16+
Четверг, 13 мая 2021
  • BRENT $ 68.79 / ₽ 5086
  • RTS1553.47
27 апреля 2021, 21:21 Право

«Одним все, а другим — ничего!» Приговор по делу «Сети» оставили в силе

Лента новостей

«Кому-то дают от шести до 18 лет. А кому-то ничего не дают», — возмущались в Верховном суде семеро антифашистов из Пензы, осужденных за создание и участие в террористическом сообществе «Сеть». Они, в частности, апеллировали к несправедливости наказания, но это не помогло

Фигуранты дела «Сети».
Фигуранты дела «Сети». Фото: Александр Поляков/ТАСС

Верховный суд поставил точку в деле участников запрещенного террористического сообщества «Сеть», получивших от 6 до 18 лет заключения. В удовлетворении кассационных жалоб фигурантам было отказано. Защита надеется, что на ее сторону встанет Европейский суд, куда жалобы были направлены еще после вступления приговора в силу.

Для того, чтобы рассмотреть кассационные жалобы Судебной коллегии по делам военнослужащих Верховного суда РФ потребовался почти целый рабочий день. Фигуранты участвовали в слушании по видео-конференц-связи из колоний. Для тех адвокатов, кто не смог приехать в Москву, организовали трансляцию в Пензенском гарнизонном военном суде.

Защита настаивала на отмене приговора Приволжского окружного военного суда (расположен в Пензе). 10 февраля 2020 года он признал Илью Шакурского и Дмитрия Пчелинцева виновными в создании террористического сообщества (ч. 1 ст. 205.4 УК РФ) и незаконном приобретении оружия (ч. 1 ст. 222 УК РФ). Максим Иванкин, Василий Куксов, Михаил Кульков, Арман Сагынбаев и Андрей Чернов были осуждены за участие в террористическом сообществе (ч. 1 ст. 205.4 УК РФ) и незаконном приобретении оружия (ч. 1 ст. 222 УК РФ). Кроме того, суд счел доказанной вину Иванкина, Куксова и Кулькова в покушении на сбыт наркотиков (ч. 3 ст. 30, ст. 228.1 УК РФ).

Суд согласился с версией обвинения о том, что подсудимые были участниками террористического сообщества «Сеть», которое объединяло молодых людей левых взглядов из Москвы, Пензы, Петербурга и Белоруссии. Они собирались устроить взрывы во время проведения выборов президента России и чемпионата мира по футболу, «раскачать народные массы для дальнейшей дестабилизации политической обстановки в стране» и поднять вооруженный мятеж, чтобы свергнуть конституционный строй.

Больше всех — 16 и 18 лет лишения свободы — суд назначил Шакурскому и Пчелинцеву. Чернов был осужден на 14 лет, Иванкин — на 13, Кульков — на десять, Куксов — на девять, а Сагынбаев на шесть лет заключения. Двое последних должны отбывать наказание в колонии общего режима, а остальные — в колонии строгого режима. Осужденные оспорили приговор в апелляции, однако в октябре 2020 года Апелляционный военный суд признал его законным.

Про пытки и нестыковки

В кассации защита продолжала настаивать, что судебное разбирательство было проведено с нарушениями, а к фигурантам на следствии применялись пытки.

«Человек говорит: меня пытали у меня есть следы, я готов продемонстрировать. А суд говорит: мы вам отказываем, потому, что прошло много времени, — выступал защитник Андрея Чернова Станислав Фоменко. — То есть само государство делает все, чтобы следы преступления исчезли!»

А адвокат Максима Иванкина Константин Карташов утверждал, что суд незаконно положил в основу приговора показания главного свидетеля обвинения — Егора Зорина, дело в отношении которого закрыли, после того как тот сообщил о существовании террористического сообщества и добровольно прекратил участие в нем.

«В постановлении о прекращении дела говорится, что дело в отношении Зорина было прекращено за участие в террористическом сообществе «Восход». У нас же в деле террористское сообщество «Сеть». В обвинении же и в приговоре была расписана роль Зорина как участника террористического сообщества «Сеть». А уголовное дело в отношение него как участника «Сети» не прекращалось», — обратил адвокат внимание на нестыковки.

По его словам, вопреки версии обвинения, его подзащитный Иванкин не мог войти в подразделение «Сети» «Группу 5.11», которая была создана «до мая 2015 года», так как до декабря 2015 года служил в армии. Кроме того, защитник отмечал, что «приводя в приговоре показания свидетелей, суд в угоду себе неоднократно видоизменял их», трактуя с обвинительным уклоном.

«Суд не указал место, время и способ совершения тех или иных действий. Каким образом ими приобреталось оружие, они участвовали в собраниях, съездах и в тренировках? Все это худо-бедно было в обвинении», — сказал Карташов. Он добавил, что защита оспаривала аргументы следствия, доказав, что большинство мест и дат не соответствовало собранным доказательствам. «Суд счел эти обстоятельства настолько противоречивыми, что вообще не стал их указывать», — заявил защитник.

Про болезнь фигуранта

В свою очередь адвокат Армана Сагынбаева Светлана Байтурина апеллировала к тому, что весь приговор был построен на показаниях засекреченных свидетелей, а также «досудебщиков», в частности, антифашиста из Санкт-Петербурга Игоря Шишкина, осужденного на 3,5 года лишения свободы.

Кроме того, она остановилась на здоровье фигуранта, которое, на ее взгляд, не было учтено при вынесении приговора. По ее словам, уже после приговора страдающий ВИЧ Сагынбаев заразился туберкулезом и его заболевание из категории «А» «перескочило» в категорию «В».

«Это произошло за три месяца, хотя обычно это занимает шесть-семь лет!» — указала защитница. По ее мнению, суд отправил Сагынбаева отбывать наказание, «вообще не озаботившись, может он отбывать его или нет» по состоянию здоровья.

Другая защитница Ольга Рахманова обратила внимание суда на то, что к обвиняемому «применялись пытки». «Я видела на его пальцах следы от электрических ожогов. Однако обвинительный уклон и политические составляющие дела не позволили военной коллегии вынести законное и справедливое решение», — сказала она. Адвокат сообщила, что недавно посетила своего подзащитного в колонии в Самаре. «Его состояние здоровья ухудшается», — сказала Рахманова.

Часть осужденных и их адвокаты просили отменить приговор, а дело — прекратить. Другая же часть просила вернуть дело в суд первой инстанции на новое рассмотрение.

Речь для суда

Так, Максим Иванкин настаивал, что вопреки приговору, он вынужденно признал обвинение в незаконном обороте наркотиков, так как не был доказан его корыстный мотив. «Я хочу донести верную формулировку — я, так и быть, признаю вину в пособничестве к сбыту наркотиков», — сказал он.

Василий Куксов же акцентировал внимание судей на суровости назначенного наказания. «Согласитесь, все-такие есть разница между террористическим сообществом, которое совершало взрывы, и террористическом сообществом, которое вообще не совершило ничего!» — убеждал он судей. При этом подсудимый настаивал, что найденный у него в машине пистолет был ему подброшен. «Следствие не выясняло, как и откуда я взял этот пистолет. Кому-то дают от шести до 18 лет. А кому-то ничего не дают. Кому-то все, а кому-то ничего», — сокрушался осужденный.

В свою очередь представитель Главной военной прокуратуры Юзеф Мацкевич просил оставить приговор в силе. Он заявил, что разбирательство было проведено без нарушений уголовно-процессуального закона, а нарушений прав на защиту допущено не было. Прокурор назвал приговор «законным, обоснованным и справедливым», подчеркнув, что «доказательства, положенные в основу приговора, были исследованы судом «в полном объеме с активным участием и обвинения, и защиты».

Пока ждали решения судебной коллегии ВС по делам военнослужащих, родственники пытались подбадривать фигурантов: «Давайте, все выходите. Надоело уже. Вы выходите, а преступники пусть садятся», — мечтали столпившиеся у экранов мониторов женщины. Но их надежды вскоре рухнули.

«Приговор суда оставить без изменения, а кассационные жлобы осужденных и защиты — без удовлетворения», — огласил решение председательствующий в тройке судей.

«Одна каста — одно решение»

После окончания процесса защитники признались — они на 90 процентов были уверены, что приговор устоит. «Военные, что с них взять. Одна каста — одно решение. Они прикрывают огрехи своего суда», — прокомментировал исход дела адвокат Максима Иванкина Константин Карташов.

В свою очередь адвокат Дмитрия Пчелинцева Оксана Маркеева заверила, что защита сдаваться не собирается. Адвокаты планируют обжаловать приговор в порядке надзора в президиуме Верховного суда России. Также они рассчитывают, что на их сторону станет Европейский суд по правам человека. Туда жалобы уже были направлены еще после апелляции, когда приговор вступил в силу. «Мы надеемся, что ЕСПЧ прислушается к нашим доводам и мы сможет вернуться к этой ситуации на национальном уровне», — сказала Маркеева.

По ее мнению, российскому государству «нет резона расследовать пытки, которые допускают государевы люди». «Это же надо будет платить компенсацию. Поэтому никому из власть предержащих это не выгодно. Наше государство никогда не признает своих ошибок, и мы увидели это сейчас», — сказала адвокат.

В феврале 2020 года издание «Медуза» (признано СМИ-иноагентом) опубликовало расследование о возможной причастности участников «Сети», в частности Пчелинцева, к убийству двух человек. Сам Пчелинцев в письме «МБХ-медиа» отверг обвинения в свой адрес.

История дела «Сети» пока не окончена. Апелляционной военный суд во Власихе 28 апреля рассмотрит жалобы на приговор еще двух фигурантов: Юлия Бояршинова и Виктора Филинкова. Их судили отдельно. Первый признал вину, второй — отрицал обвинение. За участие в террористическом сообществе 2-й Западный окружной военный суд в июне 2020 года приговорил Бояршинова к 5,5 годам колонии общего режима, а Филинкова — к семи годам заключения.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию