16+
Четверг, 25 апреля 2019
  • BRENT $ 74.24 / ₽ 4801
  • RTS1245.98
15 сентября 2010, 11:27 Технологии

Министр связи не в курсе, с кем вести IT-дела

Лента новостей

Игорь Щеголев встретился с разработчиками ПО и посоветовал создать саморегулируемую организацию, которая бы вела от их имени диалог с государством. Но в отрасли есть несколько ассоциаций, которые давно хотят быть услышанными государством

Министр связи и массовых коммуникаций РФ Игорь Щеголев. Фото: РИА Новости
Министр связи и массовых коммуникаций РФ Игорь Щеголев. Фото: РИА Новости

В День программиста, который IT-профессионалы отметили 13 сентября, министр связи и массовых коммуникаций Игорь Щеголев провел встречу с представителями отрасли разработчиков ПО. В ходе выступления он посоветовал им создать саморегулируемую организацию (СРО), которая от их имени могла бы вести диалог с государством.

По словам Щеголева, диалог отрасли и регулятора может стать более эффективным благодаря самоорганизации профессионального сообщества. «Это сообщество состоит из очень ярких личностей, которые в последнее время пытаются пробиваться в одиночку, — заявил глава Минкомсвязи. — Создание саморегулируемой организации поможет скорее наладить диалог, найти какие-то решения вместе». При этом голос сообщества должен быть значимым для самих работников отрасли. А министерство, по утверждению министра, уже старается постоянно прислушиваться к мнениям, замечаниям и предложениям профессионалов.

Стоит отметить, что в России довольно давно действуют общественные IT-организации, представляющие или старающиеся представлять интересы отрасли или отдельных ее сегментов, в том числе, перед властью.

Так, например, осенью 2001 года несколько IT-компаний договорились о создании некоммерческой Ассоциации предприятий компьютерных и информационных технологий (АП КИТ), которая в январе 2002 года была зарегистрирована и начала свою работу. Несколько ранее — в 1999 году был образован консорциум «Форт-Росс», объединивший разработчиков программного обеспечения в России, Белоруссии и Украине. Приблизительно тогда же была образована Национальная ассоциация разработчиков программного обеспечения. Эти две организации объединились в 2004 году в Некоммерческое партнерство «Руссофт». Создавались и региональные организации. Например, Ассоциация компаний цифровых и информационных технологий юга России (АКЦИТ), образованная в 2006 году и в настоящее время являющаяся членом АП КИТ. То есть история профессиональных объединений в IT-отрасли насчитывает более 10 лет. Причем на разных этапах своей деятельности организациям даже удавалось сотрудничать с регулятором в тех или иных вопросах.

На вопросы BFM.ru по поводу пожеланий Игоря Щеголева о саморегулировании IT-отрасли и создания соответствующей СРО ответили президент группы компаний «Ланит» и член правления АП КИТ Георгий Генс, а также президент «Руссофта» Валентин Макаров.

Георгий Генс: — Я считаю, что АП КИТ уже много лет реально представляет IT-индустрию, с ней активно взаимодействуют все другие ассоциации, включая «Руссофт». У АП КИТ есть только одна проблема — не удается наладить нормальный диалог с государством, в частности, с Минкомсвязи. На мой взгляд, это не вина ассоциации. В то же время нельзя сказать, что министерство не признает АП КИТ, относится к ассоциации как-то половинчато. Сотрудничество было бы полезно для всех, к нему есть огромнейший интерес у компаний, которые входят в АП КИТ. Поэтому никаких сверхассоциаций не нужно — ассоциация, которая представляет 95% IT-бизнеса в России уже есть.

Валентин Макаров: — Ассоциации бизнеса выполняют очень важную функцию диалога с государством. И во всем мире в каждой отрасли действует несколько ассоциаций, представляющих интересы разных сегментов. Они конкурируют между собой за членов и сотрудничают для решения общих задач. Есть и зонтичные ассоциации, представляющие интересы всей индустрии. Все вместе они формируют организованное сообщество. В России такой зонтичной ассоциацией, объединяющей интересы IT-компаний, является АП КИТ.

Создавать ассоциацию более высокого уровня или объединять все компании разработчиков в единую ассоциацию, наверное, можно, но зачем? Вопрос не в том, как ассоциации представляют себе диалог с государством, а как к этому относится государство.

Существует две формы взаимоотношений государства с организованным бизнесом: первый — диалог с ассоциациями бизнеса для решения общих задач, второй — передача государством части своих функций ассоциациям, чтобы снизить расходы бюджета и повысить качество исполнения функций.

Для диалога с государством ассоциациям нет необходимости иметь статус саморегулирования. Примеры — BITKOM в Германии, NASSCOM в Индии, ITAA в США и пр. И даже хорошо не иметь такого статуса, поскольку он ведет к финансовой ответственности ассоциации, а значит, государство получает рычаг влияния и на конкретных руководителей ассоциаций, и на принятие решений всей организацией.

Статус саморегулирования придуман государством и бизнесом для того, чтобы государство могло передать ассоциации бизнеса часть своих функций при условии наделения такой организации и соответствующей финансовой и административной ответственностью.

— Какие основные направления диалога IT-отрасли с регулятором можно выделить?

Г.Г.: — Это и вопросы стратегии развития IT-отрасли, и меры необходимые для того, чтобы развитие IT-отрасли шло более быстрыми темпами. Наша отрасль так или иначе будет развиваться, потому что она востребована. Вопрос в том, устраивает ли государство скорость ее развития. Нужно ли государству, чтобы доля IT-проектов, IT-компаний, IT-бизнеса в экономике росла, или его устраивает сложившаяся ситуация? Если нужен прорыв, то надо менять налоги, надо давать специальные льготы, надо не декларировать, а реально заниматься технопарками и другими проектами — нужны гораздо более активные действия. Если этих действий не будет, то отрасль не умрет, потому что она необходима и востребована. Если такие действия будут, то можно увеличить долю высокотехнологичных проектов с добавленной стоимостью, занять более высокую позицию в международном разделении труда.

В.М.: — Главным направлением взаимодействия IT-отрасли и государства является совершенствование законодательства в направлении его лучшего соответствия развивающимся условиям рынка и глобальной конкуренции. Конечно, рынок опережает законодательство, поэтому ассоциации все время подталкивают государство к изменению законов и порядка их администрирования (снижение налогов, устранение административных барьеров, получение государственной поддержки на глобальном рынке).

И пока речь идет о принятии решений, не требующих траты средств бюджета на поддержку конкретных компаний, все хорошо. Достаточно диалога, в ходе которого находится компромисс. И так продолжалось более 10 лет. Как только речь зашла о выделении денег из бюджета, возник вопрос контроля за выполнением условий выделения денег и вопрос возможной коррупции.

Практика показывает, что если распределением денег для бизнеса занимается государство, то неизбежно оба вопроса вырастают в огромные проблемы. Государство увеличивает меры контроля и доводит их до абсурда, когда стоимость соблюдения требований контроля становится выше суммы получаемых от государства средств. И по мере роста требований контроля растет коррупция.

В качестве лучшего решения этой проблемы во всем мире принята передача полномочий по распределению финансовых средств в ассоциации бизнеса при условии контроля за их деятельностью со стороны государства. При этом аккредитация компаний для получения ими льгот или субсидий остается за государством — обычно за Министерством экономики или соответствующей промышленности, а распределение льгот и денег осуществляет ассоциация на основе заявительного порядка от аккредитованных компаний.

Контроль за деятельностью такой организации осуществляется либо за счет участия государства в органах управления, либо приданием специального статуса саморегулирования, который ведет к финансовой и административной ответственности ассоциации перед государством. В качестве примера могу привести Финляндию, где внешнеторговая ассоциация FINPRO (с участием государства в органах управления) получает средства бюджета и управляет всеми торговыми представительствами страны за границей с целью продвижения финских компаний на мировом рынке. Аналогично в Индии — Совет по развитию экспорта (EPC) получает средства из бюджета и распределяет их по компаниям, аккредитованным при соответствующем министерстве.

Общим в обоих примерах является то, что такие внешнеторговые ассоциации создаются прежде всего для поддержки продвижения национальных производителей на мировые рынки. И как же иначе, ведь конкурентоспособность страны, как и уровень жизни и перспектива для последующих поколений, определяются тем, какие доли мирового рынка высокотехнологичной продукции и услуг занимают ее компании.

В России с нашими минеральными ресурсами мы еще только подходим к пониманию приоритетности поддержки высокотехнологичного экспорта. И показательно, что идея саморегулирования для поддержки экспорта возникла в индустрии разработки ПО во взаимодействии с Минкомсвязи.

— Есть ли на российском IT-рынке организация, которая могла бы вести диалог с государством от имени всей индустрии?

Г.Г.: — На мой взгляд, такая организация сформировалась и делает для защиты отраслевых интересов не меньше, чем ассоциации других отраслей. Лучший пример — Ассоциация российских банков, которую можно рассматривать как образец эффективного взаимодействия с государством.

В.М.: — СРО не может сложиться на ровном месте. Чтобы она появилась, необходимо наличие закона, регулирующего создание и функционирование СРО в данной отрасли. Изначально идея СРО проявилась в тех секторах экономики, где была необходимость лицензирования (страхование, строительство, аудит).

К счастью, в секторе разработки ПО нет требований лицензирования, а потому и не было потребности государства в СРО. Идея СРО в IT появилась тогда, когда государство задумалось об аккредитации компаний для получения льгот по социальным платежам. Такая аккредитация идет несколько вразрез с мировой практикой, но в переходный период она вполне могла бы послужить для становления практики.

Другим направлением деятельности СРО может и должна быть поддержка продвижения российских IT-компаний на глобальный рынок. По этим двум направлениям работы СРО мы и взаимодействуем с Минкомсвязи уже более года. Надеюсь, что в конце концов придем к значимому результату.

— Какие у АП КИТ планы по созданию СРО для разработчиков ПО?

Г.Г.: — К саморегулируемой организации разработчиков слишком много требований. Да и до конца не понятно, зачем она нужна. Пока идут обсуждения и вопрос ее создания «висит». На мой взгляд, в такой организации нет необходимости, без нее можно обойтись.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию