16+
Среда, 22 ноября 2017
  • BRENT $ 63.06 / ₽ 3732
  • RTS1147.61
10 ноября 2008, 14:37

«Тройка Диалог» начала сокращения персонала

Лента новостей

Работы может лишиться каждый пятый. О реорганизации в компании в частности и финансовом кризисе в целом корреспондент «Бизнес ФМ» Илья Копелевич говорил с главой «Тройки Диалог» Рубеном Варданяном.

«Тройка Диалог» начала сокращения персонала. Работы может лишиться каждый пятый. О реорганизации в компании в частности и финансовом кризисе в целом корреспондент «Бизнес ФМ» Илья Копелевич говорил с главой «Тройки Диалог» Рубеном Варданяном.

К нам могут прийти инвесторы из залива и из Юго-Восточной Азии, или это только начало наших контактов с ними?

В.: Они по-другому немножко действуют. Они уже инвестируют в Россию, не напрямую, через западные институты. Я думаю, что самая главная задача - это сделать, чтобы эти инвестиции были напрямую, а не через западные институты, чтобы контакты и разговор с восточными и юго-восточными инвесторами, другими инвесторами из разных точек мира проходили напрямую. Очень важно, что Россия это понимает сейчас и пытается послать месседж, что нам интересна и Южная Корея, и Китай, и Юго-Восточная Азия в целом.

Вы, как инвестиционный банкир, какой главный месседж хотели послать этой аудитории, аудитории инвесторов Персидского залива?

В.: Мир изменился, из лета перешли в зиму, но зимой тоже можно жить, зарабатывать.

Это достаточно образно. Вы назвали нынешний кризис не столько кризисом финансовым, кризисом ликвидности и так далее, главное - кризис доверия. Какие инструменты инвесторы найдут для того, чтобы в них вкладывать и стать ориентиром?

В.: В первую очередь это те инструменты, те компании, те продукты, где будет очень четкая информация, где будет создано доверие к тому, что говорится, потому что доверие, к сожалению, не создается за один день, доверие требует усилий и многих лет постоянной кропотливой работы. Но это то, что надо делать. И сейчас становится очевидным, что это надо делать не на уровне отдельного бизнесмена или отдельной компании, а на уровне государства.

В последние дни на высшем уровне в России говорилось, что, может быть, ускорены шаги к некому укреплению рубля и превращению рубля в реальную резервную валюту, в частности, форсировать шаги по продаже наших сырьевых ресурсов за рубли. Насколько это будет важной частью или, может быть, итогом этого кризиса?

В.: Глобальная дискуссия о будущем финансовой архитектуры действительно становится очень актуальной. Какие валюты, и как вообще мировая финансовая система будет функционировать, большой вопрос. То есть все требует очень серьезных усилий со стороны российского правительства, со стороны Центрального банка.

Все говорят о том, и вы в том числе, что, наверное, этот кризис длиной в два года, за время этого кризиса рубль может изменить свое глобальное положение на фоне того, что происходит с долларом, евро и так далее?

В.: Вы знаете, мы не до конца правильно понимаем, что такое рубль, и как он должен себя вести. Тот же доллар был очень слабым, очень сильным, нет необходимости иметь постоянно стабильную валюту. Главное, что мы понимаем правильное - процесс этот сглаживать, чтобы не было резких экстремальных и колебаний. И девальвация имеет свои минусы и плюсы, поэтому я должен сказать, что стабильность рубля как панацея - это неправильная задача.

Что касается рубля. Это сказано Медведевым, это говорится и финансовыми чиновниками о том, что это глобальная цель, чтобы рубль все-таки превратился не в нашу национальную только валюту, но и в валюту резервную. Вот этот процесс за два года, на ваш взгляд, может пройти или нет?

В.: Четыре сценария возможны: высокие цены на нефть, высокая стоимость денег; высокая цена нефть, низкая стоимость денег; низкие цены на нефть, высокая стоимость денег; низкая стоимость денег и низкие цены на нефть. В зависимости от этих четырех сценариев, какой будет реализовываться, у России будет больше или меньше сделать то, что вы спросили. Те темпы, которыми сейчас тратятся золотовалютные резервы, они не угрожающи? Нам хватит на два года, на которые мы все ожидаем этот кризис, для того чтобы вот такими темпами тратить и каким-то образом поддерживать те параметры, которые правительство пытается поддерживать?

В.: Они не угрожающие. Ситуация намного стабильнее, спокойнее, чем то, что происходило в другие периоды наших кризисных этапов развития экономики в 1991, 1995, 1998 годах. Угроза всегда есть. Любое неразумное поведение может привести к проблемам. У власти достаточно есть и профессионализма, и знаний, и понимания того, к чему это может привести, чтобы не допустить этого. Нужны ли те действия на фондовом рынке, которые предпринимаются, которые объявлены? 25 миллиардов было уже истрачено. Вот это, с вашей точки зрения, нужно или нет, или это вливание в пустоту?

В.: Нет, это нужно. Источников денег длинных на сегодняшний день не так много, и государство является одним из последних участников, которые имеют длинные деньги, и в условиях потери доверия и общего кризиса ликвидности данные вливания имеют смысл, если они делаются очень четко, быстро и последовательно.

Вы в своем докладе говорили о том, что бизнес должен найти новые формы поведения. Бизнес «Тройки Диалог» - это в значительной степени инвестиционный банковский бизнес, который был завязан на тот фондовый рынок, на те инструменты, которые существовали до кризиса. Какова стратегия «Тройки Диалог» теперь?

В.: Долгосрочная стратегия у нас не изменилась. Мы считаем, что у фондового рынка российского есть большие перспективы в горизонте 5-10 лет, потому что все равно эта индустрия очень недоразвита для общей экономики такой страны, как Россия. Вопрос в другом, что в следующий год-два-три, очевидно, будет меньше публичного рынка, меньше будет публичного размещения, больше будет консолидаций, слияний и поглощений, работы с банкротством, работы с ситуацией с плохими долгами. То есть в условиях одной и той же индустрии есть разные продукты, есть разные инструменты, которые на разных этапах развития экономики становятся более востребованными и менее востребованными. Просто очень важно перестроить компанию и вовремя перестроить стратегию развития. Например, у нас было очень агрессивное развитие в регионах. Мы будем двигаться в регионах, но менее агрессивно. Набирая наращенную активность, сейчас нам очень важно максимально и эффективно правильно его использовать, то есть будут меняться некоторые действия тактические, но стратегически мы не будем менять наши планов.

Новые клиенты иностранные появляются в это время или нет?

В.: Конечно, появляются. Во-первых, есть финансовый институт, который специализируется на таких ситуациях, как плохие долги, банкротства и так далее. Во-вторых, есть инвесторы, которые, как Уоррен Баффет уже сказал, что правильно покупать, когда все внизу, а не когда все наверху, поэтому есть разумные люди, которые имеют возможность делать это именно сейчас. Другое дело, что они сейчас ждут, когда все немножко успокоится.

Эта пауза, вот этот паралич, как вы думаете, долго продлится после Нового года? В принципе активность возрастет?

В.: Все будет зависеть от того, насколько хорошо пройдет саммит 15 ноября в Америке. Хорошо закроют год ключевые страны, финансовые институты и корпорации, четвертый квартал и насколько оперативные действия ключевых государств будут правильными или нет.

Рекомендуем:

  • Фотоистории