16+
Вторник, 16 октября 2018
  • BRENT $ 81.29 / ₽ 5317
  • RTS1165.87
4 декабря 2015, 22:23 Авто

Транспортный коллапс на МКАД не удался, но дальнобойщиков услышали

Лента новостей

Дальнобойщики не смогли провести протест на МКАД — так называемую улитку. По словам самих участников акции, у них не было таких планов, а заторы произошли из-за самой полиции. Но несмотря на препятствия, водители добились того, чтобы власти их услышали

Автомобили на МКАД, 4 декабря 2015.
Автомобили на МКАД, 4 декабря 2015. Фото: Сергей Бобылев/ТАСС

К вечеру пятницы движение по внешней стороне МКАД в районе Ленинградского шоссе нормализовалось. Большегрузы уехали. Напомним, что в середине дня полиция перекрыла на МКАД 4 полосы движения, чем, предположительно, и была вызвана большая пробка.

В самом ГИБДД сообщили, что полиция проводила на кольцевой спецмероприятие, которое «совпало» с акцией водителей большегрузных автомобилей. Обозреватель Business FM Иван Медведев, который весь день работал в Химках, наблюдал за действиями водителей большегрузных машин. По его словам, чтобы помешать дальнобойщикам остановить МКАД, полиция остановила МКАД. Это если коротко о том, что произошло в пятницу. Перекрыв движение на съезде с кольцевой на Ленинградку, сотрудники ГИБДД помешали ехать по МКАДу перевозчикам, не принимавшим участие ни в каких акциях протеста, у многих из них уже даже были установлены транспондеры «Платона». Тем же, кто собирался провести операцию «улитка», полицейские не дали покинуть пределы стоянок. Максимально близко к Москве подошли две группы дальнобойщиков. Одни добрались до стоянки в Люберцах, другие встали на парковке «Меги» в Химках. Представители профсоюзов говорили о том, что под Москвой находятся тысяча фур. По факту на местах можно было видеть по паре десятков грузовиков и растерянных водителей. Они понимают, что для того, чтобы прорываться к кольцевой, придется таранить машины полиции, но никто не хочет этого делать. Уезжать обратно обидно. Получается, зря простаивали неделю, а кто-то и три. Все чего-то ждут, но уже догадываются, что ничего не произойдет:

- Пока непонятно, нет координаций действий. Мы не можем начать, здесь нас загнобили, через два часа кто-то рыпнулся в другом месте, и получилось тоже самое.


- Помимо Химок и Люберец есть еще какие-то точки притяжения?


- Я думаю да, но у меня нет точной информации.

На парковке в Химках проходит слух: сюда едет ОМОН — водители рассаживаются по кабинам. Они настаивают: никто не хочет обострять ситуацию, никто не хочет конфликтов. Подъезжает «ПАЗик» с тонированными стеклами. Оттуда выходит омоновец, о чем-то говорит с полковником, который на месте отвечает за коммуникации с водителями. Короткая беседа, и «ПАЗик» отъезжает обратно. Дальнобойщики выходят из кабин, общаются с прессой. Задаю вопрос: что привело вас сюда — нежелание выходить из тени, боязнь того, что вас начнут взвешивать и выяснится, что вы идете с перегрузом; так ли много для вас значат полтора или три рубля за километр? Звучит обоснованный ответ, с цифрами:

- Я в месяц зарабатываю 180 грязными. Из них мне надо отдать половину на солярку, это получается, грубо говоря, 90 тысяч. Потом я должен заплатить транспортный налог.

- Сколько?


- 30 тысяч в год. Ну, это грубо говоря, ну, пусть 3 тысячи. Потом мне надо отложить на запчасти. Одно колесо, если раньше оно стоило 10 тысяч, то теперь 15-16, а если Michelin, то за 25, а может сейчас уже под 30. Понимаете, ну как сказать, грубо говоря, рейс Ярославль — Москва, я должен буду отдать 1,5 тысячи в день. Если я делаю 20 рейсов, то у меня получается 30 тысяч в месяц.


- Скажите, а вот переговариваясь с перевозчиками-частниками которые просто решили в это время работать, как вы к ним относитесь, или как они к вам относятся? Профессиональное сообщество, как разделилось?


- Они все начинают плакать, что у них кредит, а кредит у нас у всех, просто люди не верят в государство. Человек со мной работает, мы с ним договорились, стоим неделю или две. Ввели «Платон» с 15 числа, с 16-го он побежал уже в «Платон». Я говорю ему, что ты делаешь? Он говорит: «Понимаешь, я не верю, все равно ничего не решить».

Следующий аргумент: я не хочу переплачивать, не как перевозчик, а как гражданин. И далее водитель-дальнобойщик подробно объясняет, почему, по его мнению, товары подорожают не на несколько копеек, как утверждают в Росавтодоре:

Нам говорят, что у нас хлеб подорожает на копейку, и литр молока подорожает на копейку всего лишь, если поделить. Извините меня, а хлеб, чтобы вырастить, нужно сначала солярку привезти тракторам, которые пахать будут. Потом этот хлеб нужно собрать, зерно отвезти на элеватор, с элеватора зерно отвезти на мукомольный, потом на пекарню. Это все куда войдет? Сейчас говорят 1,53, потом 3,06, потом 3,73, а дальше не представляю, насколько может вырасти.

По рации опять говорят, что едет ОМОН, что едут внутренние войска, но приезжает депутат от КПРФ Родин. И долго рассказывает дальнобойщикам о том, что за них есть кому вступиться, что голосовать нужно за тех, кто выведет «вражеских Ротенбергов и Чемезовых» на чистую воду. Разговор заходит уже о космосе и челноке Буран. Дальнобойщики слушают, кивают, соглашаются, что коррупция — это плохо. Журналисты окончательно теряют интерес к происходящему, как вдруг Родин решает лично провести в лагерь собравшихся еще одну фуру, которая стояла на Ленинградке, и идет к полковнику:

- На каком основании вы не пускаете сейчас сюда коллег?


- А каких коллег?


- Коллег-дальнобойщиков.


- Каких? Где они? Я их не вижу.


- Вон те машины стоят, вот стоят.


- Хорошо, я сейчас сяду в машину и сюда проеду. Вы будете обращать внимание, кто я? Я вам представился, все.


- А я вам тоже представился.


- Я въехал сюда на своей машине и никого не спросил. И на этой въеду.

И въехал. Под аплодисменты собравшихся. На столь высокой ноте Родин еще раз позвал всех на субботнюю встречу с депутатом. Все сказали, что придут. Когда один из журналистов спросил депутата, а не пиарится ли он, дальнобойщики бросились защищать того, кому поверили. В итоге сложилось впечатление, что уставшие от нескольких недель протеста водители, осознающие, что с такой координацией им остается только стоять на парковках, в итоге решили сами себя убедить в том, что их протест принес результат. Вот что сказал один из самых активных дальнобойщиков ближе к вечеру пятницы:

Вы сегодняшней акцией на данный момент довольны, можно ли говорить, что вы не поедете на МКАД?


- На сегодняшний день я думаю, что не поедем. Я уже подходил и полковнику об этом сообщал, чтобы они были спокойны. Никаких таких мер предприниматься не будем. Еще раз повторяю, что не было такой цели.


- Я так понимаю, что у вас конкретного плана действий не было вообще?


- Мы не организация, здесь мы собрались с разных городов. Договор был у нас только о сборе для того, чтобы обсудить тему «Платона».


- Сегодня получается, что вы здесь остаетесь, не уезжаете?


- Никуда не едем.


- Полковник обещал вас никак не трогать?


- Он сказал, что вы ведете себя прилично, ничего не нарушаете, можете быть спокойны. Я ему сказал, что вы тоже можете быть спокойны, потому что мы не собираемся предпринимать какие-то действия.

Внимание к себе перевозчики привлекли: пресса была, но ни одного микрофона с лейблом федерального телеканала в Химках я не видел. С другой стороны, не будь они так настойчивы, вряд ли Дума сразу в трех чтениях приняла бы поправки, все-таки действительно смягчающие условия работы системы «Платон».

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории

BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию