16+
Среда, 12 декабря 2018
  • BRENT $ 60.46 / ₽ 4012
  • RTS1134.71
1 марта 2009, 15:43 Макроэкономика

«Сегодня предпринимательский дух убит»

Лента новостей

Первый заместитель председателя Госдумы по законодательству Владимир Груздев в интервью Business FM рассказал, какие выводы законодатели и чиновники должны сделать из предложений бизнес-сообщества о путях выхода из кризиса

Владимир Груздев. Фото: BFM.ru
Владимир Груздев. Фото: BFM.ru

Первый заместитель председателя Госдумы по законодательству Владимир Груздев в интервью Business FM рассказал, какие выводы законодатели и чиновники должны сделать из предложений бизнес-сообщества о путях выхода из кризиса.

– Дискуссия на этом форуме была очень откровенной по поводу стадии кризиса. Цитата Дворковича: «Государство не будет помогать бизнесу». Ваши комментарии.

– Это вырванная из контекста фраза. Речь идет о том, что массовой поддержки не предполагается, есть мониторинг. Государство будет вмешивать в тех случаях, когда предприятия попадают в сложную ситуацию.

– В том, что говорил Дворкович, была отсылка к той политике, которая проводилась в конце года, когда ВЭБ поддерживал котировки акций.

– Он до сих пор их поддерживает. Это было не совсем правильным решением.

– Когда в ВЭБ выстроилась очередь за деньгами от крупных компаний?

– Из 50 млрд получено только 11 млрд. Почти 40 млрд остались невостребованными.

– С этой фразы развернулась дискуссия о том, были ли эффективны те меры поддержки, которые проводились осенью?

– Со стороны государства нужен системный подход. Прямая поддержка предприятий необходима только в том случае, если это именно та таблетка, которая в данном случае нужна. Это снижение налогов, решение вопроса НДС, перевод малых предприятий на упрощенку.

– В словах Дворковича мы услышали некое отрицание, переоценку той политики, которая проводилась осенью.

– Когда в октябре предпринимались действия, все они, за исключением выделения денег на покупку акций на бирже, были правильными. Мы избежали паники на банковском и финансовом рынках. Мы смогли напитать наши банки ликвидностью. Но тогда мы говорили, что это не ликвидность, а эти деньги пойдут в экономику. Мы говорим о беззалоговых кредитах ЦБ и аукционах Минфина, на которых банки получали беззалоговые деньги. Чтобы они рефинансировали деятельность экономики. Но они рефинансировали только свою ликвидность.

То, что банковская система устояла, это хорошо. Но на сегодняшний день ресурсов у государства становится меньше. У нас есть большая социальная программа, которую нужно выполнять. Государство сегодня более экономно подходит к расходам. Расходная часть бюджета за счет инвестиционных и иных статей бюджета не социального характера будет уменьшатьсяСейчас то, что мы не напитываем дальше деньгами банки, а представляем эти деньги на определенных условиях, это тоже правильно.

– Дворкович говорил о том, что важнее всего для человека и бизнеса – безопасность. Эту безопасность государство не гарантирует. Дальше продолжил, что бизнесу не стоит использовать кризис для того, чтобы попытаться что-то выиграть.

– Тезис прозвучал о другом. В условиях кризиса бизнес не должен пытаться съесть друг друга. Речь шла о рейдерстве. Один из выступающих сказал, что во времена кризиса – это как засуха. Все животные подходят и пьют воду и хищники нападают на других животных. Примерно то же самое и сейчас.

– В этом контексте и звучало слово безопасность?

– Это не вопрос безопасности, это вопрос правил поведения. Нельзя бить лежачего. Если какие-то корпоративные скандалы с применением технологий будут происходить в кризисные времена, то это не будет поддерживаться нами, как законодателями. Более того, мы будет усиливать уголовную ответственность за подобного рода действия. Правительство приняло решение об установлении уголовной ответственности за инсайд, это тоже одна из форм рейдерства. Использование инсайда, чтобы поднять или опустить котировки.

– Цитата Никиты Белых, теперь губернатора Кировской области. Он взывал к тому, чтобы мы перестали внушать населению мысль о том, что кризис явление очень кратковременное, и буквально с 1 июня или с 1 сентября все опять вернется на круги своя. Он считает, что это вредно, потому что формирует неправильные ожидания.

– Он не так сказал, он сказал о том, что у людей складывается ощущение, что кризис – это явление временное, и задача средств массовой информации, государства, правительства – честно информировать граждан. Это спорный достаточно элемент, на самом деле никто не знает, сколько продлится кризис. Безусловно, лучше рассчитывать свои силы на более длительный срок, но и тоже, что называется кошмарить граждан, говорить, что кризис на 10 лет, и все ваши 5 тысяч рублей, которые у вас есть на сберкнижке, вы должны растянуть на 10 лет, это тоже, наверное, неправильно.

– Теперь к слову кошмарить. Оно звучало тоже очень часто в ходе этой оживленной дискуссии. Андрей Шаронов говорил о том, что по-прежнему нет нормальных условий для создания нового бизнеса, в условиях, когда растет безработица...

– Он говорил о предпринимательском духе. Действительно, у нас на сегодняшний день уровень желания граждан заниматься бизнесом находится на очень низком уровне, и ожидания предпринимателей тоже на низком уровне, поэтому, действительно, эта проблема есть. Сегодня, к сожалению, предпринимательский дух убит, и в принципе, конечно, это очень плохо. Если мы все-таки сможем предложить обществу какие-то интересные идеи...

– Внушающие доверие, понятные&

– Совершенно верно. Но интересные идеи, и те идеи, которые, действительно, будут поддержаны государством, не только на самом высоком уровне, а, что называется, до последнего постового милиционера, до последнего проверяющего, то тогда у нас значительно легче будет происходить выход из кризиса.

– Он же говорил о том, чтобы хотя бы на время кризиса заменить разрешительную систему в бизнесе на уведомительную. Чтобы, как в начале 90-х годов – хочешь идти торговать, иди торгуй.

– На сегодняшний день многое в бизнесе либерализовано. Он говорил именно о том, что все-таки,давайте мы как можно быстрее решим вопрос с саморегулируемыми организациями, где предприниматель будет заинтересован в выпуске качественной продукции, и эта организация будет нести за него ответственность. Это, наверное, правильно.

– Прежде всего, он говорил об административном давлении, которое, несмотря на те меры, которые были предприняты, по ощущениям предпринимательского сообщества, не ослабло.

– Конечно. Кто-то же сказал, что чиновники пока еще не привыкли жить в условиях кризиса, и их интересы, и аппетиты пока еще не уменьшились.

– Я еще раз процитирую тогда Шаронова, а вы, может быть, поясните и приведете пример. Он сказал: «Ну, в конце концов, в условиях, когда цены на нефть были такие высокие, благоденствие еще можно было сделать. У нас проекты в 2, в 4 раза дороже аналогичных за границей, тогда это можно было допустить, но сейчас уже нельзя».

– Речь идет о производительности труда. Сейчас мы начинаем думать о ней. Что мешало нам думать раньше? Куда была эта гонка за капитализацией, биржевыми котировками, и так далее? То есть, люди вместо производства, вместо занятия предпринимательством занимались финансовой рулеткой. Вот те, кто ставил больше на эту рулетку, те сегодня находятся в более тяжелом положении. Те, кто поставил меньше – те в менее плохом. Но, в принципе, пострадали все.

– Наконец, о налогах. В выступлениях очень многих участников звучало – как сделать так, чтобы бизнес мог стартовать, начинать новые проекты в новых тяжелых условиях, и выживать. Вот здесь уже вопрос к вам, как к заместителю председателя Комитета Госдумы.

– К сожалению, вынужден констатировать, что предложения по радикальному пересмотру налогов не находят поддержки у нашего либерального крыла правительства. Тот же Аркадий Дворкович, который предлагал в свое время и снижение НДС, и снижение социального налога. Вполне естественно, что любой чиновник опасается, что после принятия того или иного решения будут выпадать доходы, но если мы понимаем, что даже в тучные времена мы с вами не смогли этого сделать, то, значит, мы должны это делать сейчас. Это правдивый взгляд на ситуацию. Сегодня многие предприятия перестают платить налоги, просто потому, что у них нет денег, и оттого, что налоги будут высокие, от этого деньги у них не появятся. Но если налоги будут более низкие, то есть шанс, что у предприятий появится наличность в обороте, и тогда они смогут расплатиться со своими подрядчиками, со своими работниками, и заплатить налоги.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории

BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию