16+
Пятница, 23 октября 2020
  • BRENT $ 41.51 / ₽ 3179
  • RTS1155.24
19 октября 2010, 18:20

Как управиться с пенсионными деньгами

Лента новостей

Генеральный директор ЗАО «КапиталЪ Управление активами» Евгений Зайцев в интервью Business FM рассказал о том, как строится бизнес его компании, о рисках бизнеса, о его перспективах

Генеральный директор ЗАО «КапиталЪ Управление активами» Евгений Зайцев в интервью Business FM рассказал о том, как строится бизнес его компании, о рисках бизнеса, о его перспективах.

— Когда создаются управляющие компании, какую цель ставят учредители? Думают ли они о том, чтобы развивать этот бизнес таким образом, чтобы потом его можно было продать?

— Это некая цель, но не практическая, а стратегическая. Так что не совсем правильно говорить: я точно хочу продать этот бизнес. Самое главное — сначала нужно из него сделать бизнес. А это не очень простая задача.

Если говорить об общей идее, то надо создать компанию, понятную, не только для себя, как акционера, но и для рынка, для клиентов.

— Какого клиента выбирает компания «Капиталъ»?

— Этот выбор был сделан достаточно давно. И как показали события всего этого времени, в том числе события 2008 года, это был правильный стратегический выбор. С уверенностью могу сказать, что на ближайшую перспективу самый стратегически правильный сегмент нашего рынка — это институциональный клиент, прежде всего это пенсионные деньги. В этом смысле наша клиентская база — институциональные клиенты, решающие задачи, которые можно количественно оценить в каком-то период времени. Это, в первую очередь, негосударственные пенсионные фонды, есть еще страховые компании.

— Но страховые компании сами создают свои управляющие компании, то есть зачастую сами хотят управлять деньгами.

— Бывает так, что и на рынке пенсионных денег есть акционеры как негосударственного пенсионного фонда, так и управляющие компании. Здесь стратегический вопрос не в этом. Он в том, для чего создаются такие управляющие компании. Мы помним пример «Энрона». Замечательная история, отягощенная тем, что там практически все активы были вложены в акции самого «Энрона». В результате, ни «Энрона», ни пенсионного фонда — в один день.

Есть такая аналогия, если ты не выстраиваешь этот бизнес лицом к рынку, а пытаешься использовать его для перераспределения своих потоков, это не бизнес. Здесь просто не может быть бизнеса.

— Большинство населения не понимает, нужно ли вообще что-либо делать со своими пенсионными накоплениями, куда-то их перенаправлять. Какой объем денег у негосударственных пенсионных фондов есть? Да еще чтобы они действительно передали эти деньги на управление в управляющую компанию типа вашей?

— В этой идее рынок слился с государством — в хорошем смысле. В России проблема пенсий — это проблема будущих бюджетов, что и позволяет создавать некую общую историю, общий подход — вместе бизнеса и государства. То есть если проанализировать то, что делается сейчас, олицетворяя некую политику на рынке, то идея, которая была донесена до бизнес-сообщества, для нас достаточно понятна. Мы вместе пытаемся правильно построить будущие пенсионные потоки Российской Федерации.

— Но почему именно негосударственные пенсионные фонды являются самыми лучшими, надежными, долгосрочными клиентами для развития бизнеса по управлению деньгами?

— Если посмотреть, какие деньги движут, в том числе и финансовый рынок, это, прежде всего, пенсионные деньги. В разных странах это по-разному. Если взять Америку, то это 80% денег, которые есть в тех же фондах. 80% экономически активного населения так или иначе участвует в финансовом рынке, и прежде всего через свои пенсионные планы. Да, у нас немножко это отличается, но мы тоже движемся по этому пути.

— А какие-то цифры это доказывают? Растут ли средства негосударственных пенсионных фондов?

— Если мы, как «Эссет Менеджмент», который привлекает деньги с рынка, а мы действительно именно этим занимаемся, получили в год 50 миллионов пенсионных денег, мы были счастливы. Это было до 2008 года. Несмотря на кризис в 2009 году у управляющей компании «КапиталЪ", которая в нашем бизнесе занимается именно пенсионными деньгами, общий поток за год составил 300 миллионов долларов. С этой точки зрения, какие еще нужны доказательства, что именно этот сегмент двигает экономику в целом.

— Мы опять же оттолкнулись от оценки стоимости бизнеса. Хорошо, допустим, вы сейчас цифрами доказываете, что бурно растет клиентская база через пенсионные негосударственные фонды, что она долгосрочная. А маржа, которую зарабатывает управляющая компания на управлении пенсионными деньгами, она выше или ниже маржи управляющей компании, которая просто берет в доверительное управление средства корпорации или средства частного лица?

— Такой показатель, как собственная рентабельность, наверное, очень важен. Но если вы строите долгосрочный бизнес, который явно не определен интервалом 1–2 года, то какие-то текущие показатели, конечно, хорошая вещь, но вся линия поведения и акционеров, и топ-менеджеров заключается в другом — важно построить системный накопительный бизнес. И тут, да, работать с физическим или с юридическим лицом — это некая стратегия сегодняшнего дня, потому что это деньги до востребования.

— Но все-таки при управлении деньгами индивидуальных клиентов маржа выше?

— Да, конечно. Если вы занимаетесь корпоративным сектором, то это, скорее всего, какие-то временно свободные деньги. Завтра вашему клиенту они могут понадобиться — если это предприятие, то, например, на какие-то инвестиции. Год, в лучшем случае, они будут у вас в управлении. Поэтому, конечно, даже на этом коротком интервале, вы пытаетесь извлечь прибыль для себя как для управленца.

— Клиентская база, состоящая из пенсионных и страховых клиентов, представляет собой мощный фундамент стоимости бизнеса. Но, наверное, не только пенсионные и страховые деньги являются базой для долгосрочного развития, есть еще и ПИФы. Это тоже массовая база. Может быть, не вы, но другие будут создавать бизнес на управлении деньгами ПИФов?

— Уже создают. Есть уже на рынке такие компании. Сегодня российские паевые инвестиционные фонды ориентированы больше на розничного инвестора. Пусть 2% экономически активного населения России так или иначе участвует в фондовом рынке. Это не обязательно паевые инвестиционные фонды. Это и народные IPO наших госбанков и т. д. Но, опять-таки, они участники той же самой пенсионной системы, где каждый год люди все больше приобщаются к мысли, что им нужно задумываться, а что они будут иметь через 20–30–40 лет. Нужно что-то делать с точки зрения своих инвестиций. И эта часть рынка получит некий финансовый ресурс именно со стороны пенсионных денег. И я не очень уверен в том, что какая-то другая модель в этом сегменте обгонит эту.

— Вы твердо верите в государственные пенсионные фонды как в главную клиентскую базу для развития своего бизнеса. Но во время кризиса ФСФР сказала большой группе управляющих компаний, что они неправильно управляют деньгами и что пенсионным фондам надо срочно средства из этих управляющих компаний забирать. То есть вмешался кризис, а на волне кризиса ФСФР вмешалась в бизнес.

— ФСФР как регулятор, который имеет возможность регулировать эти отношения, так никогда не говорила. Я имею в виду негосударственные пенсионные фонды и управляющие компании. Надо сказать, что участники рынка пережили эту ситуацию прежде всего вместе.

—Как все это разрешилось в течение года?

— Обязательства негосударственных пенсионных фондов, которые были зафиксированы ими перед своими вкладчиками, несут сами негосударственные пенсионные фонды. В той ситуации, которая сложилась, эти фонды посмотрели и задали вопрос, а где же наши деньги? И сколько они стоят? У вас там, в управляющей компании, 20 рублей не хватает на данный момент. Конечно, в управляющей компании, в свою очередь, сказали, слушайте, у нас же все ваши активы вложены именно туда, куда вы нам предписали их вкладывать. В чем проблема? Сегодня 31 декабря 2008 года облигация надежного эмитента не стоит ста рублей. Рыночная оценка — 80%. Но гасится она в следующем году по номиналу. Вы получите свои 20 рублей в следующем году.

— Что ФСФР на это ответила? У них закон есть...

— Опять-таки участники рынка нашли в себе мужество ответить правильно. Все понимают. Давайте не будем дальше ссориться, а просто пойдем навстречу друг другу. И движение было с двух сторон. Часть убытков была компенсирована акционерами, учредителями негосударственных пенсионных фондов из своего кармана.

— У них был выбор — например, изъять деньги из управляющей компании, либо оставить, но покрыть разницу.

— Выбора как такого не было. Вы можете изъять, но дальше вам придется заниматься этим самим. Этот же риск вы должны будете принять сами на себя. Но какой в этом смысл?

— Сколько им это стоило?

— Мне известны цифры порядка 100 млн долларов.

— А как он их обратно получит?

— Это можно проиллюстрировать с точки зрения нашей темы разговора. Та часть, на которую мы строим бизнес, она же общая и для акционеров управляющей компании и для акционеров негосударственных пенсионных фондов, учредителей. Деньги были даны в собственный капитал. С точки зрения акционеров, учредителей фонда, все эти деньги поменяли форму собственности. Если в АО вы можете надеяться на отдачу с каких-то ваших инвестиций через распределение в виде дивидендов, то в случае с некоммерческой организацией такого не происходит. Максимум, на что вы можете надеяться, 15% от инвестиционного дохода, который тратится на собственное содержание.

Нет источника обратного получения денег акционером, который вложил деньги в собственное имущество пенсионного фонда, а тот выдал эти деньги пенсионерам. Кроме одного — только через оценку негосударственного пенсионного фонда как бизнеса с возможной последующей его реализацией. Вы сегодня дали 100 миллионов. Через 10 лет этот бизнес будет стоить в пять раз больше.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию