16+
Среда, 25 ноября 2020
  • BRENT $ 46.45 / ₽ 3506
  • RTS1287.12
29 октября 2020, 16:28 Право

Участника «Нового величия» отправили в колонию на шесть лет за «бредовые» показания

Лента новостей

Глава отдела «активных действий» Павел Ребровский получил почти в три раза больше, чем в первый раз, когда признал вину и заключил сделку со следствием. Защита считает, что система его проучила за отказ от признательных показаний

Павел Ребровский.
Павел Ребровский. Фото: Дмитрий Серебряков/ТАСС

Люблинский суд Москвы 29 октября вынес приговор последнему фигуранту дела «Нового величия» Павлу Ребровскому. Ранее он признал вину, но потом отказался от своих показаний. Суд назначил ему шесть лет колонии, признав виновным в организации экстремистского сообщества (ч. 1 ст. 282.1 УК РФ). Защита считает суровый приговор «местью системы» и устрашением тех, кто не захочет выполнять досудебное соглашение о сотрудничестве.

Приговор Павлу Ребровскому озвучили не в зале, где шел его процесс, а в более просторном, там, где 6 августа огласили сроки семи другим фигурантам «Нового величия», получившим от четырех лет колонии условно до семи реальных лет заключения. Самое суровое наказание в семь лет обвинение требовало и для Павла Ребровского. Предвидя развязку с реальным сроком, он приехал в суд с вещами: большой спортивной сумкой и пакетом.

Чтение приговора заняло около полутора часов. Как и в основном деле, суд полностью согласился с версией обвинения, но дал Ребровскому на год меньше, чем просил обвинитель. Впрочем, это было предсказуемо, ведь максимальное наказание раньше получил названный создателем «Нового величия» Руслан Костыленков.

Два «досудебщика»

По версии следствия, в декабре 2017 года десять молодых людей в возрасте от 17 до 32 лет создали экстремистскую организацию под названием «Новое величие». Они планировали устроить государственный переворот и отменить конституцию. Активисты участвовали в собраниях, вели агитацию в соцсети «ВКонтакте» и мессенджере Telegram, расклеивали листовки и подкидывали их в почтовые ящики, а также выезжали в Подмосковье, чтобы пострелять из ружей и потренироваться в изготовлении «коктейлей Молотова».

Фигуранты вину не признали. Их защита утверждала, что дело возникло в результате полицейской провокации. По словам фигурантов, именно внедренный в «Новое величие» агент (вероятно, оперативник ФСБ или МВД) предложил им идею создания организации «Новое величие», написал ее устав и политическую программу сообщества.

В ходе следствия два человека пошли на сделку со следствием, дав показания против своих товарищей. Суд 6 марта 2019 года приговорил первого «досудебщика» Рустама Рустамова к полутора годам лишения свободы условно. Его дело было рассмотрено в особом порядке. Ребровскому так не повезло. Тот же суд 29 апреля 2019 года назначил ему два с половиной реальных лет лишения свободы, а также принудительное лечение у психиатра.

После этого фигурант отказался от признательных показаний, заявив, что оговорил себя и других в обмен на обещание условного срока. Мосгорсуд 8 октября 2019 года отменил приговор, вернув дело Ребровского на новое рассмотрение. Фигуранта освободили из СИЗО под подписку о невыезде.

Показания, которые «заставили подписать»

Процесс над Ребровским шел параллельно с основным делом, в ходе которого из-под домашнего ареста сбежал и попросил политического убежища на Украине подсудимый Сергей Гаврилов.

Защита просила Ребровского оправдать. Его адвокат Мария Эйсмонт назвала показания, который на следствии давал подсудимый, «бредовыми и безумными», отметив, что его «заставили их подписать». По словам защитницы, если вчитаться в то, что заявил Ребровский на следствии, то станет понятно: они «совершенно нереалистичны, абсолютно безумны и напоминают хроники 1937 года».

«В них сказано, что среди участников «Нового величия» якобы шли разговоры о том, чтобы взорвать какой-то нефтеперерабатывающий завод, а потом скрыться, получив визу через бабушку участника «Нового величия» Петра Карамзина, работающую в посольстве Исландии, — рассказала адвокат. — Сообщалось про планы поджечь районные управы, взорвать нефтебазу в Одинцовском районе Подмосковья, говорилось про разоружение пэпээсников и какие-то штык-ножи в ботинках. При этом вся эта бредятина, которая занимает довольно много места, абсолютно бездоказательна, и следователь даже не стал ее проверять, потому что было понятно, что он не найдет никаких подтверждений этому бреду».

Активные действия

Адвокат отметила, что Павел Ребровский числился главой отдела активных действий «Нового величия». «Но все его активные действия заключались в том, что он предложил всем сходить на марш памяти Бориса Немцова. Всего Ребровский за время общения с «соратниками» сходил на три митинга, два из которых были согласованы, а на третьем — несогласованном митинге Навального — никого не задержали. Он посещал собрания, разговаривал, ругался и красовался в бесконечных чатах, распечатка которых составляет три тома дела», — продолжила защитница.

Она отметила, что переписка из мессенджера Telеgram была получена следствием непроцессуальным путем. Ее добыл главный свидетель обвинения провокатор Константинов, которого участники «Нового величия» знали как Руслана Данилова, а адвокаты позже выяснили, что его настоящее имя Раду или Родион Зелинский. «Он рассказал, что ему помог скачать чат из Telegram некий человек, которого он нашел по объявлению на «Горбушке». Он заплатил ему деньги (пять или десять тысяч рублей) и принес чат следствию. Так доказательства не собираются, это полное безумие и нарушение уголовно-процессуального закона», — заявила Эйсмонт.

По ее мнению, даже переписка в Telеgram не подтверждает вину Ребровского в отношении экстремизма. «Новое величие» состояло из группы молодежи, которая не могла ни о чем договориться и большую часть времени выясняла отношения между собой либо выясняла, куда можно сходить, говорит адвокат.

Обвинение также утверждало, что вину Ребровского подтверждают две найденные у него при обыске листовки с призывами к свержению власти. «При этом сам обыск проводился на предмет обнаружения оружия, взрывчатых веществ и взрывных устройств. В итоге у Паши обнаружили два кнопочных телефона, компьютер, на которых не было значимой для следствия информации, и по одному экземпляру листовок «Нового величия», — заметила Эйсмонт.

Про жалобу защиты и потерянные слова

После того как прозвучал срок в шесть лет, Павел Ребровский был взят под стражу в зале суда. Поскольку у мужчины имеются проблемы с психикой, ему также было назначено амбулаторное лечение у психиатра в течение двух лет. В качестве дополнительного наказания суд запретил Ребровскому в течение трех лет после освобождения размещать материалы и обращения в интернете.

Приговор суда Мария Эйсмонт назвала местью системы. «Такой жестокий, немотивированный, отвратительный приговор и реальный срок, который дали Ребровскому, — это месть системы и устрашение для всех других, кто захочет отказаться от досудебного соглашения о сотрудничестве», — сказала адвокат.

Она намерена обжаловать приговор в Мосгорсуде, а в перспективе — в Европейском суде по правам человека, куда защита сможет обратиться после прохождения апелляции. При этом Эйсмонт призналась, что не особенно верит в российское правосудие. «Если бы в России был независимый суд, то этого дела бы не существовало», — убеждена она.

Между тем в Мосгорсуд 28 октября поступило основное дело «Нового величия». В апелляционных жалобах адвокаты просят отменить приговор и вынести новый, оправдав подзащитных. Есть в деле и представление прокуратуры. Впрочем, обвинение не просит ужесточить наказание, а лишь исправить в приговоре технический недостаток: судья Александр Маслов потерял слово «год» и «лет», назначая условное наказание Анне Павликовой и Марии Дубовик.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию