хотим, продать в течение года первый тираж, значит, это плюс-минус 50%. Это считаются только прямые издержки, то есть не считаются затраты на офис, на маркетинг, на зарплату бухгалтерии или гендиректора, это только прямые затраты: авторские, перевод, бумага, это зарплаты людей, которые непосредственно работают над книгой.
Я обращаю внимание, что книги стоят парадоксальным образом очень по-разному. И книга какого-нибудь российского автора может стоить 350 рублей, даже при том условии, что он точно не печатается больше нигде и вряд ли где-то еще кому-то нужен. А какая-нибудь переводная, типа Боба Вудворда, может стоить и целую тысячу, и полторы тысячи. Во-первых, почему такой разброс цен? И во-вторых, как правило, люди, которые покупают книги, особенно книги про бизнес, не так уж сильно следят за ценой. Если книга в спросе, вы можете прямо по ходу поднимать цену на нее?
Алексей Ильин: Цена может расти. И издатели достаточно часто индексируют цены в последнее время, потому что растут издержки: затраты на бумагу, на типографию, на все. Если есть успешная книга и если есть ощущение, что уровень цен поднимается, то издатели часто подтягивают цены. В целом цена определяется...
Спросом или издержками?
Алексей Ильин: И так и сяк. Если книжки узкопрофессиональные, условно говоря, книга для финансистов, и мы понимаем, что ее потолок спроса — тысяча экземпляров, такая книга будет стоить тысячу рублей или 2 тысячи рублей.
Потому что она очень нужна небольшому количеству людей, они ее купят за любые деньги, но больше ее не купит никто?

Алексей Ильин: Да. А нам нужно окупать кучу всяких затрат. Есть книги, которые мы априори позиционируем как массовые, и мы здесь понимаем, насколько рынок чувствителен. И зачастую плюс-минус 100 рублей может определять либо успех, либо неуспех книги. Особенно это касается продаж в регионах, где чувствительность к цене очень высокая.

«Тусовка не может родить идею. Тусовка может идею раскрутить»

Как я прочитал у вас, обычно книга рождается ровно девять месяцев в среднем. От момента, когда издатели ее прочитали, редакционный совет решил — будем печатать, до момента ее появления на полках проходит девять месяцев.
Алексей Ильин: Да, это так. Как ребенка родить.
Есть книги, которые разлетаются, потому что попадают в общественный контекст и интерес. Но на девять месяцев вперед смотреть трудно. Вы рассказывали, что один из способов предугадывать интересы аудитории — это быть в интеллектуальной среде, то есть среди людей-трендсеттеров, чье мнение часто в результате транслируется в некое общественное движение, настроение и так далее. А из кого состоит эта среда для вас, кто эти люди, чье мнение и ощущение вами движут?
Алексей Ильин: У нас есть редакционный совет, и это и есть в значительной степени трендсеттеры. Это не просто трендсеттеры, не совсем так. Это представители разных страт общества, люди разного возраста с разным опытом. Это примерно как команда доктора Хауса. И мы стараемся подбирать в команду таких людей, которые максимально не похожи друг на друга. У нас есть молодая девушка 27-28 лет, которая имеет определенный профиль интересов: интересуется живописью, сама художница. Один подход. Есть люди опытные, с большим редакционным опытом работы в разных медиа, управления разными редакциями. Есть люди изнутри издательства, которые понимают. Есть при этом огромный поток информации, который на нас идет. Это огромный вал предложений от литературных агентов, издательств и авторов. Это огромный поток, который мы отсеиваем. Вообще, миссия издательства в том, чтобы из огромного вала контента, который есть на рынке, выбрать самое лучшее. При этом все члены редакционного совета стараются общаться с людьми, которые могут сказать что-то интересное. Это необязательно какие-то медийные личности. Это просто люди, которые много читают, есть какие-то нестандартные мысли.
Существует тусовка таких людей? Зачастую побеждает то, что признано в тусовке. Допустим, тусовка сказала, что книжка Зыгаря хорошая, и она пошла.
Алексей Ильин: Как правило, тусовка не может родить идею. Тусовка может идею раскрутить. И в контексте Зыгаря и, например, его книги «Империя должна умереть» или других его книг, если автор имеет определенную сеть контактов, если издатель может помочь ему эту сеть контактов использовать и автор и издатель работают в хорошей команде, то это может иметь взрывной эффект.
Как вы наблюдаете успех книги, какие усилия вы прикладываете для того, чтобы толкнуть книгу, чтобы она начала покупаться, подтолкнуть, если ничего не происходит, какими средствами, механизмами? Поделитесь какими-то секретами.
Алексей Ильин: Вообще, у нас есть такая тема — жизненный цикл книги. Первый этап — это когда появляется новинка, издательство занимается ее продвижением, бросаются максимальные усилия. Это задача задействовать медийных личностей, как раз то, о чем вы говорили, трендсеттеров.
То есть надо им послать, пусть они прочитают?
Алексей Ильин: Надо им послать, чтобы они прочитали, узнать, понравилось, не понравилось. Потом задача — обеспечить выкладки, чтобы книга была на хороших местах, и обеспечить какое-то интернет-продвижение.
Интернет — очень капризная среда. Там можно подкрутить, поднажать, есть средства, механизмы, многие о них знают, но они зачастую дают такой мифический эффект, иногда надувное количество лайков не приводит к реальным продажам.
Алексей Ильин: Это да.
А что значит «поднажать в интернете»? Опять же через людей? Вы можете попросить кого-то написать отзыв о книге? Своих же авторов, может быть?
Алексей Ильин: Да. Такое есть.
Есть такое сообщество авторов, которое само себя поддерживает?
Алексей Ильин: Мы, конечно, стараемся, чтобы люди писали отзывы на наши книги добровольно. Мы принципиально не платим за отзывы, но мы всячески стараемся, чтобы люди писали: кому-то дарим книги, каким-то блогерам, и это является общей практикой. Мы активно продвигаем в интернет-магазинах. Есть разные специальные инструменты на Ozon, Wildberries. И, конечно, это соцсети.
Когда мы говорим про рецензентов, это именно соцсети, естественно.

Алексей Ильин: Да, это соцсети. Отдельная тема — это отзывы в интернет-магазинах.

«Мы не издаем кого угодно даже за любые деньги. Это вопрос репутации»

Про блогеров вы упомянули, сказали, что все издательства всегда находятся в поиске каких-то новых имен, которые могли бы выстрелить. И для вас сейчас одним из критериев является то, что успешный блогер как раз может быть успешным автором книги. У вас были конкретные примеры, что вы нашли такого блогера, он написал книгу по вашему предложению или просто так сошлось и она пошла? Что-либо подтвердило эту теорию, какие-то факты?
Алексей Ильин: На самом деле, когда человек умеет писать, и уже пишет, и есть какая-то паства, как у нас называется, это хорошо. Самый характерный для нас пример и самая успешная книга, наверное, в России в последнее время — это книга Лабковского «Хочу и буду», которая была продана тиражом больше миллиона экземпляров, что является для современной России совершенной фантастикой.
Определенная тематика, прямо скажем, бейсик темы.
Алексей Ильин: Да. Автор попал как раз в нерв, затронул аспекты жизни, которые людей очень волнуют. На самом деле и западные тоже. Например, другой наш бестселлер — «Тонкое искусство пофигизма» Марка Мэнсона. Он очень крутой, популярный блогер с мировой известностью, с огромным количеством фолловеров. Это международный пример. Есть куча более мелких примеров для нас: книжка по финансам автора Тарасовой, есть другая книжка... Сейчас, кстати, книги по личным финансам оказались очень востребованными и успешными. У нас есть разного рода ежедневники, это тоже сейчас отдельная тема. Мы как издатель тоже делаем специальные авторские ежедневники, и авторы сами их продвигают.
Вы сказали, миллион экземпляров. А сколько может заработать начинающий автор на одной книге? Понятно, что ключевое слово «может»: может от ничего до все, что угодно. Но какие истории вам известны в вашем издательстве?
Алексей Ильин: Вообще, я скажу базовый рецепт бестселлера. По крайней мере, в нон-фикшн. Я не говорю про художественную литературу, это немножко другой рынок. Мы сейчас тоже туда заходим, но там все по-другому. Главное — это тема, чтобы она была востребована. Если тема не интересует, ничего не поможет. Второе — это автор, насколько он сам известен, насколько он имеет хорошую сеть контактов. Третье — это качество изложения. Сейчас в бестселлерах то, что относят к инфотейнменту. Условно говоря, книжка, которая рассказывает о каких-то проблемах, но находится на грани того, чтобы это была художка. То есть она должна быть написана таким хорошим, живым языком, чтобы люди могли читать и получать от этого удовольствие. И четвертое — это работа издательства, то, насколько правильно издательство сыграло.
Все то, о чем вы рассказывали раньше, — чтобы правильные рецензенты, так это назовем, но на самом деле некоторые лидеры каких-то общественных групп, написали хорошие слова, тем самым заинтересовали своих фолловеров в социальных сетях.
Алексей Ильин: Естественно, базовые вещи: нужно качественно книгу отредактировать, обработать — то, что мы называем огранкой. Очень большую роль играет обложка. У нас лучший арт-директор на книжном рынке.
Понятно, что темы психологии, особенно психологии на грани семейных отношений, личных, — это темы, востребованные вечно и всегда. Я думаю, что десятки, сотни людей пытаются об этом писать. Но есть один Лабковский...
Алексей Ильин: Важно: тема узкая, и это движущаяся мишень. Вот сегодня есть книга по какой-то теме, и завтра вторая книга может не сработать.
Но психология и секс — всегда.
Алексей Ильин: Это слишком широко. Если говорить про книгу «Хочу и буду», почему эта книга попала в точку? Потому что она сказала, что если вам что-то не нравится, уходите.
Разрешила все сомнения.
Алексей Ильин: Да. И никто этого не говорил раньше так четко, афористично. Это сработало.
Плюс это вызвало споры, потому что это нельзя назвать на данный момент общепринятой точкой зрения.

Алексей Ильин: Да. Но, с другой стороны, она, значит, просто срезонировала и поэтому сыграла.

«Когда какие-то издатели умирают, то это проходит очень тихо и незаметно»

Сколько же может заработать автор от и до, если книжка состоялась, если ее начали читать хоть в каких-то количествах? Мы понимаем, что миллионные тиражи — это абсолютное исключение.
Алексей Ильин: Начнем с того, что многие книги издаются на заказ, то есть автор приходит и говорит, что...
Он несет все расходы в этом случае?
Алексей Ильин: Все. И еще маржу дает издательству и получает весь доход с продаж. У нас тоже есть подразделение, которое занимается изданием книг на заказ, это отдельная редакция, которая работает с такими авторами.
А вы кого угодно напечатаете или не кого угодно?
Алексей Ильин: Нет, не кого угодно. Есть те издатели, которые издают кого угодно. Мы не издаем кого угодно даже за любые деньги. Это вопрос репутации.
Такие авторы, как правило, остаются в убытках и просто реализовали себя, поставив книгу? Да, кто-то ее прочитал, кто-то ее не прочитал, но она осталась. Есть среди таких авторов, которые сами пришли и говорят: «Напечатайте нашу книгу», те, которые на этом заработали?
Алексей Ильин: У нас я, честно говоря, не знаю. То, что мы не берем в основную редакцию, потому что мы просто не верим в коммерческий успех, и делается на заказ, насколько я знаю, чтобы потом как-то выстрелило и стало мегабестселлером, — нет. Но я думаю, что там были успешные проекты и люди зарабатывали. Это, наверное, суммы в лучшем случае сотни тысяч рублей.
А сколько можно потерять на этой затее?
Алексей Ильин: Потерять, условно говоря, все затраты.
Сколько это примерно? Допустим, скромно, 3 тысячи экземпляров, во сколько это обойдется?
Алексей Ильин: Грубо говоря, 100 рублей за экземпляр, 300 тысяч. Но это критический случай, когда не продано ничего. Но такого практически не бывает.
Когда к вам приходят и хотят на заказ опубликовать книгу, вы даете рекомендацию, оцениваете, посмотрев, говорите, что вы не вернете ничего? Или, наоборот, говорите, у вас есть шанс, что половину тиража можно будет продать.
Алексей Ильин: Мы говорим как есть. Мы даем свое экспертное мнение.
Понятно, это только рекомендация, оценка. Бывает, что люди передумывают? Это же в том числе неприятно. Дело, может быть, для кого-то даже не в 300 тысячах рублей, а в самом факте. Вы свой бизнес считаете рискованным? Вообще, он является рискованным? Все-таки вы все время инвестируете в будущее. Вы сначала, как пахарь на земле, вкладываете, а урожай будете собирать — если будете — спустя большое время.
Алексей Ильин: Мне кажется, что любой бизнес рискованный. И если быть честным и объективным, то книжный бизнес не самый рискованный. Мне кажется, ничего сложнее ресторанного бизнеса нет.
Хотя, казалось бы, люди всегда ходят и едят.
Алексей Ильин: Да, но огромная конкуренция, и сегодня одно модное, завтра — другое. Я жил в районе Патриков и вижу, какая ротация ресторанов в районе. И это везде в мире. Что касается книг, очень много разных проектов, и притом что есть какие-то супербестселлеры, есть какие-то дойные коровы, в целом доход распределен по большому портфелю, и это дает издателям устойчивость.
Но сейчас пандемия, не работали магазины, три месяца вообще ничего не продавалось. Ozon и Wildberries что-то рассылают, но мы знаем, что цифры абсолютно не те. Это чрезвычайная ситуация. Хотя я редко слышу о банкротствах издательств, что мне кажется странным, потому что каждый раз это рисковый проект, каждая книга.

Алексей Ильин: Так и есть. Просто когда какие-то издатели умирают, то это проходит очень тихо и незаметно. Мне кажется, так же и с кучей разных бизнесов. Просто на российском книжном рынке не так много очень крупных игроков, уход которых с рынка был бы общественно значимым. Очень высокая степень концентрации. Я думаю, что первая десятка издателей контролирует, наверное, 80% рынка.

«Мы ожидаем, что будут банкротства»

Вы изначально финансист. Все-таки издательство — это креативно-художественный бизнес. Стали ли вы богатым человеком? Вы говорите, на бирже вы больше не играете. Если сравнивать два пути, что могло бы вам принести в итоге больше денег? Я не говорю про больше удовольствия, здесь ответ очевиден, раз вы занялись именно этим.
Алексей Ильин: Я не считаю себя богатым. Компания достаточно большая, не скрою, что оборот примерно 1,4 млрд за прошлый год. Для российского книжного рынка это достаточно много. Но я считаю, что я достаточно успешный человек, что я смог построить жизнь так, чтобы получать удовольствие от процесса.

Вас гнетет риск? Вы не живете с дамокловым мечом, что сегодня вы начали производство очередного портфеля книг, наверное, взяли на это кредиты и что завтра все они подряд, 80 из 100, не продадутся?

Алексей Ильин: Как правило, такой дилеммы нет. В целом есть некоторые угрозы для отрасли, которые сейчас всех волнуют. Это, с одной стороны, кризис книготорговых сетей, прежде всего офлайновых магазинов. Есть большая проблема с платежеспособностью.
До пандемии этого не было?
Алексей Ильин: До пандемии это было, многие книготорговые сети перебивались с хлеба на воду, задерживали платежи, но потом как-то расплачивались. Сейчас мы ожидаем, что будут банкротства.
И вы в том числе от магазинов не сможете получить деньги?
Алексей Ильин: Да.
И продавать будет негде.
Алексей Ильин: Сейчас очень сильно перераспределяются продажи в онлайн.
Но бумажных книг?
Алексей Ильин: Бумажных книг.
Вы рассказывали, что, несмотря на всю цифровизацию нашей жизни, все-таки люди до сих пор предпочитают бумажную книгу, и это факт. Причем это даже везде. В Америке электронное чтение достигло самого большого процента — 25% — и стало падать.
Алексей Ильин: Я имею в виду, что бумажные книги продаются через интернет, и это большой вызов для всей книжной отрасли. Сейчас очень напряженный момент, еще непонятно, чем все кончится. Сейчас есть мораторий на банкротства, книжную отрасль включили в список пострадавших, и будет понятно, чем все кончится, уже только ближе к концу осени.
То есть издательства могут стать банкротами именно в результате того, что книжные магазины обанкротятся?

Алексей Ильин: Скажем так, начнется все с книжных магазинов, возможно, кто-то из них не устоит, и, возможно, для кого-то из издателей это будет критично. Но в принципе издатели более устойчивы к таким кризисам, потому что все-таки очень диверсифицирована дистрибуция. И она очень зависит от темы. Например, для издателей детской литературы офлайновые продажи играют намного большую роль, чем для нас, потому что мамы покупают книги, когда они их видят. Продажи через интернет намного хуже и занимают меньшую долю.

«Если исчезнут книжные магазины из города, то это может начать исчезать из головы людей, из культурного кода»

В целом, спустя пандемию, книгу читают бумажную, но покупали в офлайновом магазине, а электронная часть при всем развитии очень небольшая. Как вы думаете, произойдет переворот в этой пирамиде? Как я понимаю, для издательства не связываться с бумажной книгой было бы в сто раз проще, потому что продажи книги в интернете не обременены бумагой, доставкой, магазином и так далее. Она и дешевле, и в ней гораздо меньше риска.
Алексей Ильин: Если бы это было так просто и так просто работало, то сейчас все медиа чувствовали бы себя прекрасно. У меня как у издателя книг есть в голове ощущение риска того, что книжная отрасль столкнется с кризисом, сопоставимым с кризисом в медиа, когда бумажные газеты и журналы перестали продаваться, доходы от электронки даже близко не подобрались к тому, что было когда-то.
А если просто авторы начнут выкладывать все, что угодно, в интернет и оно само будет распространяться сарафанным радио? Или без издательства все равно даже электронная книга не полетит?
Алексей Ильин: Без издательства даже в сегодняшних реалиях, скорее всего, не полетит. Мне неизвестны случаи, когда селф-паблишинг полетел бы и стал бы мегабестселлером в России. В мире такие истории есть.
Тогда чего вам бояться, все равно вы будете звеном, воронкой, которая собрала, отобрала, сделала оформление, обеспечила правильный набор рецензий, которые позволяют книге шагнуть, пусть даже в интернете. Или все-таки есть риск, что в интернете и без вас можно?
Алексей Ильин: Есть риск. Дело в том, что огромный уровень пиратства по-прежнему сохраняется, и сколько сейчас издатель теряет от пиратских скачиваний, совершенно непонятно, но в любом случае пиратских скачиваний намного больше, чем легальных. И это по-прежнему серьезная проблема, хотя она сейчас меньше, чем раньше. И в целом все-таки книга — это культурное явление. Не обязательно бумажная, на физическом носителе. Ведь книге огромное количество лет, первый книжный рынок, как известно, появился в 500-х годах до нашей эры в Афинах. Это часть культурного кода, и есть опасения, что если исчезнут книжные магазины из города, то это может начать исчезать из головы людей, из культурного кода, из культурного потребления.
Этот риск вы оцениваете высоко?
Алексей Ильин: Я его допускаю. У меня все время в голове он есть. И поэтому мы как компания стараемся диверсифицироваться, и у нас есть электронная деловая библиотека, это такое образовательное решение для бизнеса, где книги являются частью контента. И мы думаем о том, что издатели становятся постепенно производителями контента, не столько производителем товара.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию