16+
Понедельник, 25 сентября 2017
  • BRENT $ 56.75 / ₽ 3263
  • RTS1123.24
17 марта 2010, 12:05 МакроэкономикаФинансыВалютаКомпании

Россия и Белоруссия вспомнили про единую валюту

Лента новостей

Визит Владимира Путина в Белоруссию даже в отсутствие на хозяйстве белорусского президента оказался богат на яркие заявления. Остается дождаться мнения на сей счет президента Лукашенко

Визит Владимира Путина в Белоруссию оказался богат на громкие заявления. Фото: РИА Новости
Визит Владимира Путина в Белоруссию оказался богат на громкие заявления. Фото: РИА Новости

Визит Владимира Путина в Белоруссию даже в отсутствие на хозяйстве белорусского президента оказался плодотворен на важные решения и заявления. Стороны намерены продолжать работу над базой для объединения экономик в единое экономическое пространство, снова планируют переход на единую валюту и почти договорились о нефтяных проблемах. Остается дождаться мнения на сей счет президента Лукашенко.

Изначально визит Александра Лукашенко в Венесуэлу, где он уже договорился с Уго Чавесом о поставках в Белоруссию нефти и развитии всесторонних отношений, включая военно-техническое сотрудничество, планировался на февраль. Однако в итоге он состоялся именно в то время, когда в Белоруссию прибыл Владимир Путин. Как известно, взаимоотношения двух политиков являются весьма сложными, но в пресс-службе правительства России назвали «беспочвенными измышлениями» то, что Лукашенко якобы специально уехал подальше, чтобы избежать встречи с Путиным. Как заверили в пресс-службе, встреча лидеров даже не планировалась, поскольку заседание Совета министров проводится в Бресте, а не в Минске.

Подводя итоги заседания совета министров Союзного государства России и Белоруссии Владимир Путин отметил, что «внутренние таможенные пошлины в рамках Таможенного союза будут отменены в 2012 году». Далее он сказал, что переход на единую валюту был бы верным шагом для дальнейшей экономической интеграции России и Белоруссии. «Есть еще один вопрос, о котором мы долго и много говорим, и надеюсь, мы тоже по нему будем двигаться вперед. Это выход на единую валюту», — заявил глава российского правительства. По его словам, единая валюта будет стимулировать участников к экономической деятельности, упростит взаимные расчеты и минимизирует расходы участников экономической деятельности.

Разговоры о переходе союзных государств на единую валюту начались несколько лет назад, но в последний период стороны, казалось бы, охладели к этой проблематике. Любопытно, что еще летом 2009 года министр финансов России Алексей Кудрин заявлял, что сомневается в целесообразности перехода на единую валюту с Белоруссией «из-за неопределенности действий белорусского правительства», отметив, что отказ от этого проекта Александра Лукашенко являлся стратегической ошибкой.

Но сейчас ситуация снова изменилась, и по итогам заседания Совета министров России и Белоруссии первый вице-премьер РФ Игорь Шувалов добавил к заявление премьера, что следующим шагом после создания Единого экономического пространства (России, Белоруссии и Казахстана) станет создание Валютного союза трех государств. «Экономически он будет востребован с точки зрения интеграции», — сказал Шувалов, добавив, что «прежде необходимо завершить все, связанное с формированием ЕЭП». Он подчеркнул, что для создания ЕЭП придется «сформировать новую законодательную базу для трех экономик», уточнив, что все три государства понимают, что «существующую базу придется поменять». «Поэтому параметры, которые мы согласовываем, в большей степени компромиссны», — добавил Шувалов. При этом он пообещал, что к 1 января 2012 года между тремя странами должны быть согласованы макроэкономические параметры, субсидии в сельском хозяйстве и промышленности.

По мнению президента Центра экономических и финансовых исследований и разработок Российской экономической школы Сергея Гуриева, можно только приветствовать развитие сотрудничества с Белоруссией. И в целом, чем больше Россия интегрируется с соседними странами — тем лучше. Однако переход на единую валюту ему кажется безнадежным экономическим проектом. «Теория совместных валют или валютных зон предсказывает, что совместные валюты должны иметь страны, которые сталкиваются с одними и теми же проблемами. То есть им в одно и тоже время нужно печатать меньше или больше денег, — пояснил экономист. — Но Россия и Белоруссия таким критериям, конечно, не удовлетворяют, так как одна страна экспортирует энергоносители, а другая их импортирует. И в те моменты, когда цены на нефть высокие, в Россию поступает много валютной выручки и наоборот».

Конечно, признает экономист, Россия и Белоруссия могут объединяться не только по экономическим, но и по политическим причинам. Но чисто экономически валютный союз, по его мнению, был бы ошибкой.

Что происходит, когда в единый валютный союз объединены слишком разнородные страны, хорошо видно на примере Греции и некоторых других государств ЕС, которые испытывают серьезные бюджетные проблемы. «Это связано всего лишь с тем, что Евросоюз был построен не только по экономическим, но и по политическим критериям», — сказал BusinessFM Сергей Гуриев.

При этом он напомнил, что во время создания Союзного государства, еще в середине 1990-ых годов, был план перехода на единую валюту. Причем у России и Белоруссии такая валюта была. «В1992 году рублевая зона распалась мгновенно, и некоторое время Белоруссия и другие бывшие союзные государства продолжали печатать рубли. Но такая ситуация была, конечно, не жизнеспособна, — рассказал экономист. — Если же сейчас говорить о создании единой валюты, то понадобится единый эмиссионный центр и Центробанк. И в совете такого банка Россия будет настаивать на достаточном количестве голосов для принятия ключевых решений, на что Белоруссия вряд ли согласится»

«Создание совместной валюты — нежизнеспособный проект. Наверно, когда Владимир Путин об этом говорит, он имеет в виду какие-то другие аспекты», — резюмировал Сергей Гуриев.

Со своей стороны, руководитель Центра сравнительных политических исследований Института экономики РАН Борис Шмелев напомнил, что одной из основных проблем было то, что Минск настаивал на том, чтобы было два эмиссионных центра, но в Москве отказывались от такой схемы. «Наверно, был достигнут какой-то компромисс, — предположил в комментарии BusinessFM политолог, отметив, что создание единой валюты стало бы огромным шагом вперед на пути создания единого государства.

Важность дальнейшей интеграции заставила Владимира Путина даже «с пониманием» отнестись к решению Минска не признавать Абхазию и Южную Осетию. «В России ожидали, что Белоруссия быстро, энергично и эффектно поддержит нас по данному вопросу. Да, действительно, этого не происходит. Мы это видим», — констатировал российский премьер, отметив, что Россия всегда выступала и выступает за нормализацию отношений Белоруссии с западными соседями, в том числе Соединенными Штатами, и если это будет происходить хотя бы на почве непризнания двух новых государств, то уже есть какой-то положительный эффект. «Нормализация отношений Белоруссии с западным сообществом этого стоит», — сформулировал российский премьер.

Вместе с тем он напомнил о том, что во время кризиса МВФ предоставила Белоруссии кредиты на сумму свыше 3 млрд долларов, и, кстати, в этом есть российское участие, потому что в деньгах МВФ есть и деньги России», — напомнил Путин. «Есть, правда, позиция Кисы Воробьянинова, который говорил, что существуют проблемы, по которым торг неуместен, — вспомнил классику глава правительства. — В целом, я разделяю позицию Кисы, но в конечном итоге это тот вопрос (о признании Южной Осетии и Абхазии), который относится к суверенному праву белорусского государства и к суверенному праву сформулировать это решение законно избранным президентом».

Путин, по его словам, сам лично «никогда не ставил перед белорусскими коллегами вопрос о необходимости признания Южной Осетии и Абхазии». И пояснил, что о том, «как шел диалог между президентом Медведевым и президентом Лукашенко, — нужно спросить у них».

«Россия всегда, даже если у нас возникали спорные вопросы в хозяйственной сфере, поддерживала Белоруссию на внешней арене. Всегда и беспрекословно», — заметил Путин. «Исходя из того, что мы создаем Союзное государство, я так всегда своим коллегам и говорил: вы в наши отношения не лезьте», — рассказал премьер, подчеркнув, что в конечном итоге это общемировая практика: «белорусский народ сам определится и с внутренним политическим режимом, и с другими проблемами».

Между тем, российский премьер напомнил, что Белоруссия в 2009 году выиграла за счет низких цен на газ 2,6 млрд долларов. «Мы продолжаем поддерживать экономику Белоруссии за счет дешевого энергетического сырья», — сказал он, напомнив, что цена для белорусских потребителей в 2009 году составила 169 долларов за тысячу кубометров, в то время как для потребителей Украины — 304 доллара, что и дает такую разницу в пользу Белоруссии.

Кроме того, беспошлинная поставка Белоруссии 6,3 млн тонн нефти обеспечила ей выигрыш в 1,6 млрд долларов, а «Газпром» оплачивает 600 млн долларов за свою часть в «Белтрансгазе». Резюмировав, Путин оценил эти вложения как «оправданные и направленные на расширение интеграции».

Премьер-министр Белоруссии Сергей Сидорский заявил, что белорусская сторона согласна со схемой, по которой 6,3 млн тонн нефти поступает беспошлинно, а остальная нефть из общесоюзного баланса, составляющего 21 млн тонн, облагается пошлиной». Правда, Сидорский рассчитывает, на отмену экспортных пошлин на российскую нефть при ее поставках в республику уже с момента создания единой таможенной территории, то есть с 1 июля 2010 года, тогда как Владимир Путин говорил о такой возможности только к 2012 году.

Заместитель премьер-министра Белоруссии Андрей Кобяков, со своей стороны, заявил, что «единая таможенная территория и торговля со взиманием пошлин противоречат соглашению о создании Таможенного союза», но отметил, что в настоящее время белорусская и российская стороны ведут переговоры по решению вопроса об условиях поставки российской нефти в Белоруссию с 1 июля. «Стороны прислушиваются друг к другу. И это уже путь к решению вопроса», — отметил белорусский представитель.

Как отмечает Борис Шмелев, Белоруссия хочет получать гораздо больше нефти без пошлин, для того, чтобы загрузить в первую очередь два своих нефтеперерабатывающих завода — это 20 с лишним миллионов тонн и затем заниматься экспортом нефтепродуктов за рубеж и получая на этом очень хорошие деньги. «Вот в чем заключается смысл этой игры».

Правда, Александр Лукашенко уже договорился о поставках в Беларусь 80 тысяч тонн венесуэльской нефти ежедневно, но эксперты сомневаются, что она ему обойдется дешевле, чем российская.
Как отмечает партнер консалтинговой компании RusEnergy Михаил Крутихин, чтобы наладит такие поставки Белоруссии придется очень серьезно развивать свои отношения с той же Литвой, так как они в таком случае вероятно пойдут через порт Бутинги на Балтийском побережье и уже далее по нефтепроводу в Белоруссию. «Технически это реализуемо, единственная проблема, что фрахт таких судов будет довольно накладным , поскольку это будут не супертанкеры, так как они не смогут пройти через датские каналы. Грузоподъемность таких танкеров будет не более 120-130 тысяч тонн и это получится дороже, чем гнать нефть из Америки в супертанкерах», — сказал BusinessFM эксперт.

В сухом остатке получается, что стороны практически договорились снять внутренние таможенные пошлины и расширить сотрудничество в нефтегазовой сфере, где остается много противоречий. Теперь остается узнать, как оценит достигнутые договоренности пребывающий в настоящее время в Венесуэле президент Белоруссии Александр Лукашенко.

«Никакие решения в Белоруссии не принимаются без одобрения Лукашенко, поэтому нужно дождаться того, что он скажет. А согласились ли стороны считать отмену пошлин на нефть достаточной платой за вхождение Белоруссии в рублевую зону и передачу России права на эмиссию белорусской валюту — это второстепенный вопрос, хотя это огромная сумма денег, которую потеряют российские налогоплательщики в обмен на решение геополитических проблем. Но сама идей валютного союза нежизнеспособна, так как Россия и Белоруссия не просто разные, а диаметрально противоположные страны с точки зрения реакции на внешнеполитической конъюнктуру», — считает Сергей Гуриев.

«Какой эффект от всех громких заявлений будет — мы посмотрим. Но, конечно, экономические ошибки делаются, и невыгодные решения принимаются, так как политические соображения принимаются как более важные», — резюмировал экономист.

Со своей стороны Борис Шмелев полагает, что Александр Лукашенко в курсе всего происходящего и основные договоренности Сидорского с Путиным были с ним согласованы и им одобрены. И как только Лукашенко приедет и обсудит результаты переговоров со своим премьером, он обязательно выступит с заявлением, которое будет носить «в целом положительный характер».
Вместе с тем, политолог указывает, что в вопросе о единой валюте нужно учитывать важные политические моменты: ее введение наложит на Минск серьезные политические ограничения, и, прежде всего, ограничит белорусский суверенитет, что встречает жесткое сопротивление со стороны Александра Лукашенко и белорусского руководства.

Рекомендуем:

  • Фотоистории