16+
Понедельник, 26 июля 2021
  • BRENT $ 73.78 / ₽ 5438
  • RTS1602.53
2 января 2009, 10:56 Недвижимость

«Недвижимость Белоруссии не пострадала от кризиса»

Лента новостей

Управляющий партнер компании Colliers International в Белоруссии и странах Балтии Михаил Морозов в интервью BFM.ru рассказывает, как кризис подействовал на рынки недвижимости этих стран, и сравнил положение дел у них с ситуацией в России и Европе

Михаил Морозов. Фото: личный архив
Михаил Морозов. Фото: личный архив

Управляющий партнер компании Colliers International в Белоруссии и странах Балтии Михаил Морозов в интервью BFM.ru рассказывает, как кризис подействовал на рынки недвижимости этих стран, и сравнил положение дел у них с ситуацией в России и Европе.

— Михаил, как в последние месяцы изменилась ситуация на рынке недвижимости в Белоруссии, Прибалтике и в странах Восточной Европы?

— Общая тенденция у всех одна — на фоне растущего финансового кризиса страдает не только ликвидность в каждой из перечисленных стран, но и замораживаются проекты везде: в Восточной Европе, в Белоруссии, в странах Балтии. Происходит это из-за отсутствия финансирования, из-за того, что резко возросли риски. Ситуация сейчас больше связана не с финансовым кризисом, а с экономическими реалиями — падение платежеспособности компаний, сокращение затрат, сокращение персонала, изменение планов и замораживание ряда проектов происходит на фоне корректировки и падения арендных ставок коммерческой недвижимости. Это общая тенденция, которая продолжается везде, это же касается и России, и Украины и практически всего блока новых стран, которые открылись для инвесторов в течение последних 10-15 лет. Насколько долгосрочна тенденция, пока сказать сложно, все сходятся во мнении, и мы придерживаемся такой же позиции, что дна мы еще не достигли, скорее всего, эта тенденция продолжится в 2009 году.

Дальше уже мы можем говорить о локальных отличиях этих рынков, потому что где-то государство играет большую роль и играет ее более успешно, с точки зрения поддержки, лоббирования интересов, как отдельных сегментов рынка реальной экономики, так и проектов. Где-то это происходит менее успешно, либо не происходит совсем, поэтому можно говорить о том, что на самотек пущены рынки стран Балтии. На сегодняшний день совершенно очевидно, что проблемы каждый должен решать самостоятельно, поэтому каких-то программ по поддержанию рынка на сегодняшний день нет, наоборот государства запрашивают помощь у МВФ, у ряда международных организаций для поддержания ситуации с обеспечением бюджетного дефицита, а также на поддержание локальных валют.

— А в Белоруссии идет какая-то государственная поддержка? Там же достаточно закрытая экономика, которая, как считается, и кризис легче переживает.

— Государственная поддержка там всегда шла, ничего не изменилось. Белоруссия с ее уровнем валюты, наверное, выиграла больше всего на сегодняшний день от кризиса именно за счет того, что государство встало на защиту местного рынка, на защиту его интересов. Правда, это оборачивалось достаточно высокой бюрократией и зарегулированностью всех процессов. Но в период кризиса это дало позитивный импульс, потому что там всегда контролируются цены на строительные материалы, там всегда даются преференции застройщикам с точки зрения реализации программы по строительству национального жилья. Также существует индивидуальный подход к тем компаниям, которые инвестируют в проекты общественные, социальные, культурные, спортивные. В данном случае можно сказать, что на фоне падающей активности в странах Балтии и в странах Восточной Европы, в Белоруссии эта активность в отдельных сегментах сохраняется. Происходит так в первую очередь на фоне того, что государство заинтересовано в реализации проектов, связанных с целым общественно-социальным блоком. Сейчас в США и в России запускается как новая программа по строительству школ, детских садов, объектов инфраструктуры, а в Белоруссии, например, эта программа достаточно развита и на протяжении многих лет существовала.

— Самый известный проект в Белоруссии, который консультировала компания Colliers International, это «Минск-Сити», амбициозная и масштабная застройка, которую часто сравнивают с «Москва-Сити». Что сейчас происходит на этой стройке? Объекты не заморожены?

— «Минск-Сити» как раз является довольно характерным примером отличия рынка Белоруссии от стран Балтии, от Восточной Европы. Он, безусловно, претерпевает определенные изменения, то есть объемы, запланированные к вводу в эксплуатацию, корректируются и сокращаются с учетом того, что финансирование ограничено. Но, тем не менее, этот проект не заморожен, он развивается как и целый ряд других проектов, которые реализуются не только российскими компаниями, такими как «Итера», но и компаниями из региона Ближнего Востока (ОАЭ, Оман, Катар, Ливан). Все эти объекты так или иначе связаны с многофункциональными комплексами, включая жилую недвижимость и коммерческую — торгово-развлекательную, офисную.

— Вы можете оценить в процентах, сколько проектов заморожено в Прибалтике? Из новых и из тех, которые должны быть реализованы в 2009 году. Ввод каких-то объектов сейчас подвергается сомнению?

— Достраиваться будут те объекты, которые подведены к вводу в эксплуатацию. А вот те, которые находятся на начальной стадии, почти все заморожены, цифра составляет от 80 до 90%. Начало реализации отложено до момента стабилизации в экономике страны. Также компании стремятся оценить новую стоимость объектов и доступность финансирования. Скорее всего, приступать к ним будут в 2011 году, вряд ли это произойдет раньше.

— Можно сравнить рынки Прибалтики и Белоруссии с рынком России? Я имею в виду строительный, девелоперский бизнес. Насколько ситуация в России лучше, чем в Прибалтике, или, например, в Белоруссии лучше, чем в России?

— Я думаю, что такие сравнения достаточно сложно сделать. Прибалтику точно сложно с чем-то сравнивать, потому что она отличается по масштабам, по структуре, по возможностям. Это все-таки страны с небольшим количеством населения, с меньшим масштабом реализуемых проектов, и опять-таки тенденции достаточно локальны. То есть нестабильная экономика, нестабильное бюджетирование на уровне государства ставит недвижимость в не очень комфортное положение, когда любые проекты могут быть остановлены по причине того, что какой-то из элементов программы, заложенный в развитие экономики, не сработал. Допустим, ухудшение показателей транзитной области, либо определенные проблемы в банковской сфере могут сразу повлиять на весь блок проектов недвижимости. В России и в Белоруссии, конечно, структура экономики более диверсифицирована: больше экспорта, больше валютной выручки, больше стабильных источников финансирования, и они разные. И группы компаний, инвесторов, строительные инвестиционные холдинги также работают на гораздо более широкий сегмент потребителей. Также государство делает заказы. Есть и категория платежеспособных потребителей, которые и в период кризиса продолжают реализовывать свои проекты за счет тех накоплений, которые у них есть. Есть также компании со стабильным источником дохода, который существует даже в период общего падения.

— Вы можете рассказать какую-нибудь историю, которая для вас запомнилась больше всего в этой кризисной ситуации? Чему лично вы, как топ-менеджер, научились в этот кризис?

— Компания должна быть гибкой, она должна планировать различные сценарии, всегда иметь план В и план С. Важно предугадать, насколько быстро может измениться обстановка и среда вокруг тебя, поэтому очень важно (мы это наблюдаем на опыте своих клиентов) иметь все-таки различные варианты развития. Главное, чтобы рычаги управления всегда оставались в твоих руках. Особенно в том, что касается изменения структуры бизнеса, сокращения расходов, переориентации, перепрофилирования. Способность адаптироваться к изменившейся среде обитания является одним из самых главных конкурентных преимуществ. То есть, ты играешь в футбол, и в какой-то момент понимаешь, что все остальные уже играют в хоккей. И вот если ты способен быстро к этому адаптироваться, принять новые правила игры, измениться сам, изменить свой подход и, безусловно, внутреннее психологическое восприятие этой кризисной ситуации, вот это все и влияет на результат конкурентоспособности.

— А как же все-таки изменилась Colliers International за 2-3 самых пиковых, самых кризисных месяца? Какие-то сокращения, какая-то оптимизация произошла внутри компании?

— Весь «жир», накопленный за период спокойной работы, сейчас испаряется. То есть компания становится более цельной, более сжатой с точки зрения ресурсов. Безусловно, мы сейчас повышаем эффективность работы каждого из сотрудников и стараемся прийти в более оптимальную спортивную форму, чтобы вместо «жира» были такие «кубики на животе».

— Многих людей и в Прибалтике, и в России волнует ситуация с Parex banka. Как она будет развиваться? Вы работаете с этой структурой?

— Мы знаем ситуацию, но не очень тесно работали с ними, так исторически сложилось. Если говорить одним словом, то остается надежда. Насколько эта надежда оправданна — время покажет. Пока в государство переняло оперативный контроль, как нам кажется, достаточно профессиональные менеджеры для этого привлечены, поэтому есть все-таки высокая вероятность того, что в следующем году ситуация стабилизируется, и частные вкладчики, и юридические клиенты банка не потеряют те деньги, которые вложены. В данном случае тот факт, что государство переняло не только управление, но и гарантирует все вклады, это тоже дает определенный уровень обеспеченности.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию