16+
Понедельник, 22 января 2018
  • BRENT $ 68.79 / ₽ 3890
  • RTS1285.33
10 декабря 2008, 10:48 Макроэкономика

«У Барака Обамы очень опытная команда»

Лента новостей

Роберт Вескотт, занимавший пост главного экономиста в совете экономических помощников администрации Билла Клинтона, рассказывает о том, как команда нового президента США будет спасать национальную экономику

Роберт Вескотт, президент Keybridge Research LLC. Фото из личного архива.
Роберт Вескотт, президент Keybridge Research LLC. Фото из личного архива.

Правительства всего мира принимают планы по спасению национальных экономик и ослаблению влияния финансового кризиса. В центре кризиса — США, так что принятие решений для спасения ляжет на плечи новой экономической команды избранного президента Барака Обамы. Для своей команды Обама выбрал таких ветеранов по борьбе с финансовыми кризисами, как Тим Гайтнер, Лоуренс Саммерс и Пол Волкер. Какие шаги ожидать от этих людей? На что будет направлено влияние в первую очередь? На эти и другие вопросы газете Business & FM отвечает президент Keybridge Reasearch LLC Роберт Вескотт (Robert F. Wescott), в свое время занимавший пост главного экономиста в совете экономических помощников администрации Билла Клинтона.

— Тим Гайтнер в роли министра финансов, Лоуренс Саммерс на посту директора по национальной экономике и Пол Волкер в качестве старшего советника по экономическим вопросам — у Обамы очень опытная экономическая команда. Все эти люди занимали высокие позиции в предыдущих администрациях. Пол Волкер возглавлял Федеральную резервную систему при президенте Джиме Картере, Лоуренс Саммерс являлся министром финансов, а его помощником по международным вопросам был Тим Гайтнер во время президентства Билла Клинтона. Эта команда справлялась с серьезными проблемами. Так, господин Волкер боролся с высоким уровнем инфляции в конце 1970-х и начале 1980-х. В свою очередь, Саммерс и Гайтнер справлялись с последствиями азиатского финансового кризиса в конце 1990-х и последствиями мексиканского финансового кризиса в 1994–1995 годах.

— Стоит ли ждать от данной команды изменений в регулировании финансового рынка?

— Важнейшей целью на 2009 год станет получение экономического роста. Снова стимулирующие пакеты, меры по восстановлению доверия, что должно вернуть денежные потоки в финансовый сектор. Это важнейшие приоритеты. Я думаю, что мы увидим ряд регуляционных изменений. Скорее всего, это не значит, что будет большее количество правил — регулирование просто станет более проницательным. Давайте я объясню на примере: даже главы многих инвестиционных банков не знали точного размера задолженности по кредитам категории subprime (для заемщиков с небезупречной кредитной историей). Я полагаю, что теперь регулирующие органы станут спрашивать. И если вы не сможете в одном предложении объяснить рыночную стоимость пула ипотечных кредитов, то и рейтинг у него будет низким. Вы должны быть компетентны настолько, чтобы объяснить, что это за пул, в чем его ценность и почему он стоит, к примеру, $100 млн. Регуляторы обязаны задавать такого рода вопросы. Только так можно достичь прозрачности в сложном процессе оценки. Я думаю, что изменения будут в этом направлении.

— В эпоху новой команды насколько возможна девальвация доллара, к примеру, в 2009 году?

— Доллар сильно укрепился за последние пару месяцев из-за нестабильности глобальной финансовой системы. Высокое качество государственных казначейских облигаций США спровоцировало переход международных инвесторов в данный актив, что повлекло повышение стоимости доллара. Курс доллара по отношению к евро был 1,57, сейчас находится около 1,27, это около 20% повышения доллара против европейской валюты. По отношению к валютам развивающихся рынков — примерно та же ситуация. Посмотрим, что же будет дальше. Я думаю, что временный взлет спроса на качество поддерживает доллар. Возможно, доллар опустится обратно в ходе 2009 года, особенно если дефицит бюджета США увеличится, что более чем вероятно.

— По вашему мнению, Бен Бернанке останется на своем посту?

— Глава ФРС выбирается на четырехлетний срок. Господин Бернанке будет занимать свою позицию еще примерно год и два месяца, приблизительно в конце января 2010 года срок его работы окончится. Далее будет видно: как правило, президент назначает главой ФРС представителя своей партии. Бен Бернанке был назначен республиканцем Джоджем Бушем, очень вероятно, что на данный пост президент Обама назначит демократа. Поживем — увидим.

— Кто может стать кандидатом на данный пост?

— Безусловно, возможно, что господин Бернанке может быть переназначен президентом Обамой на новый срок. Также возможно, что он выберет, например, Лари Саммерса или Роберта Рубина, бывшего министра финансов и вице-президента Citibank.

— В свою очередь, кто может стать президентом ФРБ Нью-Йорка?

— Я пока не знаю. Мы все еще ждем, когда будет объявлена кандидатура того, кто займет место Тима Гейтнера. Иногда на данную позицию выбирают человека с Уолл-стрит, иногда это кто-то из ФРС, иногда академики. Но кто именно это будет, пока неизвестно, и у меня нет никакого четкого предчувствия о возможном кандидате.

— В новой экономической команде пять человек так или иначе связаны с Робертом Рубином. На ваш взгляд, почему Обама выбрал именно этих людей?

— Роберт Рубин появился в администрации Клинтона в 1993 году, и я имел удовольствие работать с ним в тот период. Он был главой Совета по национальной экономике и через два года стал министром финансов. Данный пост он занимал четыре года. Он был действительно центровым экономическим игроком в администрации Билла Клинтона. Опытный профессионал, с глубоким пониманием финансовых рынков и того, как они работают. У него был хороший подход при работе с другими членами команды, он привлекал к работе сообразительных людей, помогая упростить процесс работы в Белом доме. И в период администрации Клинтона экономические дела шли хорошо: бюджет вышел из дефицита в профицит, валюта была стабильной, уровень инфляции низким, экономический рост сильным. За срок президентства Клинтона рост ВВП составлял 4% в год в реальном выражении, то есть, за вычетом инфляции это устойчивый экономический рост. Господин Рубин как никто другой обладает репутацией человека, который может помочь направить экономику на правильный курс.

— В прессе часто встречается сравнение нового кабинета Барака Обамы с «командой противостоящей», президента Линкольна. Почему возникло подобное сравнение?

— Есть два основных способа формирования президентской администрации. Первый — это привлекать людей с очень близкой и при этом ограниченной идеологической точкой зрения. И добиваться от них выполнения той политики, которую хочет осуществлять президент. Второй способ, напротив, основан на рекрутинге очень умных людей, которые предоставляют президенту право выбора и разные точки зрения. Они активно спорят в процессе принятия решения. Таким был подход обсуждения Авраама Линкольна в начале 1860-х (он был президентом с 1861 по 1865 год). Он был очень сильным лидером, потому что у него работали люди с разными точками зрения, которые спорили с ним и между собой, после чего принимали решения, в которых был толк. Сейчас многие сравнивают подход Обамы с тем подходом Линкольна, у которого была очень сильная команда советников, имевших собственные взгляды.

Многие говорят, что Обама настолько уверен в себе, что способен слушать интеллектуальные споры, более того — объективно выслушивать все различные мнения, выбирая лучшую политику. Некоторые скажут, что у президента Буша, например, была очень идеологичная команда — у всех был единый взгляд на то, что они называли войной с террором, и они никогда не рассматривали другие точки зрения. Я думаю, Обама будет более внимательным, он будет учитывать различные мнения при принятии решений.

— Почему правительство США не приняло меры по предотвращению, во-первых, кризиса жилищного строительства и, во-вторых, кредитного кризиса?

— Это сложный вопрос. К сожалению, нам понадобится больше одного часа, чтобы ответить на него. Если говорить просто, то у нас было слишком быстрое распространение денег в начале 2000-х. Под руководством председателя ФРС Алана Гринспена монетарная политика была слишком простой слишком долго. В 2002–2004 годах у нас было много простых кредитов в системе — это была одна проблема. Другой проблемой стали финансовые инновации. У нас была секьюритизация ипотечного долга, в связи с чем большой объем денежных средств хлынул в жилищный сектор. Финансовые институты сделали слишком простые стандарты для кредитования в конкурентной борьбе за долю рынка, в связи с чем существенно снизили требования к заемщику. В результате многие из тех, кто был одобрен на заем средств, брали больше, чем они могли себе позволить. Это подняло капитализацию цен жилых домов — легкие кредиты помогли задрать цены частных домов. После шести- или семилетнего резкого роста сектор сдулся, и цены домов обвалились, это повлекло за собой множество сопутствующих проблем. У многих людей есть долги, которые слишком велики для них. У них нет возможности их финансировать. Семьи объявляют дефолты по данным ипотечным кредитам. Что толкает цены на жилую недвижимость еще ниже.

— На воплощение спасательного плана США потребуются новые средства. Насколько может возрасти долг США? И чем он может быть обеспечен? Я имею ввиду, что во времена золотого стандарта все долги были обеспечены золотыми резервам, а в наши дни, что лежит в основе долга?

— Действительно, во времена золотого стандарта доллары были обеспечены золотом. В начале 1970-х произошел отказ от золотого стандарта. Реальная стоимость валюты, например доллара, подкреплена доверием глобальных рынков в то, что правление страны в лице президентов, конгресса, министра финансов и так далее сможет справиться с любой экономической ситуацией и, несмотря на проблемы, сумеет заплатить по долгам. В основе лежит вера. Сейчас гарантией является убежденность и вера в экономическую политику. Все, кто одалживал средства правительству США, всегда получали их обратно с вознаграждением, в 100% случаях. Дефолта никогда не было, никогда не было убытков хотя бы в один доллар у тех, кто одалживал средства. То есть, долгосрочная репутация и долгосрочная кредитоспособность, которая заставляет людей думать, что получат обратно средства в следующем году, или через пять лет или через десять. Это репутация более чем 200-летней истории, которая дает людям веру. Возможно, у нас будет большой дефицит бюджета — он спокойно может достичь 750 млрд в 2009 году, возможно, даже триллиона долларов, если многие затраты будут больше, чем мы рассчитываем. Это вызовет напряжение в системе, спровоцирует поднятие процентных ставок для тех, кто перейдет в казначейские обязательства США. И это то, что должно управляться осторожно. Нам необходимо иметь уверенность в том, что мы не потеряем доверие международных и национальных инвесторов, размещающих средства в казначействе США. Сейчас доходность десятилетних облигаций находится около 3 пунктов, составляя примерно 3,1–3,5. Вполне возможно, что доходность этих бондов достигнет 4,5 или 6, а то и 7 пунктов в ближайшие два-три года, если дефицит выйдет из-под контроля и правительство будет управлять средствами осторожно. Это — риск.

Рекомендуем:

  • Фотоистории