16+
Пятница, 20 октября 2017
  • BRENT $ 57.84 / ₽ 3325
  • RTS1134.45
24 июля 2010, 13:19 МакроэкономикаФинансыБанки, вклады и кредиты

«Рынок перераспределяется в нашу пользу»

Лента новостей

Что нового предложит клиентам один из лидеров банковского рынка России, ВТБ24, какие направления развития он видит перспективными, а также о том, что ждет банковский сектор, в интервью BFM.ru рассказал председатель правления ВТБ24 Михаил Задорнов

Что нового предложит клиентам один из лидеров банковского рынка России, ВТБ24. Фото: BFM.ru
Что нового предложит клиентам один из лидеров банковского рынка России, ВТБ24. Фото: BFM.ru

Что нового предложит клиентам один из лидеров банковского рынка России, ВТБ24, какие направления развития он видит перспективными, а также о том, что ждет банковский сектор, в интервью BFM.ru рассказал председатель правления ВТБ24 Михаил Задорнов.

— Закончилась ли консолидация в банковском секторе, которую многие эксперты ожидали по итогам последнего кризиса?

— Консолидация идет. Только в этом году четыре дочерние банка встали на баланс «Транскредитбанка». Собственники МДМ-банка — они же собственники «Восточного экспресса». В России примерно 900 банков. И если мы объединим в группы банки с едиными собственниками, то увидим, что их на несколько сотен меньше. Потому что реально владение осуществляется в рамках групп, которые неизбежно будут консолидированы. Или как, например, у группы Societe General, у которой в России четыре банка, но ясно, что они все равно управляются из некоего единого центра и делят между собой рыночные ниши. Консолидация происходит не только путем сокращения общего числа банков. Она происходит в формировании банковских групп и постепенном объединении в их рамках.

С точки зрения ухода банков с рынка очевидно, что этот процесс только разворачивается. Постепенно пересматриваются льготные подходы к фондированию со стороны ЦБ, к резервированию. По итогам пяти месяцев около 220 банков были убыточны. Ясно, что их собственники столкнутся либо с необходимостью увеличивать капитал, либо с отзывом лицензий.

— Видите ли вы со своей стороны быстрое восстановление потребительского спроса?

— Спрос оживает. Наш портфель процентов на 10 с начала года вырос именно по потребительским кредитам. По автокредитам и карточкам несколько меньше. Спрос есть, и нам на протяжении полугода удается расти в два раза быстрее российского рынка. Мы не только новых клиентов привлекаем. Происходит перераспределение рынка в нашу пользу.

— Каковы планы ВТБ24 по политике кредитования, по ставкам кредитов для физлиц и бизнеса?

— Все будет зависеть от макроэкономических показателей и поведения рынка. Если инфляция и дальше будет снижаться, и ЦБ будет снижать ставку, у нас появятся основания для снижения ставок. Если инфляция вновь начнет расти, и стоимость денег будет выше, мы будем вынуждены ставку поднимать. При этом и по депозитам, и по кредитам мы будем находиться в середине рынка. Наши предложения не будут самыми лучшими по ценам, наши проценты по депозитам будут находиться повыше, чем у целого ряда конкурентов — и повыше, чем у Сбербанка. А по кредитным продуктам — близко к нижней границе рынка, но не на самой низкой.

Пока мы ставки снижаем. Очередное снижение было по ипотеке полтора месяца назад. Мы снизили ставки по малому бизнесу и по автокредитам. С начала июня были заметно снижены ставки и по депозитам. Правда, это не сильно сказалось на динамике депозитов. Мы только в июне привлекли около 25 млрд рублей средств населения, за полгода — порядка 70 млрд рублей.

— По вашим прогнозам, инфляция уложится в рамки 5-6 процентов, о которых заявляют в правительстве?

— Если правительство захотело бы сейчас сбить инфляцию до реально низких значений в 3–4%, то в сегодняшней ситуации это было бы вполне возможно. Пока же, несмотря на заявления президента и премьера, эта цель не поставлена в центр политики. Остается высокий дефицит бюджета. Будет серьезное эмиссионное финансирование дефицита. Опять запланировано увеличение тарифов естественных монополий на начало 2011 года. Это приведет к росту цен на основные услуги для населения. Есть усилия в антимонопольной политике, но они пока не распространяются на целый ряд монопольных секторов. Все это в комплексе пока заставляет предприятия жить в парадигме постоянного увеличения издержек. Тенденцию можно переломить, но пока это не осознается как внятная политическая задача. Поэтому в снижение до 3-4% на сегодня я не верю. Хотя момент очень благоприятный.

Если не будет сделан акцент на борьбу с инфляцией, то ее уровень, который мы видим сегодня, останется очень неустойчивым. И тенденция в любой момент может измениться. Говорить о том, насколько достоверны закладываемые в бюджет 4%, я пока не рискну. На мой взгляд, на следующий год инфляция на уровне 6–7% достижима.

— Какие планы у ВТБ24 по росту розницы?

— На ближайшие два года в наших планах дальше наращивать долю рынка и по активным, и по пассивным продуктам. Примерно на процент-полтора в год по активным продуктам и 0,6–0,7% по средствам населения. Мы наращиваем и private banking: растут пассивы, которые мы привлекаем через сеть офисов, работающих с состоятельными клиентами.

Мы планируем в 2012 году занять около 9% рынка по средствам населения и порядка 15% по активным продуктам. Но на следующие три года для нас главным является не доля рынка как таковая, хотя она также будет расти. На первый план выходит отдача на капитал — как и для всей группы. Мы должны отдавать те инвестиции, которые были сделаны за последние четыре года, заметно увеличив эффективность. Отдача на капитал, начиная с этого года, должна быть на уровне более 20%.

Еще одна цель — улучшение качества сервиса для клиентов. Эта задача более сложная, но мы ее решим последовательно.

ВТБ24 сейчас работает над тем, чтобы заявки, которые поступают на наш сайт через Интернет, прежде всего — заявки на кредитные продукты, максимально быстро обрабатывались. Работаем над тем, чтобы значительная часть наших кредитных продуктов предоставлялась именно в первый визит клиента, чтобы он мог сделать предзаказ через удаленные каналы.

У нас есть большие планы по развитию мобильного банкинга. Мы сейчас обсуждаем платформы, на которых он будет работать, функционал этого мобильного банкинга, информационную защиту для него. Через полтора-два года наши клиенты будут пользоваться качественно другим функционалом. Развивая банкоматную сеть, мы будем использовать ее для рекламы продуктов, для доведения до клиента информации о его счете, остатке на карточном счете, для других сервисов. Сеть банкоматов ВТБ24 станет полноценным каналом взаимодействия с клиентом, вполне сопоставимым с менеджером или операционистом в отделении банка.

— Соответственно, вы планируете наращивать траты на безопасность?

— Мы и сейчас достаточно много вкладываем в IT-безопасность. В то же время есть закон об информационной безопасности, который, с нашей точки зрения, слишком абстрактно и без выделения конкретных сфер деятельности трактует многие позиции. Думаю, эта сфера нуждается в более точном регулировании, которое нужно проводить в диалоге с участниками рынка.

— Насколько часты случаи мошенничества, атак на банковские системы безопасности?

— Российские банки, несмотря на рост этой проблемы, ущерба от внешнего мошенничества терпят на порядок меньше, чем их зарубежные коллеги. У нас больше распространено мошенничество клиентов, неисполнительность заемщиков, чем технологические мошенничества. Но, по мере продвижения технологий, проблема операционных рисков, связанных с технологическими преступлениями, будет расти.

— ВТБ24 отмечает пятилетие своей деятельности в этом году. Удалось ли банку добиться поставленных задач, какие цели на ближайшее будущее?

— Если говорить о 5-летнем рубеже, то мы достигли результатов, которые планировали. И даже несколько больше. Перед нами стояла задача создать второй розничный банк в стране. Доля рынка в 2010 году должна была достичь 10% по активным продуктам, 7% по депозитам, банк должен был открыть 500 точек продаж по всей стране. Эффективность — примерно 20% отдачи на капитал. При этом банк должен был иметь всю линейку основных розничных продуктов, быть универсальным розничным банком. Такова была стратегия развития.

На конец прошлого года мы все это реализовали. Доля ВТБ24 на рынке кредитования населения сегодня примерно 11,5%. По депозитам мы держим чуть меньшую долю рынка, чем предполагали, — 6,1–6,2%. Открыли около 500 точек по всей стране. Но 30 наименее эффективных офисов в прошлом году мы закрыли и больше занимались оптимизацией сети, переездом неформатных точек, чем просто открытием новых. Главное достижение нашей команды — это то, что российские граждане, граждане с доходом выше среднего, четко представляют, что есть банк ВТБ24, куда можно прийти за кредитом, где можно разместить депозит как рублевый, так и валютный.

— Вы упомянули, что по доле депозитов вы немного недотянули до начальной планки, почему так произошло?

— Это было связано с несколькими вещами. Вся стратегия строилась на том, что кризиса на этот период не будет, и будут высокие темпы роста кредитного портфеля. Как только начался кризис, стало ясно: столь активного роста кредитования, как в 2005–2008 годах, уже не будет. Модель нашего бизнеса изначально строилась как примерный баланс между объемом депозитов и объемом кредитов. Сейчас у нас и без того избыток пассивов. Мы предоставили примерно 200 млрд рублей межбанковских кредитов ВТБ. В рамках группы мы переразмещаем деньги населения в ВТБ, дальше они идут на корпоративное кредитование. Нам не нужны те объемы депозитов, которые мы могли бы привлечь на рынке, поэтому последние два года наши действия с точки зрения ценовой политики были сдержанными.

— Вы планируете сделки по покупке банков в России на ближайшее будущее?

— Группа ВТБ активно рассматривает возможности не только органического роста, но и приобретений. Нам интересны серьезные организации, которые с точки зрения клиентской базы или рыночной ниши — отраслевой или региональной — были бы хорошим дополнением к уже существующему бизнесу.

— В последнее время появилась информация об интересе ВТБ24 к «Транскредитбанку»...

— Ну, появлялись... Когда у нас будет результат по завершенным переговорам, о нем будет объявлено. У нас есть множество предложений по разным направлениям бизнеса. У ВТБ высокая достаточность капитала, около 20%, и это, безусловно, возможность для новых приобретений.

— Какие последствия для российской банковской отрасли будет иметь создание Таможенного союза?

— Есть несколько направлений взаимодействия банковской системы и таможни. Во-первых, крупнейшие банки являются гарантами перед таможней за платежи по экспортным и импортным сделкам для таможенных брокеров, для импортеров товаров. ВТБ24 такие гарантии выдает. Второе: существует понятие «таможенной карты», которая используется при оплате таможенной стоимости, таможенных услуг при ввозе товаров на территорию России. Наверное, с введением Таможенного союза будет расширяться именно круг использования таможенных карт. Существуют экспортно-импортные контракты, паспорта сделок. Будем надеяться, что все изменения, которые связаны не только с Таможенным союзом, но и с предстоящим в ближайшее время вступлением России в ВТО, в обозримом будущем приведут к росту товарооборота и, значит, к большему числу клиентов, паспортов, которые мы обслуживаем. У ВТБ24 порядка 150 тысяч клиентов-индивидуальных предпринимателей и малых предприятий, из них многие работают как раз во внешнеторговой сфере. И здесь мы рассчитываем на рост товарооборота.

Но у меня, сказать честно, сама по себе конструкция Таможенного союза вызывает вопросы с точки зрения ее реализуемости. Я думаю, что простой прямой путь вступления России в ВТО стратегически более правилен. Хотя нам при этом надо понимать, как мы будем работать на территории Белоруссии, России и Казахстана, которые являются для нас общим экономическим пространством.

Рекомендуем:

  • Фотоистории